ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Первоначальная история Греции есть первоначальная история Индии», – восклицает Покок в своей книге «Индия в Греции».

Ввиду последовавших плодов критических исследований мы можем перефразировать это предложение и сказать: «Первоначальная история Иудеи есть искажение индийского повествования, привитого к египетскому». Многие ученые, встретившись с упрямыми фактами и не имея желания сопоставить повествования «божественного» откровения с повествованиями брахманистских книг, просто преподносят их читающей публике. Пока что они ограничиваются в своих заключениях критикой и возражениями друг другу. Так Макс Мюллер оспаривает теории Шпигеля и еще кого-то; профессор Уитни – теории этого оксфордского востоковеда, а д-р Хауг нападает на Шпигеля, тогда как Шпигель выбирает себе другую жертву; и теперь прошли дни славы даже освященных временем аккадийцев и туранцев. Протоказдийцы, каздео-скифы, шумеры и тому подобные, должны очистить место для других выдумок. Увы! горе аккадийцам, ибо Халеви, ассиролог, атакует аккадо-шумерский язык старого Вавилона, и Шаба, египтолог, не удовлетворившись свержением с трона туранской речи, которая оказывала такие выдающиеся услуги востоковедам в минуту растерянности, – называет почтенного отца аккадийцев – самого Франсуа Ленормана – шарлатаном. Воспользовавшись этой ученой суматохой, христианское духовенство набирается смелости в отношении своей фантастической теологии на том основании, что когда присяжные расходятся во мнениях, то это, по крайней мере, выигрыш времени для обвиняемой стороны. И таким образом не обращено внимания на жизненно важный вопрос – не лучше ли было бы для христианского мира принять христизм вместо христианства с его Библией, с его искуплением чужой вины и с его Дьяволом. Но такому важному персонажу, как последний, мы не можем посвятить меньше, чем особую главу.

Глава X

Миф о Дьяволе

«Отойди от меня, САТАНА!» (Иисус Петру).

«Матфей», XVI, 23.

«И столько мелет всякой чепухи,

Что голова закружится. Послушай,

Вчера не меньше девяти часов

Перечислял мне имена чертей».[547]

Король Генрих IV, ч. I, акт III.

«La force terrible et juste qui tue eternellement les avortons a йtй nommйe par les Egyptiens Typhon, par les Hйbreux Samaёl; par les orientaux Satan; et par les Latins Lucifer. Le Lucifer de la Cabale n'est pas un ange maudit et foudroyй; c'est l'ange qui йclaire et qui rйgйnиre en tombant».

Йliphas Lйvi, «Dogme et Rituel de la Haute Magie».

«Каким плохим бы ни был Дьявол, быть может зря его ругают,

Напраслину возводят ложно, и беспричинно обвиняют,

Тогда как человек, один в ответе не желая быть,

Свою вину он на него пытается свалить».

Дефо, 1726.

Несколько лет тому назад один выдающийся писатель и преследуемый каббалист подсказал символ веры протестантским и римско-католическим общинам, который может быть сформулирован так:

Протоевангелие

«Я верю в Дьявола, Всемогущего Отца Зла, Разрушителя всего, Смутителя Неба и Земли;
И в Антихриста, его единственного Сына, нашего Преследователя,
Который был зачат от Злого Духа и
Рожден от святотатственной, глупой Девы;
Был прославлен человечеством и царствовал над ним,
И поднялся к трону Всемогущего Бога,
Где оттеснил его в сторону и откуда он оскорбляет живых и мертвых;
Я верю в Духа Зла;
В Синагогу Сатаны;
В союз безнравственных;
В гибель тела;
И в смерть и в вечный Ад.

Аминь».

