ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«там нет никаких следов примитивного образа жизни или варварских обычаев, но есть некая стойкая цивилизация, дошедшая с отдаленнейших времен».

Здесь археология не согласуется с геологией, которая утверждает, что чем дальше ее исследование углубляется в прошлое по следам человека, тем больше варварскими они становятся. Сомнительно, исчерпали ли геологи поле своих исследовании, каким являются пещеры; и мнение геологов, обоснованное на их нынешнем опыте, может радикально измениться, когда они откроют останки предков тех людей, которых они теперь называют пещерными обитателями.

Что может лучше иллюстрировать теорию циклов, нежели следующий факт? Почти за 700 лет до Р. X. в школах Фалеса и Пифагора преподавалось учение об истинном движении Земли, ее форме и о целой гелиоцентрической системе. А в 317 г. нашей эры мы находим, что Лактантий, наставник Криспа Цезаря, сына Константина Великого, учил своего ученика, что земля плоска, и плоскость эта окружена небом, которое состоит из огня и воды; он также предостерегал своего ученика от еретического взгляда, что земля имеет шарообразную форму!

Каждый раз, когда мы, охваченные гордостью при каком-либо новом открытии, оглядываемся назад в прошлое, мы обнаруживаем, к нашему недовольству, некоторые следы, которые указывают на возможность, если не на полную определенность, что наше якобы открытие не было полной неизвестностью для древних.

Считается установленным, что ни народы раннего Моисеевого периода, ни даже более цивилизованные народы Птоломеевого периода не были знакомы с электричеством. Если мы остаемся при том же мнении и теперь, то это вовсе не от недостатка доказательств, доказывающих противное. Мы можем пренебречь и не искать какого-либо более глубокого значения в некоторых характерных выражениях Сервия и других писателей; но мы не можем также вычеркнуть их, чтобы они когда-нибудь в будущем не раскрыли своего истинного значения.

«Первые обитатели Земли», – говорит он, – «никогда не приносили огня на свои алтари, но с помощью своих молитв они низводили небесный огонь» [348, эклоги vi, v, 42]. «Прометей открыл и передал людям искусство низводить молнию; и способом, которому он их научил, они низводили огонь из надземной области».

Если после раздумывания над этими словами мы все еще будем склонны приписать их к фразеологии мифологических басен, мы можем обратиться к дням Нумы, царя-философа, столь прославленного за свою эзотерическую ученость, и окажемся еще более озадаченными, рассматривая касающиеся его материалы. Мы не можем его обвинять ни в невежестве, ни в суеверии, ни в легковерии, так как, если вообще можно доверять истории, он весьма был устремлен к уничтожению политеизма и идолопоклонства, что более двухсот лет никакие статуи и другие изображения не появлялись в их храмах. С другой стороны, старинные историки говорят нам, что познания, какими обладал Нума по натуральной физике, были велики. Предание говорит, что он был посвящен священнослужителями божеств этрусков и получил от своих посвятителей наставление в тайном знании, как можно заставить громовержца Юпитера опуститься на землю [349, кн. iii, v, 285—346]. Овидий доказывает, что поклонение римлян Юпитеру Элицию началось с того времени. Салверт придерживается мнения, что до того, как Франклин открыл свое благородное электричество, Нума с ним экспериментировал весьма успешно, и что Талл Хостилий был первой жертвой, которую зарегистрировала история, как павшую от опасного «небесного гостя». Тит Ливий и Плиний повествуют, что этот принц, нашедший в одной из «Книг Нумы» наставления по тайной жертве Юпитеру Элицию, совершил ошибку, «вследствие чего получил удар молнии и сгорел в собственном дворце» [350, кн. i, гл. xxxi].

Салверт отмечает, что Плиний в изложении научных секретов Нумы «пользуется выражениями, которые, кажется, указывают на два различных процесса», один для овладения громом (impetrare), другой, чтобы заставить его вспыхнуть (cogere) [56, кн. ii, гл. liii].

