ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Найти ответ я уже не пытался. Его правая рука стремительно метнулась ко мне, и я получил мощный удар в солнечное сплетение. Боль буквально парализовала меня.

– Не правда ли, Бойд? – добивался ответа Бенни.

Я согнулся, схватившись обеими руками за живот.

– Он не отвечает, мистер Харви, – голос Бенни зазвучал расстроенно. – Ненавижу грубиянов!

Ладонью он наотмашь врезал мне по шее – я упал лицом на ковер.

– Может быть, он нервный? – предположил Бенни. – Думаю, он больше не будет беспокоить вас своими проблемами, мистер Харви.

Блестящий носок его правого ботинка вонзился в мои ребра.

– Не правда ли, Бойд?

– Правда, – пробормотал я в ковер.

С минуту я выжидал, пока боль хоть немного утихнет. Кроме того, я хотел убедиться, что Бенни покончил со своим уроком. Затем, очень медленно, я стал на четвереньки, еще медленнее поднялся на ноги и ухватился за ближайший стул. Бенни привел в порядок свой дорогой платок в кармане и подбадривающе кивнул.

– Уяснил? – спросил он. – Мистер Харви не хочет, чтобы ты беспокоил его своими проблемами, у него своих хватает. Ты больше никогда его не будешь беспокоить, не правда ли, Бойд?

– Согласен, – с трудом выдавил я и начал медленно продвигаться к двери.

– Можете сообщить госпоже Линн, как я отношусь к людям с проблемами, Бойд, – пробурчал в нос Эрл Харви. – Расскажите ей, как Бенни заботится о них ради меня. Если она считает Чейза грубым, то что она скажет о Бенни?

– Расскажу, – выдавил я сквозь стиснутые зубы.

– Отлично, – одобрил он. – Ты неплохой парень, Бойд!

– Вы не совсем правы, мистер Харви, – мягко поправил его Бенни. – Мистер Бойд пока еще не заслужил вашу похвалу. Я не буду возражать, если неплохим парнем вы назовете меня. Будь здоров, Бойд!

Закрывая за собой дверь, я слушал скрежещущий звук, как будто кто-то начал скрести металлической щеткой по металлу. До меня не сразу дошло, что это смеялся Харви. В офисе, через который я с трудом проковылял на подгибающихся ногах, казалось, никого не удивило, что за последние десять минут я состарился лет на десять. Возможно, они решили, что я телекомик, приходивший устраиваться на работу. Но секретарша в приемной вполне оценила эти перемены. Она с любопытством уставилась на меня, и ее тонкие губы расплылись в злорадной улыбке.

– Даю голову на отсечение, что вы выглядели гораздо моложе, когда входили, мистер Бойд, – проскрежетала она. – На вас буквально лица нет. Не болит ли у вас живот?

– Скажите, Мардж, – поинтересовался я, не меняя своего полусогнутого положения, – кто такой этот Бенни? Я имею в виду, чем он здесь занимается?

Мне казалось, что стоит мне выпрямиться, как все мои внутренности вывалятся на пол.

– Он консультант, – с пафосом ответила она. Ее глаза продолжали пожирать меня с явно садистским удовольствием. – У него очень интересная работа.

– Сразу видно, – с трудом ухмыльнулся я. – Он просто помешан на ней.

Минут через пять я дополз до ближайшего бара и свалился на ближайший стул. Официант принес мне двойной коньяк. Через двадцать минут и еще двух коньяков я понял, что жив. Может, покалечен, но жив. Официант был просто счастлив, когда я сообщил ему о своем решении повторить заказ. Только после этого мне удалось стать на ноги и добраться до телефона.

Как всегда, Фран напомнила мне, что во время ленча она не работает. Напоминание о еде вызвало резкий спазм боли в животе.

– Я при смерти, – прохрипел я.

– Пришлю цветы, – пообещала Фран, но трубку не положила.

– Есть такой баритон – Рекс Тибольт, – сказал я. – Найди его адрес и позвони ему. Передай, что я хочу с ним встретиться один на один, и что это очень срочно. Постарайся сделать это сегодня днем, Фран. Если его нет дома, попробуй найти его в театре.

– Лучше назначайте встречу на вечер, герой-любовник. Днем вы заняты.

– Что ты имеешь в виду?

– По королевскому приказу, – хихикнула Фран, – ровно в три часа мистер Бойд должен явиться в «Тауэрз».

