ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я, разумеется, не стал ей объяснять, что я вообще еле сдерживаюсь, чтобы не заржать на весь плац – ибо ясно, что несчастный парень обделался не только с испуга. И если милому «юноше» будет угодно, то с ней еще и не то приключится.

Я пожал плечами, подтолкнул вперед Тин и полез в рубку вслед за ней. За мной через проем створа легко перемахнул Гест, следом – Эрц и Детеринг.

– Вы говорите, что это – боевая машина? – удивился Гест, разглядывая меховые чехлы кресел, ковровое покрытие на полу, светлый потолок и аккуратную отделку панелей управления. – Интерьерчик ничего себе…

– Я вижу, вы привыкли жить в роскоши, – кивнула Эрц, мне прямо неудобно ходить здесь в мокрых сапогах.

– Ну, этот пол сложно испачкать, – махнул рукой Детеринг, – он почти все впитывает без следов. Впрочем, господа, мы еще поговорим об этом… я хочу показать вам танк.

«Видимо, он слетал за ним, пока я дрых», – решил я, открывая дверь десантного салона.

– Тин, малыш, достань, пока мы ходим, пиво, – сказал я вполголоса. – И какой-нибудь сок.

Мы прошли через десантный, я сдвинул дверь транспорт-дека и шагнул внутрь. Вспыхнул свет. Передо мной стояла черная махина ТТТ.

– Ну вот он, наш красавец, – услышал я голос Детеринга и протиснулся вдоль борта к корме, чтобы освободить место в тесном деке, – весит он около двухсот ваших карг, имеет тяжелое бронирование, очень сложную и разнообразную систему вооружения, пригоден для действия в разнообразных атмосферах и без них, даже для действия в агрессивных средах – то есть при высоких температурах и давлении. В определенных пределах, конечно.

– Гм… – Гест прошелся вдоль левого борта до кормы, вернулся обратно, задумчиво подергал гусеницу, – мощная, наверное, штуковина. И какой у него запас хода?

– Двенадцать суток полных оборотов в земных условиях, – ответил Детеринг. – Чем хуже условия, тем ниже срок ходовой автономности, потому что защитные системы жрут много энергии.

– Ничего себе… И вы хотите утащить эту штуку дирижаблем? Но для чего?

– Идемте в рубку, – мотнул головой Детеринг, – промочим горло.

Тин уже извлекла из пола складной столик, а из потолка – треугольные пакеты с пивом, оранжем и сиу.

– Прошу садиться. Разворачивайте кресла к центру, если угодно отрегулировать жесткость или наклон спинки – сбоку имеется рукоятка. Итак, – Детеринг сунул в зубы сигарету, – угощайтесь. Пакеты открываются вот так… Бокалов, увы, у нас нет, но уверяю вас, пакет абсолютно стерилен – как изнутри, так и снаружи.

– А что это? – осторожно поинтересовалась Эрц.

– То, что у вас в руках, мадам, сладкий фруктовый сок, абсолютно натуральный, без какой-либо химии. Этот фрукт – он называется «оранж» – изображен на пакете. А господин Гест держит в руках напиток, содержащий легкий алкалоид растительного происхождения.

– О, – оживился Гест, – у вас тоже есть алкоголь? А что тут написано?

– Это эмблема производителя, – ответил я, – фирма «Вест и сын», кажется.

– Выбор Геста мне абсолютно ясен, – рассмеялась Ильмен, прихлебнув оранж, – О, вкусно! Надеюсь, господин Королев, у вас нет ничего по-настоящему пьянящего?

– Не надейтесь, – Танк скорчил шаловливую рожу, – и если господин Гест соблаговолит угостить нас приличным обедом, я обещаю захватить с борта бутылочку отличного алкогольного напитка.

– Непременно, друг мой! – рявкнул Гест, сделав добрый глоток пива. – Сегодня же!

