ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Школа спящего дракона
Мертвый ноль
Мой учитель Лис
Зулейха открывает глаза
Мама на нуле. Путеводитель по родительскому выгоранию
Счастливый животик. Первые шаги к осознанному питанию для стройности, легкости и гармонии
Мертвый вор
Generation «П»
Связанные судьбой
A
A

Ильда-Баоф отомстил наказанием первой пары, так как человек посредством своего знания уже снабдил себя другом из своей духовной и материальной половины. Он заключил мужчину и женщину в тюрьму материи, в тело столь недостойное его природы, в котором он до сих пор находится. Но Ахамот все еще продолжала покровительствовать ему. Она установила между своим небесным царством и «человеком» ток божественного света и постоянно снабжала его этим духовным озарением.

Затем следуют аллегории, воплощающие идею дуализма или борьбы между добром и злом, духом и материей, которая находима в каждой космогонии и источник которой опять-таки следует искать в Индии. Типы и антитипы представляют героев гностического пантеона, взятых из наиболее древних, породивших мифы, веков. Но в этих персонажах, в Офите и Офиоморфосе, в Софии и Софии-Ахамот, в Адаме-Кадмоне и Адаме, в планетарных гениях и в божественных эонах мы также очень легко можем узнать прообразы наших библейских копий – евгемеризованных патриархов. Архангелов, ангелов, силы и власти – всех их можно найти под другими именами в Ведах и в буддийской системе. Авестийское Верховное Существо, Зеро-ана, или «Беспредельное Время», является прототипом всех этих гностических и каббалистических «Глубей», «Венцов» и даже халдейского Эйн-Софа. Шесть Амешаспентов, созданных «Словом» Ормазда, «Перворожденного», отражены в Битосе и его эманациях, и антитип Ормазда – Ахриман и его дэвы также соответствуют Ильда-Баофу и его шести материальным, хотя и не целиком злым планетарным гениям.

Ахамот, огорченная злом, которое выпало на долю человеческую несмотря на ее покровительство, просит свою небесную мать Софию – свой антитип – чтобы та убедила непознаваемую ГЛУБЬ послать на землю Христоса (сына и эманацию «Небесной Девы») в помощь гибнущему человечеству. Ильда-Баоф и его шестеро сыновей от материи не допускают божественный свет к человечеству. Человечество должно быть спасено. Ильда-Баоф уже послал своего собственного агента, Иоанна Крестителя из племени Сета, кому он покровительствует, – в качестве пророка к своему народу; но только малая часть прислушивается к нему – назареи, противники евреев, вследствие их почитания Иурбо-Адуная.[183] Ахамот уверила своего сына, Ильда-Баофа, что царствование Христоса будет только временным, и таким образом побудила его послать предвестника или предтечу. Кроме того, она заставила его вызвать рождение человека Иисуса от Девы Марии, собственной ее представительницы на земле,

«так как сотворение материального персонажа могло быть осуществлено только путем работы Демиурга и не входило в круг деяний высшей силы. Как только Иисус родился, Христос, совершенный, соединившись с Софией (мудростью и духовностью), спустился через семь планетных областей, принимая в каждой из них аналогичную форму, скрывая истинную свою сущность от их гениев, и в то же время он привлекал к себе искры божественного света, который они удерживали в своей сущности. Так Христос вошел в человека Иисуса в момент его крещения в Иордане. С этого времени Иисус начал творить чудеса; до этого он ничего не знал о своей миссии» [410, с. 31].

Ильда-Баоф, обнаружив, что Христос готовит конец его царству материи, возмутил против него евреев, и Иисус был казнен.[184] Когда он находился на Кресте, Христос и София оставили Его тело и вернулись в свою сферу. Материальное тело человека Иисуса было предано земле, но ему дали другое тело, сотканное из эфира (астральная душа). «С тех пор он состоял только из души и духа, что послужило причиной, почему ученики не узнали его сразу после воскресения. В этом духовном состоянии подобия [simulacrum] Иисус оставался на земле в течение восемнадцати месяцев после того, как воскрес. В течение этой последней стадии пребывания «он получил от Софии то совершенное знание, тот истинный Гнозис, который он сообщил той малой части апостолов, которые были способны воспринять это».

«Отсюда, поднявшись в среднее пространство, сидит он по правую руку от Ильда-Баофа, но последний его присутствия не осознает, и собирает около себя все души, которые очистились знанием Христа. Когда им будет собран весь духовный свет, какой существует в материи, из царства Ильда-Баофа, тогда спасение будет завершено, и мир будет уничтожен. Таково значение обратного поглощения всего духовного света в плерому или в полноту, откуда он в начале спустился».