– Донна Альберта?

– Срочно выздоравливайте, Дэнни. Она позвонила лично.

– Ты думаешь, она хочет прослушать меня? – мечтательно спросил я. – Я всегда знал, что мое увлечение театром когда-нибудь окупится.

– Наверное это будет неплохой дневной спектакль, – холодно сказала Фран. – Или ночное представление.

5

Я вошел со стороны Пятидесятой стрит и поднялся на лифте. Дверь номера открылась, и передо мной предстала Хелен Милз. Ее поджатые губы выражали явное неодобрение моему появлению, очки в голубой оправе сердито поблескивали. Весь ее вид говорил о том, что день сегодня выдался ужасный. У меня денек тоже был не из лучших – все мои внутренности до сих пор судорожно подергивались. Вампир в лице Хелен Милз вовсе не улучшил моего настроения.

– Вы хотите, чтобы я вышел и вошел еще раз? – сердито проворчал я.

– Входите, мистер Бойд, – сказала она бесцветным голосом. Уголки ее рта резко опустились. – Вас ждут!

Я прошел за ней в гостиную, где она жестом указала мне на стул.

– Мисс Альберта скоро будет, – сказала она тем же скучным голосом.

– Отлично, – ответил я. – Можно заполнить паузу небольшой светской болтовней. И, пожалуйста, не кисните – у меня и без того сегодня ужасный день.

– Нам не о чем разговаривать, мистер Бойд!

– Почему вы так переменились ко мне, Хелен? – спросил я. – Я еще не забыл, как вы ворвались ко мне. Вас не остановило даже то, что у нас почти не было времени.

– Прекратите! – резко сказала она.

– О! – ностальгически вздохнул я. – Как мы провели время, Хелен! Я до сих пор живу воспоминаниями. Это было прекрасно! Ты отпрянула и ударила меня, а я…

– Заткнись! – зашипела она. – Она услышит!

Именно в это время, как по ремарке. Донна Альберта медленно вошла в комнату. Я поднялся, всем своим видом выражая восхищение. Ее густые серебристо-светлые волосы спускались ниже плеч, делая ее похожей на вагнеровскую валькирию. На ней был плотный шелковый халат, который громко шуршал при ходьбе и соблазнительно подчеркивал изгиб ее сильных бедер. Шелк цвета раскаленного аметиста плотно облегал ее потрясающую грудь. Я чувствовал, как внутри Хелен Милз, стоявшей рядом со мной, тихо нарастала бессильная ярость, но отвести глаз от Донны Альберты я не мог. Пока она подходила, ее халат назойливо выбалтывал интимные секреты. Особенно про этот триумфальный изгиб! Я всегда считал, что именно в нем таится основная сила и основная слабость всех женщин. Она напоминала богиню, которая должна была отобрать себе в жертву храбрейших из воинов. Я готов был стать добровольцем.

Она остановилась, не дойдя до меня шага на два, и лучезарно улыбнулась.

– Мистер Бойд, – ее немного хриплый могучий голос заставил меня забыть обо всех моих неприятностях. – Как хорошо, что вы пришли.

– Я… Я тоже рад.

– Садитесь, пожалуйста, – она показала на софу, хотя прямо за мной стоял стул.

Раздалось легкое шипение – нервы Хелен Милз явно не выдерживали нарастающую нагрузку. Бросив на нее взгляд, я увидел, что лицо ее побелело, как мел, в каждой черточке чувствовалась обнаженная боль. Видно было, что она вот-вот разразится слезами.

Донна Альберта с величавой медлительностью повернула голову и будто только сейчас поняла, что в комнате, кроме нас, была еще и ее секретарша.

– Не думаю, что вы нам понадобитесь, Хелен, – сказала она. – Мистер Бойд и я хотим поболтать, а я хорошо знаю, как вам надоедают мои деловые разговоры.

– Я… я не уйду! – заикаясь сказала Хелен. – Вы не должны заставлять меня… Я не оставлю вас наедине…

– Хелен! – голос примадонны, словно кнут, хлестнул по лицу Хелен. – Оставьте нас!

Лицо Хелен Милз внезапно сморщилось, но щекам потекли слезы. Она повернулась и побрела из комнаты. В дверях она оглянулась на Донну Альберту и зарыдала. Потом дверь захлопнулась, оставив тишину, все еще сотрясаемую беспомощностью этого плача.

10
{"b":"31961","o":1}