ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

10

Лейтенант Чейз посмотрел на часы, тяжело вздохнул и с явным отвращением уставился на меня.

– Час ночи, – недовольно сказал он. – Мы проторчим здесь до утра. Рассказывайте еще раз, Бойд.

– Я пришел сюда по приглашению, – терпеливо повторял я. – Меня пригласила Марго Линн. Помощник режиссера может подтвердить, что мы все время находились с ним в его будке, за исключением антракта.

– Госпожа Линн – ваш клиент, не так ли?

– Совершенно верно, – согласился я. – Она нервничала, поэтому захотела, чтобы я был рядом с ней.

– Почему нервничала? – рявкнул Чейз. Я пожал плечами.

– Просто нервничала. С артистами это часто случается.

– У меня такое чувство, что вы не доверяете мне, Бойд, – холодно сказал он. – Если вы знаете что-нибудь из того, чего, не знаю я, то лучше вам сейчас рассказать об этом.

– Если я разузнаю хоть что-нибудь, сразу же сообщу вам, лейтенант, – пообещал я. Кажется, он не очень мне поверил.

– Да? Меня уже тошнит от всего этого! Сначала труп в коробке, который выскакивает, чтобы поприветствовать меня. Теперь отрубленная голова, которую выносят на подносе. – Он медленно покачал головой. – Это просто какой-то маньяк!

– Не могу представить, как это ему удалось, – сказал я. – За сценой все время были люди.

– Под сценой есть проход к той двери, – сказал Чейз. – Во время действия все смотрели только на сцену, так что проникнуть туда не составляло труда. Бутафор положил макет головы и поднос у ступенек, ведущих к двери, – продолжал Чейз. – Это было еще до начала спектакля. Потом, сразу же после антракта, Тибольт зашел в этот проход. Во втором действии Саломея беседовала с ним, когда он находился в темнице. Так?

– Так, – согласился я.

– Еще там некоторое время находился парень, который исполнял роль палача. Он говорит, там было довольно темно. Поднос с головой находился там, где ему и следовало находиться, так что он взял его и принес Донне Альберте на сцену, ни разу не глянув на голову.

– А где было тело? – спросил я.

– Посредине прохода. И никаких признаков оружия. – Чейз снова покачал головой. – Кто бы это ни был, ему надо было воспользоваться топором. Судя по всему, Тибольта обезглавили одним сильным ударом.

– Убийца, наверное, поджидал Тибольта в проходе? – предположил я.

– Похоже, что так, – согласился Чейз. – Дождался, пока Тибольт исполнит последнюю партию, затем вошел в туннель и убил его.

– Отрубить голову, затем подменить макет на подносе… – я нервно поежился. – Представишь это – начнешь бояться темноты!

– Тело оставили возле входа со стороны крыла, – проворчал лейтенант. – Достаточно далеко от двери на сцену, чтобы тот, кто играет палача, ничего не заметил.

Я закурил и попытался представить ситуацию в выгодном для себя свете.

– Надеюсь, это снимает с моей клиентки всякие подозрения? Она находилась на сцене с самого антракта, поэтому никак не смогла бы это сделать.

– Знаю. – Мрачное выражение вернулось на лицо Чейза. – Точно так же, как Наварре и Донна Альберта. Думаю, Кендалла и Тибольта убил один и тот же человек. Второе убийство сужает число подозреваемых до трех: Харви, Касплина и Милз.

– А как насчет их алиби? – спросил я. Чейз фыркнул.

– Харви заявляет, что все время был в кабинете управляющего со своим подчиненным Бенни Картером. Только кто поверит этому Бенни? Отвратительный тип! Касплин уверяет, что Тибольт разговаривал с ним во время антракта, сказал, что у него какое-то срочное, конфиденциальное дело. Поэтому Касплин ждал его в гардеробной, пока тот не исполнит свою партию. Он действительно там сидел, когда кто-то вошел и сообщил ему об убийстве.

– Вы верите этому? – спросил я. Чейз пожал плечами.

– Правда это или ложь – нужно доказать. А это будет нелегко.

– Как насчет Хелен Милз?

Его нос неприязненно сморщился.

– Ничего не могу с собой поделать – что-то в этой даме мне положительно не нравится. За этими ее огромными очками ничего невозможно разглядеть. Она утверждает, что премьеры всегда заставляют ее волноваться, поэтому она в одиночестве просидела в гардеробной Донны Альберты, пока все не закончилось.

– Всего трое подозреваемых – не так уж плохо, лейтенант, – глупо сказал я.

