ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А заряд один?

– Зарядов три. Но контуры раздельные, Саша. Пока мы их оба найдем, нас сто раз перестреляют. А ЦБУ где-то рядом, я его чувствую. Он где-то под нами. Все, ребята, – он перешел на транслинг, – ни звука! Ни звука!

Детеринг раскрыл дверь в боковой стене и сунул голову в дверной проем. Я услышал далекие голоса.

– …какая-то херня, – прозвучал высокий голос мужчины-человека, – по-моему, Йивер играет с тузом в рукаве.

– Не горячись, – вибрировал в ответ лиддан, – ты всегда проигрываешь, и не только Йиверу.

– Да ладно тебе… какая скука, однако. Сидим тут, как два идиота…

«К атаке, – взмахнул ладонью Детеринг, – огонь по команде».

И бросился в дверной проем. Я шагнул за ним, моля Бога, чтобы Ильмен не шумела.

В слабо освещенном коридоре была открыта дверь, из нее лился белый люминесцентный свет. Детеринг, добежав до дверного проема, не вбежал в него, а как-то странно, словно робот, рывком развернулся перед ним, в момент разворота нажимая на курок. Грохнула короткая очередь. Просто очередь – и все, я не услышал ни криков, ни звуков падения тел.

Глава 14

Лейтенант Королев. Капитан Королев

Тин с омерзением глядела на обезглавленного лиддана и высокого парня, у которого на месте груди зияла обугленная дыра, а Детеринг смотрел на стену. На отделанной пластиком стене узкой комнатки висел какой-то сложный план.

– Верно, он внизу… Внимание, сейчас будем проходить через одну из генераторных секций. Там наверняка люди. Стрелять по всему, что движется, не дожидаться, пока оно выстрелит в вас. Если у кого-то есть мысли о жалости или о невозможности стрельбы по безоружным, приказываю их забыть. В любом случае все они заочно приговорены и умрут в течение суток, так как их ждет удар звездолета. Бегом за мной.

Мы выбежали из комнаты, пробежали метров десять по коридору и ворвались через бронедверь в огромное помещение. В длину оно было метров сто, в ширину – около десяти-двенадцати, потолок достигал минимум тридцати. Вдоль зала стояли четыре высоких узких сооружения, укрытых экранопластовыми кожухами. Они находились на массивных, слабо светящихся постаментах – гравиопорах. Возле одного из них суетились несколько человек, секция была снята, рядом стояли какие-то аппараты – у меня не было времени их разглядывать, потому что Детеринг заорал:

– Огонь!

Честно говоря, я еще не видел, чтобы так стреляли – длинная очередь Детеринга смела всех, кто копался в потрохах генератора, моего вмешательства там не понадобилось. Детеринг метнулся вдоль правой стены, увлекая за собой женщин, а я быстро побежал вдоль торцов генераторов… загрохотали выстрелы. Я увидел лиддана и двух корварцев, но они почему-то увидели меня раньше. Ждали, наверное. Я с яростью нажал на курок, вбивая в них смертоносный поток огня, тут слева выскочили еще четверо, я развернулся, стреляя в упор, без прицеливания – на что они рассчитывали, эти козлы? – из левой боковой стены полетела горящая обшивка, моих противников отшвырнуло метра на три. И тут я понял, на что они, уроды, рассчитывали. Из моей левой ноги повыше колена хлестала кровь. Боли я не чувствовал, кибердок уже вколол все что надо, теперь меня хоть в куски режь, я и маму не позову. Я мельком глянул на рану, убедился в том, что она поверхностная, и побежал вслед за Детерингом.

Детеринг, стоя у какого-то люка в углу зала, тщательно заваривал находящуюся рядом дверь.

– Все? – спросил он. – Черт, а что с ногой?

– У кого-то из уродов был пробойник, – ответил я, доставая клеточный тампон. – Сейчас начнет зудеть, стерва…

– Саша, что с тобой? – бросилась ко мне Тин.

– Потом, малыш. Это ерунда.

– Все, этот резак кончился. – Детеринг отбросил микроагрегат в сторону. – Пошли. Сейчас они полезут… как тараканы.

Детеринг исчез в люке, следом за ним спустилась Ильмен, и тут внизу раздались какие-то хлопки, лязг, крики и сразу – грохот как минимум десятка стволов. Я прыгнул вниз, соскользнул по короткой металлической лесенке и открыл огонь.