– Замечательно. Так вот, – Детеринг зажег сигарету, – кстати, не пугайтесь, это тоже легкий растительный алкалоид, но пробовать не советую, нужна привычка… не беспокойтесь, вентиляция включается автоматически… так вот, отвечая на ваши вопросы… Это, – он обвел рукой рубку, – универсальная машина, рассчитанная как на полеты в атмосфере, так и в космосе. Это, если хотите, боевой звездолет малого радиуса действия. Для атмосферных полетов используются двигатели, работающие по принципу… гм… ну, короче говоря, использующие энергию гравимагнитной переменной… ни черта не понятно? Не важно. Когда-нибудь… Ну а для полетов в космосе имеются F-моторы со сверхсветовой скоростью истечения потока… не спрашивайте, что это такое, это иррегулярная математика. Моих математических познаний едва хватает на то, чтобы проложить курс при помощи штурманского мозга – грубо говоря, я знаю, на какую кнопку когда нажать. В общем, все это не важно. Разумеется, эта машина не может использоваться в качестве полноценного звездолета, так как имеет лишь шесть часов сверхсветового хода. Что касается вооружения, то тут дело посерьезнее. При удачном стечении обстоятельств я могу разворотить легкий боевой корабль, да… В основном эта машина предназначена для разведывательно-боевых действий одиночным порядком. Она имеет сложную и высокоэффективную систему защиты, через которую не пробьется никакое ваше вооружение, довольно большой срок автономности, мощную систему связи, системы поиска цели и наведения на цель, она, несмотря на свои размеры, очень маневренна и в умелых руках… очень и очень опасна.

Гест восхищенно покачал головой.

– Но для чего дирижабль?

– Теперь – к моему плану. Мне кажется, что уязвимое место батареи – генераторная секция – находится именно в этом подземном городе. Прошу вас быть внимательными, господа. С этого момента ни одна деталь нашего плана не должна стать достоянием… кого-либо… Вы меня поняли?

– Вполне, – серьезно ответил Гест.

– Разумеется, – кивнула Ильмен.

– Я раскрою карты, господа… И прошу не иметь ко мне претензий… Если Крокеру станет известно о моих планах, точнее, о деталях… я швырну на эти генераторы свой катер, а вам устрою лучевой катаклизм гораздо хуже ядерного взрыва, и корабль сядет, он сядет так или иначе, и две первых головы, которые слетят, – ваши головы, господа. Надеюсь, я не обидел вас своей прямотой, я просто не терплю недомолвок.

– Я вполне с вами согласна, – сказала Ильмен, и ее глаза вдруг потеплели. – Это, по крайней мере, честно.

Гест потер виски.

– У нас есть начальство… и к тому же я не верю в их шпионов… в нашей разведке.

– Кто знает, Гест? Вы знаете? Я – нет. Зато я знаю то, что планы Крокера более чем серьезны, и я знаю, что он имеет весьма широкий спектр боевых специалистов. В Галактике пруд пруди авантюристов, и совесть у них самая разнообразная. Только Империя, знаете ли, насчитывает двенадцать планет и сорок миллиардов населения. И еще девять разумных рас, подписавших Договор о торговле и перемещениях. И Айоранские Миры – как ваш. Мы точно знаем, что их было семь… но пока открыли только четыре.

– Что такое «Айоранские Миры»? – спросила Эрц.

– Чуть позже… И еще негуманоиды. И еще следы древних миров… А вы, дружище Гест, не верите… А я вот не знаю, во что мне верить, а во что – нет. Ну ладно… Итак… необходимо найти мощный дирижабль без экипажа и быстро, в течение двух суток, переделать цистерну в контейнер для танка. Причем переделать так, чтобы внешне он от цистерны не отличался. Думайте. Только быстро.

Детеринг задумчиво глотнул пива, достал новую сигарету. Я тоже закурил. Конфедераты молчали. Гест приканчивал третий пол-литровый пакет пива и пощупывал подбородок. Ильмен очаровательно закусила нижнюю губку.

– Без Комптена этого не сделать, – наконец произнес Гест. – Дирижабль нужно купить. Иначе – никак. Мы не можем принудить транспортную компанию на подобные… гм… расходы.

– Стоп, – перебил Детеринг. – Вы профессионалы, и я профессионал. Я понял ход ваших мыслей. Уломать компанию можно, но нужно время. Хорошо – купить. Вопрос, как я понимаю, – на что?

– Нужны наличные, – объяснила Ильмен Эрц, – и немало. Переделка много времени не займет, это можно сделать прямо здесь, в доках. И никому не объясняя зачем. Просто дать задание инженерам – контейнер такого-то формата, груз – двести карг. И время – скажем, шесть часов. Они у нас натренированы на скоростных сложных ремонтах – реактор за сутки меняют, – так что справятся. Но на что купить?

– Саша, – спросил Детеринг, отключив транслинг, – что тут у них используется в качестве валютного эквивалента?

25
{"b":"31932","o":1}