ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А если нам удастся убедить его? – Он упрямец.

– Но попытаться-то мы можем? Да и провести неделю на Западном побережье не так уже и плохо, верно?

Ванда подняла голову.

– Вы ошибаетесь, Ларри. Не на западном побережье, а около него.

– Я могу проплыть пять ярдов, – пробормотал Борис, – с полчаса продержусь на спине, но целую неделю пробыть в воде?! Это абсурд!

– Мистер Весткот купил остров у западного побережья, – пояснила Ванда. – Там он проводит большую часть времени.

– Собственный остров? – Борис был поражен. – Стоит взглянуть на него.

– Звучит заманчиво, – согласился я.

Прикрыв глаза, я на секунду представил Ванду в узеньком бикини, загорающую на берегу океана. Надо бы срочно приобрести до отъезда какой-нибудь старый английский титул, если он будет недорого продаваться. Чтобы держать Ванду в объятьях, мне следует стать «лордом Бейкером Лонг-Айленда» или «герцогом Тридцать третьей улицы».

– Значит, договорились? – спросила Сельма.

– Думаю, да, – кивнул Борис. – Остров, наверное, построен из алюминия, не иначе. Мне уже не терпится увидеть его.

2

Я выглянул из окна амфибии и увидел остров, похожий на зеленый оазис посреди океана. Впрочем, лицо Бориса тоже было зеленым. Прошло немногим более получаса, как мы вылетели из Лос-Анджелеса, а выглядел он так, словно провел накануне несколько бессонных ночей.

По мере приближения к острову я прикинул, что он имеет около двух миль в диаметре. Посреди острова возвышался холм, на одной стороне которого Весткот построил дом, напоминавший замок. Борис тоже было высунул голову, но, взглянув на волнующийся прямо перед ним океан, понял, что совершил фатальную ошибку. Закрыв глаза, он с глухим стоном потянулся за бумажным пакетом. Такие пакеты с надписью «Полет – удовольствие» обычно дают в самолетах. Его тело содрогалось, и я отодвинулся подальше от него.

Еще пара солидных встрясок, потом амфибия коснулась поверхности воды и направилась к причалу, удаленному на четверть мили от берега.

– Я уже мертв? – прошептал Борис, закрывая лицо руками.

– Мы приземлились, вернее, приводнились, – пояснил я, – и теперь тебе не о чем беспокоиться. Океан спокойнее, чем озеро в Центральном парке.

Я выбрался наружу и, не дожидаясь остальных, направился к встречавшей нас женщине. Это была высокая блондинка со светлыми волосами удивительного оттенка. Ее полные губы были очень женственны, но чувствовалось, что она отлично контролирует себя. На ней была белая шелковая кофточка с длинными рукавами, заправленная в черные шорты.

– Привет! – сказала она. – Меня зовут Марта.

– Ларри Бейкер! – представился я, глядя на нее с откровенным обожанием. – Не думал, что здесь умеют делать из алюминия такие красивые вещи.

– Замечательно! – Она мягко засмеялась. – Надо запомнить, чтобы рассказать мужу.

– Мужу?

– Евгению, – объяснила она. – Я Марта Весткот.

– О! – Я слабо улыбнулся.

Тут к нам присоединились остальные, и Клерман, привлекательный блондин, разодетый, как итальянский граф, начал представлять нас. Я внимательно следил за реакцией Марты Весткот, пока ее знакомили с каждым членом нашей группы.

Она задержала на Ванде изучающий взгляд, получив в ответ такой же, но тут же обе успокоились, решив, очевидно, что не уступают друг другу ни в красоте, ни в обаянии.

Борису она коротко кивнула, увидев, что он еле держится на ногах от слабости, и обратила взор на Кэрол Фриман, невысокую брюнетку. Та выглядела, на первый взгляд, весьма уравновешенной женщиной, не способной возбуждаться, но это было обманчивое впечатление. Ее спокойные темные глаза маскировали стальную волю, а выглядевшее банальным цветастое платье скрывало тело, которое могло свести с ума любого мужчину. Она всегда напоминала мне книгу, где под неприметным оформлением скрывается бестселлер.

Энтони Лукас был высоким парнем с приятной внешностью. В его карих глазах обычно присутствовало выражение безграничной скуки. Когда он посмотрел на Марту, его взгляд напомнил мне крокодила, проболтавшегося долгое время в воде в ожидании добычи.