Это вызывает отвращение? Это кажется экстравагантным, грубым, кощунственным? Так слушайте. В Нью-Йорке 9 апреля 1877 года – так сказать, в последней четверти того, что гордо называют столетием открытий и веком просвещения – были оглашены следующие скандальные идеи. Мы приводим цитату из сообщения газеты «Сан» на следующее утро:

«Баптистские проповедники вчера проводили собрание в церкви Маринеров, на улице Оливер. Присутствовало несколько иностранных миссионеров. Достопочтимый Джон У. Сарлз из Бруклина прочел очерк, в котором он отстаивал утверждение, что все взрослые язычники, умирающие без познания Евангелия, обречены на вечное мучение. Иначе, доказывал достопочтимый очеркист, Евангелие не благословение, а проклятие; люди, которые распяли Христа, воздали ему по заслугам, и все строение данной в качестве откровения религии разваливается.

Брат Стоддард, миссионер из Индии, одобрял взгляды бруклинского пастора. Индусы были великие грешники. Однажды, после его проповеди на базарной площади, один брахман встал и сказал: «По части лганья мы, индусы, побиваем весь мир, но этот человек побивает нас. Как может он сказать, что Бог любит нас? Посмотрите на ядовитых змей, тигров, львов и различных опасных животных вокруг нас. Если Бог нас любит, то почему он не убирает их прочь?»

Достопочтимый м-р Пиксли, из Гамильтона, штат Нью-Йорк, всем сердцем подписался под доктриной брата Сарлза, выраженной в его очерке, и потребовал 5000 долларов для подготовки молодых людей к служению Богу».

И такие люди – мы не хотим сказать «проповедуют» учение Иисуса так как это было бы оскорблением его памяти, но – получают плату за проповедование его учения! Можем ли мы удивляться, что разумные люди предпочитают уничтожение вере, обремененной такой чудовищной доктриной? Мы сомневаемся, что какой-либо порядочный брахман признался бы в пороке лживости – это искусство культивируется только в тех частях Британской Индии, где проживает большинство христиан.[548] Но мы призываем любого честного человека на этом белом свете сказать, считает ли он, что брахман был далек от истины, говоря о миссионере Стоддарде – «этот человек побивает всех нас» по части лжи. А что другое он мог сказать, если последний проповедовал им доктрину о вечном мучении только потому, что они прожили свою жизнь, не читав какой-то еврейской книги, о которой они никогда не слыхали, или не просили спасения у какого-то Христа, о существовании которого они никогда и не подозревали! Но баптистским священникам, если им нужны несколько тысяч долларов, приходится прибегать к ужасающим образам, чтобы подогреть сердце конгрегации.

Как правило, мы воздерживаемся от высказывания нашего собственного опыта, когда мы можем призвать приемлемых свидетелей, и поэтому, прочитав бесчеловечные замечания миссионера Стоддарда, мы попросили нашего знакомого, м-ра Уильяма Л. Д. О'Грейди[549] высказать свое подлинное мнение о миссионерах. Отец и дед этого джентльмена были британскими офицерами, и он сам родился в Индии; в течение своей долгой жизни он имел возможность узнать, какое общее мнение сложилось среди англичан об этих пропагандистах религии. Нижеследующее является его сообщением в ответ на наше письмо:

«Вы спрашиваете каково мое мнение о христианских миссионерах в Индии. В течение всех тех лет, которые я там провел, я никогда ни с одним из них не разговаривал. Они не были в обществе и, судя по тому, что я слышал об их деяниях и также сам мог видеть – нечего этому удивляться. Их влияние на туземцев плохое. Их новообращенные – недостойные люди и, как правило, из низшего класса; притом они не становятся лучше от этого обращения. Ни одна респектабельная семья не наймет слуг-христиан. Они лгут, они воруют, они грязны – а неопрятность, определенно, не является индусским пороком; они пьют – а никакой приличный туземец какой-либо другой веры никогда не прикасается к опьяняющим напиткам; они являются отверженными собственного народа и презираемы всеми. Их новые учителя подают им плохие примеры. Разглагольствуя перед париями о том, что Бог не делает различий между людьми, они невыносимо хвастают, когда какой-либо сбившийся с пути брахман, очень часто с небезупречной репутацией, через какие-то длительные промежутки времени попадает в лапы этих лицемеров.