Вышеизложенное взято из описания, данного Теодоретом и использованного Кингом в его «Гностиках» вместе с добавлениями от Епифания и Иринея. Но первый дает очень несовершенную версию, составленную частично из описаний Иринея, и частично по своему собственному знанию позднейших офитов, которые к концу третьего века уже слились с некоторыми другими сектами. Ириней также часто их путает, и действительной теогонии офитов никто из них правильно не изложил. За исключением изменений в именах, вышеприведенная теогония является общей для всех гностиков и также для назареев. Офит есть ни что иное, как преемник египетского Кнуфиса, Добрый Змий со львиной лучистой головой, и со дней отдаленнейшей древности считался эмблемой мудрости или, Тота [Thauth], наставника и Спасителя человечества, «Сына Бога».

«О, люди, живите рассудительно… заслуживайте себе бессмертие!» – восклицает Гермес, трижды великий Трисмегист. – «Наставник и водитель человечества, я поведу вас к спасению».

Таким образом, древнейшие сектанты рассматривали Офита, агафодемона, как тождественного Христосу, – змий является эмблемой небесной мудрости и вечности, и в данном случае антитипом египетского Кнуфиса-змия. Эти гностики, самые ранние в нашей христианской эре, считали:

«Что верховный эон эманировал из себя других эонов; один из них, женского пола, Прунникос (похотливость, страстное желание) спустилась в хаос, откуда выбраться уже не могла; она повисла в среднем пространстве, так как была слишком зелеплена материей, чтобы вернуться выше; она также не могла упасть ниже, ибо там не было ничего родственного ее натуре. Тогда она родила своего сына Ильда-Баофа, Бога евреев, который, в свою очередь, произвел семь эонов или ангелов,[185] которые создали семь небес».

В это множество небес христиане верили с самого начала, так как мы находим, что Павел учит о их существовании и говорит о человеке, «восхищенном до третьего неба» [2 Коринф., XIII]. «От этих семи ангелов Ильда-Баоф закрыл все, что было выше его, чтобы они не узнали о чем-то выше, чем он сам.[186] Они затем создали человека по образу своего Отца,[187] но лежащего ничком и ползающего по земле, как червь. Но небесная матерь, Прунникос, желая лишить Ильда-Баофа силы, которой она неумышленно наделила его, вдохнула в человека небесную искру – дух. Немедленно человек встал на ноги, вознесся умственно за пределы семи сфер и прославлял Верховного Отца, Того, который выше Ильда-Баофа. Вследствие этого последний, полный зависти, обратил свои взоры на самый низший слой материи и зачал силу в форме змеи, которую они (офиты) называют его сыном. Ева, послушавшись его, как сына Бога, была уговорена вкусить от плода Древа Познания.[188]

Это самоочевидный факт, что змий «Книги Бытия», который появляется вдруг и безо всякого предварительного введения, должен быть анти-типом арх-дэва, чья голова есть Аш-Мог, «двуногий змий лжи». Если бы библейский змий был лишен своих конечностей до того, как он искушал женщину, вводя ее в грех, то зачем было Богу накладывать на него такое наказание, как «ползать на своем брюхе»? Никто же не станет думать, что он до этого ходил на кончике хвоста.

вернуться

183

Иурбо и Адунай, согласно офитам, являются именами Иао-Иеговы, одной из эманаций Ильда-Баофа. «Недоноски (евреи) называют Адуная Иурбой» [257, т. III, с. 73].

вернуться

184

В «Евангелии Никодима» набожный и анонимный автор называет Ильда-Баофа Сатаной; по-видимому, это один из последних камней, брошенных в уже наполовину разбитого врага. «Что касается меня», говорит Сатана, извиняясь перед князем Ада, «я искушал его (Иисуса) и поднял свой старый народ, евреев, против него», (гл. XV, 9). Изо всех примеров христианской неблагодарности, этот кажется наиболее выдающимся. Сперва у бедных евреев забрали священные книги, а затем в поддельном Евангелии их оскорбляют, указывая, что Сатана их называет своим «старым народом». Если бы они были его народом, и в то же время являются «богоизбранным народом», тогда имя этого Бога должно писаться Сатана, а не Иегова. Это логично, но мы сомневаемся, что это можно рассматривать как нечто лестное для «Господа Бога Израиля».

вернуться

185

Это система назареев; Спиритус, после соединения с Карабтанос (материя, бурная и бессознательная), порождает семь ко злу расположенных звездных в Орке, «Семь фигур», которые она родила «безмозглыми» [257, I, с. 118]. Очевидно Юстин Мученик тоже усвоил эту идею, так как он говорит о «святых пророках, которые говорят, что один и тот же дух разделен на семь духов» (Pneumata) («Justin ad Graekos»; [142, II, с. 52]). В Апокалипсисе Святой Дух разделен на «семь духов перед троном», по персидскому, митраическому образу классификации.

вернуться

186

Это, действительно, очень похоже на «ревнивого Бога» евреев.

вернуться

187

Это и есть элохимы, которые создали Адама, и которые не хотели, чтобы человек стал, «как один из НАС».

вернуться

188

[452], [410].

58
{"b":"31937","o":1}