ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В приемной за огромным письменным столом, как обычно, сидела Мендел Уормингтон, сидела на своей славной попочке, которую мне всегда хотелось ущипнуть. В ее владения выходили двери двух кабинетов, и Мендел была связующим звеном между ними: направо находился кабинет моего отца, а налево – мой.

Закинув ногу на ногу, секретарша читала газету. Рядом с пишущей машинкой стояла чашка кофе.

– Шеф пришел, – сказал я.

– Нет, шефа нет и сегодня не будет, – бросила она.

– Но я же пришел… И насколько мне известно, должен подписать несколько писем, – буркнул я.

– Ах, да, Рэнди! Они уже отпечатаны. – Девушка так и не удостоила меня взглядом. – Письма у тебя на столе. А сказав, что шефа нет, я имела в виду твоего отца. – Она продолжала читать газету.

– Чего я только не пережил за последние часы! – с пафосом воскликнул я. – Битву с фанатичной амазонкой, сражение с разъяренным журналистом, а тут еще и мятежная секретарша!

Мендел подняла голову, откинула со лба каштановые волосы и, наконец, взглянула на меня. О, я хорошо знал эти голубые глаза со стальным блеском, и помнил, как сталь начинала плавиться в огне страсти. Но она давно не давала мне повода увидеть это еще раз.

– Знаешь, что мне не нравится в тебе больше всего? – спросила вдруг секретарша. – Ты, Рэнди, уверен, будто женщина должна подчиняться мужчине, а уж я тем более, поскольку в буквальном смысле твоя подчиненная на работе, должна ублажать все твои прихоти! Но ты заблуждаешься! Я не только женщина, я еще и человек, а ты этого, кажется, не понимаешь.

– Во всяком случае то, что ты превосходная женщина, я заметил давно, Мендел. – Я улыбнулся. – И ничуть не отрицаю твое право называться человеком. На подчинении, по-моему, тоже не настаиваю. Если я что и желал бы подчинить, так только твое тело, но этого не хочешь понять ты. Имей в виду, на свете мало таких снисходительных шефов, как я.

– Вот-вот! Опять к тому же и пришли! – сердито сверкнули ее глаза.

– Наверное, только что прочитала какую-нибудь статейку, – я усмехнулся.

– Это очень хорошая статья! – сурово заявила Мендел.

– И подписана она Чарльзом Морганом, но так ли?

– Нет… Линдой, – девушка заглянула в газету, – Линдой Лазареф. И большей частью мне ее рассуждения нравятся.

– Полагаю, мне лучше пойти и подписать письма, – встал я поспешно и скрылся в своем кабинете.

Подписав бумаги, я откинулся на спинку кресла, крутнулся к окну, снова увидел расстилающуюся внизу бухту, вспомнил Моргана и подумал, что он прав. Да, он прав в своем страстном желании отправить к праотцам Ланетту Холмс! Или хотя бы в том, что непременно нужно остановить эту оголтелую бабу, а иначе отношения между мужчинами и женщинами очень скоро и повсеместно перейдут в непримиримую вражду.

Зазвонил телефон.

– Тебя спрашивает мисс Холмс, – строго сказала Мендел. – Звонит по важному делу.

– Соедини.

В трубке раздался голос самой гневной амазонки.

– Мистер Робертс?

– Да, Либби, слушаю вас.

– Вы виделись с Морганом?

– Да, и собирался вам позвонить… К сожалению, он очень несговорчивый человек…

– Ладно, с ним разберемся потом. А сейчас я прошу вас срочно приехать, дело очень важное.

– Вы уверены в этом? У меня много дел, и все они срочные и важные…

– В одну из наших девушек стреляли! – раздраженно перебила меня Либби. – В полицию я обращаться не хочу, поэтому и звоню вам. Вы приедете?

– Ладно, – ответил я недовольным тоном. – А револьвер мне тоже оставить у входа?

Мисс Холмс молча положила трубку на рычаг.

3

– Вызовите полицию, – настоятельно посоветовал я.

Черноволосая девушка с заплаканным лицом вся сжалась в комочек, сидя в кресле, стоящем рядом со столом Либби. Она выглядела очень испуганной.

– Никакой полиции! – крикнула мисс Холмс – Мы примем дополнительные меры, хотя дом и так хорошо защищен, а этих мужланов я на территорию не пущу!

