ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Юстин Мученик объясняет некоторые из «ересей» того времени, но весьма неудовлетворительным образом. Однако, он показывает тождественность всех мировых религий в их начальных стадиях. Самое начало всегда неизменно открывается с непознаваемого и пассивного божества, которое порождает из самого себя некую активную силу или свойство, «Разумного», который иногда называется МУДРОСТЬ, иногда – СЫН, очень часто – Бог, Ангел, Господь, и ЛОГОС [469, с. 284]. Последнее название иногда дается самой первой эманации, но в нескольких системах он происходит от первого андрогина или двойного луча, испускаемого в начале незримым. Филон рисует эту Мудрость как мужскую и женскую. Но хотя его первое проявление имело начало, ибо оно произошло из Улом[238] (Айон, время), высочайшего из эонов, при испускании из Отца, он уже пребывал с ним прежде всякого творения, ибо он – часть его.[239] Поэтому Филон Иудей называет Адама Кадмона «разумом» (Эннойя от Битоса в гностической системе). «Разум, да будет он назван Адам» [461, с. XVII].

Строго говоря, трудно рассматривать еврейскую «Книгу Бытия» иначе, как только сук на стволе мирового древа всемирной космогонии, изложенной в восточных аллегориях. По мере того, как цикл следовал за циклом и народы один за другим появлялись на мировой сцене, чтобы сыграть свою краткую роль в величественной драме жизни человечества, каждый новый народ разрабатывал из традиций предков свою собственную религию, придавая ей местный колорит и отпечатывая на ней свои характерные отличия. В то время как каждая из этих религий имела свои отличительные черты, по которым, если бы не было никаких других архаических признаков, можно оценивать физический и психологический статус ее творцов, – все они сохранили общее подобие единому прототипу. Этот породивший их культ был ничто иное как первобытная «религия мудрости». Священные писания израильтян не являются исключением. Их национальная история – если они вообще могут претендовать на какую-либо автономию до возвращения из Вавилона, и если они были чем-то иным, нежели кочующими кланами индусских париев, – не может быть прослежена назад далее дней Моисея; и если это еврейский экс-жрец по богословской необходимости должен быть превращен в европейского патриарха, то мы должны настаивать на том, что еврейская национальность была возвышена именно этим улыбающимся младенцем из тростников озера Моэрис. Авраам же, выдаваемый за их отца, принадлежит всемирной мифологии. По всей вероятности, он является лишь одним из многочисленных вымышленных имен Зеруана (Сатурна), царя золотого века, которого также называют стариком (эмблема времени).[240]

Теперь ассириологи наглядно доказали, что в старинных халдейских книгах Авраам называется Зеру-ан или Зерб-ан, что означает очень богатого золотом и серебром и могущественного князя.[241] Его также называют Зероуан и Зарман – дряхлый старик.[242]

Существует древняя вавилонская легенда, что Ксизутр (Хасисадра табличек, или Ксизутр) приплыл в своем ковчеге в Армению, и его сын Сим стал полновластным царем. Плиний говорит, что Сима звали Зеруан, и Сим есть Шем. По-еврейски его имя пишется, Шем – знак. Этнологи считают Ассирию страною Шема, а Египет называют страною Хама. Шем в десятой главе «Бытия» показан как отец всех детей Еверовых, Елама (Улама или Эйлама) и Ашура (Ассур или Ассирия). «Нефелимы» или падшие люди, геберы, могучие люди, исполины, о которых говорится в «Бытие» [VI, 4, происходят от Улам, «людей Шема». Даже Офир, который, очевидно, следует искать в Индии во дни Хирама, показан как потомок Шема. Записи были умышленно запутаны, чтобы приспособить их к структуре Моисеевой Библии. Но «Бытие», начиная с ее первого стиха и до последнего не имеет никакого отношения к «избранному народу»; она принадлежит мировой истории. Ее присвоение еврейскими авторами в дни так называемого «восстановления» уничтоженных книг израильтян Ездрой ничего не доказывает и до сих пор самоопирается на якобы божественное откровение. Это, просто, компиляция всемирных легенд всемирного человечества. Бунзен говорит, что

«в халдейском племени, непосредственно связанном с Авраамом, мы находим отголоски искаженных и неправильно понятых данных, преподносимых в качестве генеалогий единичных людей или указаний на эпохи. Авраамические воспоминания уходят назад в прошлое, по меньшей мере, на три тысячелетия до времени деда Иакова» [74, т. V, с. 85].

