ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вы хотите, чтобы я обнаружил, кто? – лукаво спросил я.

– Да! Кто и почему, – злобно проворчала она. – И вы, конечно, должны быть исключительно осторожны. Уже сейчас дело достаточно скверно, но если об этом узнают, то это будет конец духам Дома Колдовства!

– Не будет больше духов Венедикт? – со смехом проговорил я.

Синие глаза вспыхнули, испепелили меня и погрузили мои бедные останки в глубокую могилу.

– У меня совершенно отсутствует чувство юмора, когда речь заходит о моих духах, – прошипела она. – Уж так получилось, что это дело принадлежит семье Лорд в течение четырех поколений, и у меня нет ни малейшего желания увидеть его банкротство по причине крючкотворства!

Теперь уже крючкотворство? Я зажмурился и начал искать сигарету.

– Хорошо, согласен, – внушительно проговорил я. – Теперь уже нечего смеяться. Полагаю, вас обкрадывают не для того, чтобы позабавиться? Их отдают или продают вашим конкурентам.

– Чарли Фремонт, – выплюнула она, – грязный спесивый подонок!

Я решился на смелый вопрос:

– Вы это знаете?

Ее губы презрительно скривились.

– Год назад я должна была выйти за него замуж, а потом внезапно поняла, что не меня он хотел, а мое дело. Теперь у меня с ним плохие отношения.

– А он тоже работает в парфюмерной промышленности?

– Восемь лет назад он начал с нуля, с небольшой самостоятельной торговли. Но и раньше он был нечист на руку. Он копировал наши запахи, наши упаковки, наше оформление – все! – Лазурные глаза становились все холоднее и напряженнее. – За последнее время у нас было только два вида духов: «Колдовство» и «Чары». В течение двух лет мы пытались выпустить третьи: «Заклинание». Наконец, месяц назад они были выпущены, а через неделю Фремонт выпустил идентичные под названием «Гри-гри». Их формула почти, вернее, та же, что и наша, и он не оставил мне другого выхода, как изъять из продажи «Заклинание». Эта потеря, которую мы еще окончательно не подсчитали, выражается пятизначным числом.

– А это не могло быть совпадением? – поинтересовался я.

У нее вырвалось восклицание и звуки, которые могли бы означать смех.

– Он не располагает сотрудниками, занимающимися разработками состава, и, как я уже вам сказала, его духи идентичны нашим. Не похожи, а идентичны! Мои химики произвели нужные анализы, и это оказались наши духи, абсолютно того же состава! Итак, или он подкупил кого-то из моих служащих, чтобы завладеть формулой состава, или у одного из них появилась идея продать ему эту формулу.

– Сколько человек знакомо с формулой?

– Очень немногие, – она скрестила ноги, и халат обнажил ее ляжки. – «Заклинание» было изобретено Лео Сталем, моим первым химиком. Остальные знают лишь часть. Существует только один экземпляр формулы, и он находится в сейфе, в конторе. Единственные люди, которые могли знать формулу или сделать с нее копию, за исключением Лео и меня, это мой брат Джонатан и моя личная секретарша Урсула Овен.

– Освободим вас от ответственности, – великодушно проговорил я. – Расскажите мне о других.

– Лео Сталь работает у нас двенадцать лет. Это блестящий работник, и он полностью поглощен работой и нашим производством, – она вздрогнула и пожала плечами. – Я не могу себе представить, чтобы он сделал такое! То же самое относительно Урсулы: она моя Маленькая Пятница и работает у меня около пяти лет. Я доверяю ей без малейшего сомнения. Понятно?

– Остается братишка Джонатан.

– Мы не в очень хороших отношениях с ним, – голос ее стал жестким. – Он на четыре года младше меня и у него не так сильно развито чувство уважения к семейным традициям. Я ему плачу жалованье двенадцать тысяч долларов в год, тогда как по существу, он зарабатывает не больше трех с половиной. Это распущенный тип, но я всегда надеялась, что когда-нибудь он угомонится. В настоящий момент есть все основания думать, что этот день наступит не завтра. Он по шею погряз в долгах, так как содержит бывшую стриптизершу с самыми разорительными вкусами. Несколько недель назад, когда я отказалась подписать чек, который освободил бы его от долгов, мы сильно повздорили. И так как я очень объективна в суждениях, мистер Бойд, то Джонатан для меня – подозреваемый номер один.