– Может, вы уже все разгадали, умник? – рявкнул он. – Мотивы там, и все остальное, а?

Я смешался.

– Извините. Хотел вас немного подбодрить.

– Не надо! – прорычал он. – Я тоже думал, что трое подозреваемых – это просто. Как бы не так! Мы прибыли через пятнадцать минут после вашего звонка. Швейцар клянется, что никто не выходил из театра за это время. Десяток моих людей прочесали за сценой каждый дюйм, но так и не нашли орудие убийства. Подумайте, Бойд, куда можно спрятать такой большой предмет, которым можно отрубить голову одним ударом?

– Сочувствую, лейтенант, – сказал я.

Чейз подозрительно посмотрел на меня.

– Вы даже не представляете, как вам повезло, Бойд, что у вас такое железное алиби!

– Может, поискать связующий мотив между двумя убийствами? – предложил я.

– Убирайтесь отсюда ко всем чертям и не отнимайте у меня время! – взревел он.

Я был уже на полпути к двери, когда он заорал снова:

– Вы последний в списке. Думаю, остальным теперь не имеет смысла торчать здесь, – скажите, что они могут идти домой.

– Хорошо, лейтенант, – вежливо ответил я.

Я взялся за ручку двери, когда он снова заговорил. Голос его смягчился.

– Бойд?

– Лейтенант? – я устало повернул голову и посмотрел на него.

– Кто-то сломал Харви нос, но он не говорит кто, – вкрадчиво продолжал Чейз. – У Бенни Картера ужасный кровоподтек на носу, и он тоже не говорит, кто это сделал. Забавное совпадение, а?

– Мне смеяться?

– Не знаешь, кто это сделал?

– Нет, – невинно ответил я. – Почему вы думаете, что я знаю?

– Только такой дешевый частный детектив, как ты, будет применять силовые приемы, вот почему!

– Может, они подрались между собой, лейтенант? – предположил я.

Он задумался. В его глазах появилось мечтательное выражение.

– После того как я закончу с этим делом, я и тобой займусь, Бойд. И тогда я так вмажу по твоей голове, что ты позавидуешь Тибольту.

– А я-то думал, что я вам нравлюсь, лейтенант, – саркастически сказал я и поторопился выйти из кабинета, прежде чем Чейз смог мне ответить.

Я вернулся в гардеробную к несчастным актерам, которые ждали доброго слова от Чейза, и сказал, что они могут расходиться по домам.

* * *

Было без четверти два, когда мы добрались до моей квартиры. Я стал смешивать виски со льдом, а Марго благодарно плюхнулась в ближайшее кресло. Я подал ей виски, сел на софу напротив нее и поднял бокал.

– Предлагаю выпить до дна.

– Аминь! – поддержала она, поднося бокал к губам. – Наконец-то мне полегчало, – сказала она через пять секунд. – Это была ужасная ночь!

– Пожалуй, – согласился я. – Зато теперь ты можешь быть спокойна – у тебя железное алиби. Ты все время была на сцене, так что Чейз тебя больше не подозревает.

– Отлично, – сказала она без особого энтузиазма. Потом пристально посмотрела на меня. – Дэнни, ты говорил ему о Харви и шантаже?

– Нет еще, – сказал я. – Сначала мне нужно твое заявление.

Марго допила виски, вытянулась в кресле и закрыла глаза.

– Дэнни, ты догадываешься, почему убили Рекса, да?

– Нет, – честно сознался я. – А ты?

– По-моему, это так просто, – сказала она, понизив голос. – Потому что он рассказал тебе.

– Что?

– Рассказал тебе о шантаже, – медленно продолжала она. – Ты сказал об этом Харви, и он убил Рекса, чтобы быть уверенным, что он больше не будет болтать!

– Поэтому?..

– Поэтому я передумала, – прошептала она. – Я не буду подписывать заявление, Дэнни, извини.

– Ты шутишь? – взвыл я.

Она открыла глаза и решительно посмотрела на меня.

– Я никогда не была так серьезна, как сейчас!

21
{"b":"31961","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Патриотизм Путина. Как это понимать
Кишечник и мозг: как кишечные бактерии исцеляют и защищают ваш мозг
Школа Делавеля. Чужая судьба
Warcross: Игрок. Охотник. Хакер. Пешка
Академия Грейс
Обновить страницу. О трансформации Microsoft и технологиях будущего от первого лица
Максимальный репост. Как соцсети заставляют нас верить фейковым новостям
Фаворитки. Соперницы из Версаля
Элиты Эдема