Александр Полихистор говорит, что Авраам родился в Камарине или Уриа, в городе предсказателей, и изобрел астрономию. Иосиф заявляет то же самое в отношении Тераха, отца Авраама. Вавилонская башня была построена настолько же непосредственными потомками Шема, насколько и потомками «проклятого» Хама и Ханаана, так как люди в то время были «едины» и «вся земля говорила на одном языке»; и Вавилон был просто астрологической башней, и ее строители были астрологи и адепты первоначальной религии мудрости, или, как мы ее называем, тайной доктрины.

Сивилла Бероса говорит: До Башни, Зеру-ан, Титан и Япетосте управляли Землею, Зеру-ан хотел быть верховным, но его два брата воспротивились; тогда их сестра Астлик умиротворила их. И пришли к соглашению, что Зеру-ан должен править, но его мужского пола дети должны быть умерщвлены; и сильные титаны были назначены для исполнения этого соглашения.

Cap (окружность, сарос) есть вавилонский бог неба. Он также Ассарос или Асшур (сын Шема), и Зеро – Зеро-ана, чакра или колесо, беспредельное время. Поэтому, так как первым шагом, предпринятым Зороастром при основании своей новой религии было превращение наиболее священных божеств санскритской Веды в имена злых духов в своих Зенд-«Писаниях», и даже отвергание ряда их, – мы не находим в «Авесте» следов Чакры – символической окружности неба.

Элам, другой из сыновей Шема – это Улам и относится к порядку или циклу событий. В «Екклесиасте» [III, 11] его называют «мир». У «Иезекииля» [XXVI, 20] это «давно бывшему». В «Бытии» [III, 22] это слово фигурирует как «навсегда», а в [IX, 16] – как «вечный». Наконец, этот термин полностью определен в «Бытии» [VI, 4] в следующих словах: «В то время были на земле исполины» (нефилимы, великаны, падшие люди или титаны). Это слово синонимично со словом эон, αιων. В «Притчах» [VIII, 23] мы читаем: «Я был излит из Улам, из Рас» (мудрости). Этою сентенциею мудрый царь-каббалист намекает на одну из тайн человеческого духа – бессмертный венец человеческой тройственности. В то время как эту сентенцию следовало читать так, как выше приведено, и истолковывать ее каббалистически со значением, что Я (или мое вечное, бессмертное Эго), духовная сущность, была излита из беспредельной и безымянной вечности посредством творческой мудрости непознаваемого Бога, – в каноническом переводе она звучит так: «Господь владел мною в начале его пути, до своих трудов в старину!» – что без каббалистического истолкования представляет собою непонятную чепуху. Когда в уста Соломона вложены слова, что Я был «в начале… еще в то время, когда он (верховное божество) еще не сотворил ни земли, ни высшей части праха этого мира… Я был здесь», и «когда он закладывал основания земли… тогда Я был с ним рядом, как тот, кто вырос с ним», – кого же может каббалист подразумевать под этим «Я», как не собственного божественного духа – каплю, излитую из вечного источника света и мудрости – вселенского духа божества?

Нит сияния, испускаемая Эйн-Софом из высшей из трех каббалистических голов, благодаря которой «все сияет светом», нить, которая совершает свой выход через Адама Primus, – есть индивидуальный дух каждого человека. «Я… была радостью всякий день, веселясь пред лицем Его во все время… и радость моя была с сынами человеческими», – добавляет Соломон в той же самой главе «Притчей». Бессмертный дух радуется в сыновьях человеческих, которые без этого духа были бы только дуадами (физическое тело и астральная душа или тот жизненный принцип, который оживляет даже самое ничтожнейшее в животном царстве). Но мы видели, что эта доктрина учит, что этот дух не может соединиться с тем человеком, в котором материя и грубейшие влечения его животной души всегда оттесняют дух. Поэтому Соломон, вдохновляемый его собственным духом, имевшим в то время власть над ним, – произносит следующие мудрые слова:

вернуться

238

Раздел, обозначающий время.

вернуться

239

Санхуниафон называет время старейшим эоном, Протогоносом, «первородным».

вернуться

240

Азраэль, ангел смерти, есть также Израиль, Аб-рам значит отец возвышения, высоко поставленный отец, так как Сатурн является высочайшей или отдаленнейшей планетой.

вернуться

241

См. [Бытие, XIII, 2]

вернуться

242

Сатурна обычно изображают как очень старого человека с серпом в руке.

67
{"b":"31937","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сердце предательства
Пророчество Паладина. Негодяйка
Исповедь бывшей любовницы. От неправильной любви – к настоящей
Куда летит время. Увлекательное исследование о природе времени
Верные враги
Искушение Тьюринга
Научись искусству убеждения за 7 дней
Смерть в белом халате
451 градус по Фаренгейту