Мы находились в какой-то просторной комнате с низким потолком, уставленной шкафами со множеством индикаторов. Народ валил отовсюду: из двух дверей и из круглого люка в полу. Детеринг укрылся за одним горящим шкафом, Ильмен – за другим. В помещении было полно едкого дыма, криков и крови.

Я короткой очередью вернул в люк двух типов, что пытались из него вылезти, быстро перезарядился, и тут раздался кошмарный грохот, у меня аж в ушах зазвенело – Детеринг выстрелил из пушки в одну из дверей, через которую все время лезли какие-то назойливые посетители. Дверь улетела куда-то вдаль, вместе с ней в куски разлетелся дверной проем и рухнула часть стены.

Наступила удивительная тишина.

– Вниз! – заорал Детеринг, грубо прерывая мой балдеж. – Зал почти под нами!

В комнату осторожно спустилась Тин с очень бледным лицом. Я схватил ее за руку и поволок к дыре в полу. Мы спустились в узкий металлический коридор и побежали к видневшейся в конце этой гофрированной кишки двери. Детеринг на ходу выбил ее пушкой и исчез в горящем прямоугольнике дверной рамы. Я пронесся вслед за ним… и выскочил на металлическую дорожку, висящую на двадцатиметровой высоте. Мы находились под стальными сводами огромного зала, в центре которого без каких-либо опор висела в воздухе антигравитационная платформа, укрытая зеркальным, радужно переливающимся колпаком. Металлический трап, на котором мы стояли, вел прямо к полукруглому проему в силовом колпаке. Оттуда плевался мощный лучемет, но стрелок, похоже, был в крайней стадии истерики: он лихо расстреливал стальную стену вокруг двери, из которой мы выбежали. Детеринг засадил в него сразу две ракеты – из пушки он стрелять не стал, так как узкий трап не имел ограждения – и от души добавил из обоих стволов своего тяжелого «нокка».

Все это заняло секунды три, не больше. Я пропустил женщин вперед и, таясь, поспешил за ними – ежесекундно готовый размазать всякого, кто появится на трапе.

Под колпаком хлопнули выстрелы. Я вошел внутрь силового пузыря. Платформа была разделена на множество секций, за которыми скрывались щиты и шкафы управления. Детеринг стоял у развороченного лазера и смотрел на мокрое нечто, которое недавно было хорошенькой черноволосой девулей моих лет. Голова у нее, как ни странно, уцелела. Но самым удивительным было то, что это изувеченное, в куски разодранное создание еще жило.

От Детеринга шли волны какого-то необъяснимого эмоционального потока, я ощущал его буквально каждой клеточкой – поток то накатывал, то отходил. Какая-то смесь ужаса, стыда и неизъяснимой тоски.

– Убей… скорее… – просили белые губы. – Убей… больно… так больно…

Я поднял «эйхлер», но Детеринг отвел мою руку. Только тут я заметил, что в правой руке его сверкает меч, а забрало шлема почему-то поднято.

– Чего тебе хотелось? – необыкновенно мягко спросил он. – Что тебя заставило?.. Боже мой, что?.. Что?..

– Убей, – снова просили дрожащие губы, – я ненавижу вас… всех… мм-м… как больно…

– Прощай, – так же мягко, с глубокой тоской проронил Детеринг и взмахнул мечом, аккуратно отделяя голову от растерзанного тела.

Лязгнул возвращаемый в ножны меч – я искренне поразился, что он не отер с него кровь, – щелкнуло забрало, и привычно жесткий голос произнес:

– Кому-то нужно остаться здесь.

И тут я рухнул. Звук выстрела почему-то дошел до моего сознания потом, а сперва я просто рухнул спиной вперед, ничего не понимая.

– Саша! – взвизгнула Тин, и струя пламени из ее «тайлера» устремилась в сторону дальней секции, вызвав в ответ полный боли и смертельного отчаяния человеческий вопль.

– Все в порядке, – прохрипел я, неуверенно поднимаясь на ноги, – легкое не пробито, черт его дери…

– Ильмен, – коротко скомандовал Детеринг, поворачиваясь ко мне, и она, кивнув, закрыла нас собой, держа в руках готовый к бою «эйхлер».

У меня была задета грудная мышца – справа, чуть выше соска. Не будь на мне брони, выстрел разнес бы всю грудную клетку.

32
{"b":"31932","o":1}