Миссионеры получают очень маленькое жалованье – как публично засвидетельствовано в протоколах обществ, которые их посылают; но каким-то необъяснимым образом они ухитряются жить так же широко, как чиновники, получающие в десять раз больше их. Когда они возвращаются на родину восстанавливать свое здоровье, расшатанное, как они заверяют, их непосильными трудами, – что они могут позволить себе, по-видимому, довольно часто, в то время как это не по карману даже людям, считающимся богаче их, – они рассказывают ребяческие басни с трибун, выставляют напоказ идолов, якобы добытых с огромными трудностями, что совершенно абсурдно, и рассказывают о своих псевдо-лишениях, которые потрясающи, но не соответствуют действительности с начала до конца. Я сам жил в Индии несколько лет, и почти все мои кровные родственники провели и будут проводить там лучшие годы своей жизни. Мне знакомы сотни британских чиновников, и я никогда не слышал от них ни одного похвального слова о миссионерах. Туземцы любого общественного положения смотрят на них с величайшим презрением, хотя страдают от хронического раздражения вследствие их высокомерной агрессивности; и британское правительство, которое продолжает вносить вклады в пагоды, гарантированные Восточно-Индийской Компанией, и которое поддерживает стоящее вне сект образование, – не оказывает им никакой моральной поддержки. Будучи защищены от личного насилия, они воют и лают как на туземцев, так и на европейцев наподобие плохо выдержанных дворняжек. Часто будучи набираемы из худших представителей богословского фанатизма, они считаются вредоносными всеми сторонами. Их яростная, безрассудная, вульгарная и оскорбительная пропаганда вызвала великий мятеж 1857 года. Они – отвратительные обманщики.

Л. Д. О'Грейди.
НЬЮ-ЙОРК, 12 июня, 1877».
вернуться

547

Перевод с англ. Е. Бируковой.

вернуться

548

Репутация брахманов и буддистов как людей высочайшей нравственности кажется настолько прочно установившейся, и притом с незапамятных времен, что мы находим полковника Генри Гула в его прекрасном издании «Книги» Марко Поло дающим следующее свидетельство: «Высочайшие добродетели, приписываемые брахманам и индийским торговцам были, возможно, частично результатом традиции… но это восхваление настолько постоянно среди средневековых путешественников, что оно должно иметь солидное обоснование. Фактически, не трудно было бы проследить цепь подобных свидетельств с древнейших времен до нынешних. Арриан говорит, что ни один индиец никогда не был обвинен во лжи. Сюань-цзан приписывает жителям Индии выдающуюся честность и беспристрастность. Монах Иордан (около 1330) говорит, что люди Меньшей Индии (Синдх и Западная Индия) были правдивы в речи и очень справедливы; и мы также можем сослаться на высокую оценку индусов, данную Абул Фазлом. Но после 150-летней европейской торговли, действительно, мы находим печальное ухудшение… И все же Паллас в прошлом веке упоминает Бамианскую колонию в Астрахани и говорит, что ее члены отличались честностью в ведении дел, в каковом отношении они были намного предпочтительней армян. А этот мудрый и прекрасный слуга общества, покойный сэр Уильям Слиман, в наше же время говорил, что он во всем мире не знает другого такого честного класса людей, как торговые классы Индии» («Книга сэра Марко Поло, венецианца», в переводе полковника Генри Гула [324, т. II, с. 354]).

Печальные примеры быстрой деморализации диких американских индейцев, как только им приходится жить в близком соседстве с христианскими чиновниками и миссионерами, – хорошо известны в наши дни.

вернуться

549

В данное время м-р О'Грейди является редактором «Американ Билдер» в Нью-Йорке и хорошо известен как автор интересных писем «Индийские сюжеты – жизнь на Востоке», которые он печатает под псевдонимом Хаджи Ника Бокер Хан в бостонском «Коммерческом бюллетене».

146
{"b":"31937","o":1}