– Если дом хорошо защищен, почему же в эту девушку стреляли? – спросил я с сарказмом.

– Эффект неожиданности! – выпалила Либби. – Мы не ожидали столь наглого нападения, этим и воспользовался наш враг. Хоть Морган и угрожал, но я полагала, что он слишком слабоволен, и не сможет осуществить свои намерения.

Предводительница амазонок перегнулась через стол, заботливо разглядывая съежившуюся в кресле фигурку.

– Может быть, он спутал ее со мной?

– Вы же сами этому не верите! – я ухмыльнулся и бросил взгляд на миниатюрное, испуганное создание.

– Боже мой! – воскликнула Либби. – Возможно, он и не хотел убить Дорис, да вообще, кого бы то ни было, а просто надумал нас хорошенько напугать, решив, что уж после такого ужаса Линда сама бросится к нему в объятия и навсегда забудет наш союз! – мисс Холмс саркастически улыбнулась. – Ничего у него не получится.

– Мне понятен ход ваших мыслей, – терпеливо заметил я, но нахожу вашу теорию несостоятельной, я ведь уже имею понятие, что собой представляет Морган.

– Какова же ваша теория, уважаемый адвокат? – с издевкой спросила Либби.

– Вообще никакой, – честно ответил я. – Но мое мнение однозначно – вы должны сообщить полиции…

– Это исключено! – всхлипнула Дорис, подняв личико, припухшее от слез. Светло-карие глаза смотрели жалобно.

– Почему?

– Либби ведь уже объяснила! Мы только на руку сыграем этому человеку!

– Хм… почему это?

– Неужели вы не понимаете? – с возмущением подхватила мисс Холмс.

– Иногда до меня доходит кое-что, – я посмотрел в ангельский лик черноволосой амазонки и снова перевел глаза на Либби. – Попробуйте мне втолковать, а я уж постараюсь понять.

– Что, по-вашему, сделает Морган, если мы вызовем полицию? – спросила она, как строгая учительница, вытягивающая из ученика хоть два-три слова для отметки.

– Э-э… напишет статью, – ответил я бодро.

– Гениально! – поощрила Либби. – А что он напишет, как вы думаете?

– Ну, это же понятно – напишет, совершено покушение на одну девушку из союза «Гневных амазонок», дело расследует полиция…

– Не будьте смешным! – перебила мисс Холмс – Он, первым делом, начнет издеваться над нами. Станет расписывать, как независимые амазонки на деле оказались беззащитнейшими существами и обратились за помощью к большим и сильным мужчинам, работающим в полиции! Таков его стиль, уж я-то знаю.

– Ну и что предлагаете вы? – поинтересовался я. – Оставить Дорис в саду как приманку и посмотреть, что из этого получится?

– Очень умно, – обронила она с издевкой в голосе. – Вы, похоже, не заметили, что территория огорожена высокой стеной, поэтому попасть к нам, практически, можно только через ворота…

– Прекрасно, спрашиваю еще раз: как же сюда проник человек, стрелявший в Дорис?

Произнося последнее слово, я уже нашел версию и, не дав никому ничего сказать, спросил:

– Вы, вообще, уверены, что стрелял посторонний? А может быть кто-то из живущих здесь?

– Смешно! – Презрительно отвергла мое предположение мисс Холмс.

– Нет, нет! – Поспешно и одновременно с ней воскликнула жертва покушения. – Уверяю вас, я видела мужчину! – девушка показала на открытое окно, которое находилось на одной линии со столом и креслом.

Я внимательно осмотрел стену позади стола и нашел след, оставленный пулей.

– Либби, – обратился я к мисс Холмс, – вы тоже находились в кабинете?

– Нет, – покачала головой Дорис, переставшая уже плакать. – Мы работали, я записывала под диктовку, а потом Либби пошла за словарем…

– Дорис – моя секретарша, – поспешно вставила воинственная амазонка. По-моему, даже слишком поспешно.

Дорис бросила на нее быстрый взгляд, и я, уловив в нем странный какой-то блеск, подумал мимоходом, что привлечь Моргана за клевету, пожалуй, не удастся.

– У вас не было никакого предчувствия? – обратился я к пострадавшей.

Девушка отрицательно покачала головой, и словно ища поддержки, снова взглянула на Либби.

4
{"b":"31959","o":1}