«Руководствуясь „Книгой Нумы“, – говорит Луций, цитируя Плиния, – „Талл осмелился вызвать помощь Юпитера. Но, совершив ошибку в действии, погиб от удара грома“».[358]

Проследив в прошлом познания о громе и молнии, какими обладали этрусские священнослужители, мы находим, что Тархон, основоположник теургии последних, желая предохранить свой дом от молнии, окружил его живой изгородью из белой брионии [352, кн. x, стих 346 и далее], вьющегося растения, обладающего свойством отводить молнии. Тархон жил задолго до осады Трои. Заостренный металлический громоотвод, которым мы, по-видимому, обязаны Франклину, по всей вероятности, является повторенным открытием. Существует много медалей, которые, как кажется, убедительно указывают, что этот принцип был известен в древние времена. Храм Юноны имел крышу, на которой было установлено какое-то количество заостренных лезвий сабель.[359]

Если у нас нет почти никаких доказательств о том, что древние имели какие-либо ясные понятия обо всех свойствах электричества, то, во всяком случае, имеются сильные доказательства, что они были очень хорошо знакомы с самим электричеством

«Бен Дэвид», – говорит автор «Оккультных наук», – «утверждал, что Моисей обладал некоторыми познаниями об электрических явлениях».

Берлинский профессор Хэт тоже такого мнения. Микаелис отмечает, что:

«Первое, нет никаких упоминаний, что молния когда-либо ударила в Иерусалимский храм в течение тысячи лет. Второе, по данным Иосифа [153, кн. v], крыша храма была покрыта целым лесом наконечников… из золота, очень острых. Третье, эта крыша сообщалась с пещерами в холме, на котором храм был расположен, трубами, соединенными с позолотою, которая покрывала весь храм снаружи, вследствие чего эти острия могли действовать как проводники».[360]

Аммиан Марцеллин, знаменитый историк четвертого века, автор, заслуживший высокую оценку за честное и точное изложение, сообщает нам, что

«Маги постоянно хранили в своих очагах огонь, который они волшебным образом добывали с неба» [59, кн. xxiii, часть vi].

В индийском «Аупнекхат» есть одно изречение, которое гласит:

«Знание огня, солнца, луны и молнии составляет три четверти знания Бога».[361]

Наконец, Салверт указывает, что в дни Ктезиаса

«Индия была знакома с применением громоотводов». – Этот историк просто повествует, что – «железо, помещенное на дне фонтана… и изготовленное в виде меча острием вверх, как только его установили на место, обладало свойством отвращать грозу и молнию».[362]

Что может быть яснее?

Некоторые современные писатели отрицают факт, что на маяке александрийского порта было помещено большое зеркало с целью открывать приближение далеких кораблей с моря. Но прославленный Бюффон в это верил, так как он честно признается, что

«если зеркало действительно существовало, а я крепко верю, что оно существовало, то древним принадлежит честь изобретения телескопа» [354, 6 me. Mem., art. II].

Стивенс в своем труде о Востоке утверждает, что он обнаружил железные дороги в Верхнем Египте, колеи их были покрыты железом. Кэнова, Пауэрс и другие знаменитые скульпторы нашего века считают за честь для себя, если их приравнивают к Фидию древности, а строгое правдолюбие даже засомневается перед такой лестью.

Профессор Джовитт не верит повествованию об Атлантиде, изложенному в «Тимее», а записи 8000 и 9000-летней давности кажутся ему древними мошенничествами. Но Бунзен говорит:

вернуться

358

[351] и [56, xxviii, гл. ii].

вернуться

359

См. [353, часть i, с. 304—314].

вернуться

360

«Magasin Scientifique de Goлthingen», 3 me. annйe, 5 me. cahier.

вернуться

361

«Аупнекхат», брахман XI.

вернуться

362

«Ktesias, in India ар. Photum.», Bibl. Cod. LXXII.

181
{"b":"31936","o":1}