Мисс Лорд встала, чтобы подойти к комоду, приятные округлости ее зада отчетливо колыхнулись под черным шелком. Она вернулась с конвертом и протянула его мне.

– Я записала здесь для вас их имена и адреса, – крепкие белые зубы на мгновение прикусили нижнюю губу. – Естественно, существует вероятность, что кто-то другой украл формулу, но пока я не вижу, каким образом это могло быть сделано. Никто не мог тронуть формулу в сейфе.

– Четыре подозреваемых для начала – это уже неплохо, – проворчал я.

– Еще вы должны понимать, мистер Бойд, что существуют определенные положения, – быстро проговорила она, – так что вам не следует посещать моей выставочной залы, кабинета, лаборатории или фабрики. Если малейшие подозрения забродят в мозгах моего персонала, это может привести к очень нежелательным психологическим эффектам. Официально «Заклинание» было снято с продажи, чтобы усовершенствовать формулу. Поэтому вы должны проявлять максимальную осторожность при разговоре с этими людьми, – сказала она, указывая глазами на конверт в моих руках. – Я не хочу, чтобы невиновные испытывали какие-нибудь неприятности.

– Вы смеетесь? – возмутился я. – Вы хотите, чтобы я занялся этим делом по тарифу пять тысяч долларов или бесплатно и при этом еще надел перчатки? Хорошо, я не сделаю ни шага в ваши кабинеты, но что касается остального – буду действовать так, как сочту нужным. И если вам это не нравится… вам остается лишь взять обратно вашу проблему и пропустить ее через кондиционер.

В течение довольно долгого времени она пристально разглядывала меня, потом расхохоталась.

– Я люблю слушать, как говорят мужчины, мистер Бойд. В настоящее время их не так уж много, – голос ее снова стал голосом деловой женщины: – Я прошу докладывать мне о деле здесь. И, разумеется, возмещу вам все расходы.

– Тысячу раз спасибо. У вас много прекрасных качеств: вы отлично скроены и к тому же, мисс Лорд, вы очень деловая женщина, а такие сочетания…

– С вашим профилем, я уверена, вы одерживаете многочисленные победы, мистер Бойд, – насмешливо проговорила она. – Но немедленный флирт не в моих привычках, так что советую вам убрать свой профиль и ваши нервы в другое место и начать работать.

– Вы хотите сказать, что предоставили мне возможность посмотреть на ваше замечательное тело, просто чтобы посмеяться? – спросил я с некоторым удивлением.

Глаза женщины опять стали холодными.

– Сейчас же уходите, – сказала она властным тоном. – Пока я не запустила в вашу голову каким-нибудь предметом.

– Вы меня обольщаете, Максин Лорд, – уверил я, огорченно качая головой. – Если бы мы были в стадии немедленного флирта, я готов был бы предложить вам скидку на десять процентов.

Я уже почти достиг двери, когда она снова заговорила:

– Мистер Бойд! – по голосу можно было предположить, что она забавляется. – Как вы справляетесь со своими делами, если разговариваете таким тоном со своими клиентами?

– Я разговариваю таким тоном только с клиентками-блондинками, красивыми и притягательными, – совершенно чистосердечно ответил я, – а они довольно редки.

Вниз я спустился в застекленном лифте и почти пересек весь вестибюль, когда позади себя услышал шуршание материи. Обернувшись, я увидел горничную, смотревшую на меня со слабой улыбкой.

– Вам что-нибудь нужно? – вежливо спросил я.

– Ничего, – она с довольным видом скрестила руки на животе. – Я просто удивилась, что вы так быстро вернулись.

– И это означает?

– Что вы, может быть, посильнее других. Или, может быть, позабыли принести длинную ложку!

– Чтобы ужинать с дьяволом?

Полный надежды я закрыл глаза, но когда их открыл, девушка все еще была здесь.

– Вы видели этих ужасных стеклянных кошек? – слова у нее вылетали со свистом, так как она продолжала сжимать губы. – Все эти дурные знаки на лестничной стене и в подвале?

2
{"b":"31955","o":1}