– Эмиль позже заберет багаж, – сказала Марта после завершения церемонии знакомства. – Сейчас мы пойдем прямо к нам, Евгений уже ждет нас.

– Конечно, миссис Весткот, – сказал Клерман и приглашающе кивнул головой всей нашей команде.

Марта повернулась ко мне.

– Вы можете пойти со мной, мистер Бейкер. Алекс проводит остальных.

Я подождал, пока все отойдут подальше, и мы с Мартой пошли вслед за ними.

– Мой муж, – вступила она в разговор, – понес очень много расходов при постройке этого дома. Рабочих, материалы, мебель, буквально все доставляли сюда катерами. – У нее был сильный и ясный голос. – Ему так хотелось полностью изолировать себя от внешнего мира.

– Наверно, ему здесь хорошо работается, – сказал я не без зависти.

– Нас обслуживают всего три человека: Эмиль – мажордом, европейский повар и моя личная служанка. Когда приезжают гости, мы нанимаем людей на материке.

– Словом, ведете примитивный образ жизни.

– Вы насмехаетесь надо мной, мистер Бейкер?

– Ничего подобного! – с горячностью возразил я.

– Тогда, может быть, над моим мужем?

– Могу заверить вас, что в отношении вашего мужа я бы этого никогда себе не позволил.

– О? – Она слегка улыбнулась. – Какое же представление у вас о нем?

– Евгений Весткот – человек, верящий в нерушимый моральный кодекс, главным хранителем которого является он сам.

– Вам еще придется все это выслушать, – с иронией сказала она. – Что еще?

– У вас есть дети, миссис Весткот?

– Нет. Почему вы спросили об этом?

– Впрочем, это понятно, – сказал я, но, заметив холодный блеск в ее глазах, быстро продолжил: – Ваш муж не верит в секс, не признает алкоголя и табака, бродвейских пьес, голливудских фильмов, телевизионных программ, кроме тех, которые он финансирует…

– Думаю, этого достаточно, мистер Бейкер, – процедила она сквозь зубы, но я уже не мог остановиться.

– Вы же сами вытащили пробку из бутылки, – сказал я. – Евгений Весткот верит, что в здоровом теле здоровый дух. Это можно обеспечить холодным душем, физическими упражнениями, вегетарианской пищей, к тому же приготовленной в алюминиевой посуде. – Последнюю фразу я почти выкрикнул. – Он помешан на алюминии!

После этого несколько секунд мы шли молча, затем Марта внезапно повернулась ко мне.

– Да, я совсем забыла, – сказала она, – вы же писатель, мистер Бейкер?

– Писатель, – признался я.

– Вряд ли Евгений будет заинтересован в вашем таланте, – хмыкнула она, – если он услышит подобное мнение о себе!

– Все будет выглядеть иначе, когда я изложу это на бумаге, – заверил я ее.

– Вы очень несправедливы к нему, – сердито сказала она. – После того, что случилось с его старшим братом…

– Старшим братом? – переспросил я.

– Да, Карлом, – кивнула она. – Он всего на пару лет старше Евгения. Карл вел беспутную жизнь: алкоголь, женщины, наркотики, словом, все, что можно купить за деньги. В конце концов он убил девушку только за то, что она отказалась выпить с ним очередной бокал. Последние двадцать лет его держат в санатории для опасных сумасшедших. Теперь вы понимаете, почему Евгений так сильно заботится о моральном здоровье людей?

– Конечно, но ведь все это выливается в жестокость по отношению к служащим.

– Вы мне не нравитесь, мистер Бейкер, – холодно сказала Марта.

– У меня нет шансов понравиться вам, – пожал я плечами. – Тем более что вы замужем.

Она бросила на меня косой взгляд.

– Зондируете почву? – спросила она вызывающе.

– Играю по правилам, – ответил я.

– Ну, что же, посмотрим, мистер Бейкер, – пробормотала она.

Тропинка стала круче, потом начались ступени. Марта шла впереди, и я содрогался от жгучего желания, наблюдая ритмичное покачивание ее округлых ягодиц под черными шортами. Когда мы поднялись наверх, я задыхался по двум веским причинам. В это время распахнулась парадная дверь, и из дома вышел человек гигантского роста и с бритой головой. Проходя мимо нас, он небрежно поклонился Марте, совершенно игнорируя меня. На нем были черная шелковая туника и черные брюки, прикрывающие ярко начищенные ботинки.

2
{"b":"31958","o":1}