ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Об этом следует судить по дополнительным льготам, – сказал я.

– Этот лейтенант Чейз… – она немного помолчала. – Его трудно в чем-то убедить… Он считает, что я убила Пола Кендалла.

– А разве не вы?

Ее большие темные глаза изучающе уставились на меня, затем она покачала головой.

– Нет. Но не в этом дело. Он сделал этот вывод, захлебнувшись в той грязи, которую вылили на меня такие, как Хелен Милз и наша великая примадонна.

– Этого маловато для обвинения.

– У меня нет алиби – я думаю, это не поможет мне?

Ее пальцы нежно коснулись моей руки.

– Я расспросила о вас, Дэнни. У вас неплохая репутация. Именно вы сейчас мне нужны.

– Чтобы вас не подозревал Чейз?

– Единственное, что можно сделать, найти настоящего убийцу. Как насчет этого?

– Существует такая небольшая деталь, – сказал я. – Деньги.

– Сколько?

– А сколько стоит избавиться от крючка лейтенанта Чейза?

Она уныло улыбнулась.

– Вы упрямый человек, когда доходит до дела, Дэнни Бойд. Скажем, тысяча сейчас и еще тысяча в конце.

– Исходя из суммы, которую заплатил мне Касплин, это дает вам четыре дня моего времени, – сказал я и хмыкнул. – Но, как я уже намекал, вы можете рассчитывать на определенные льготы.

– Возможно, вы тоже, – мягко сказала она.

– Здесь уютно, – сказал я и отпил немного виски. – Значит, вы не убивали Кендалла, это сделал кто-то другой. Мне подсказывает это дедукция частного детектива.

– Пол попросил меня придти к нему пораньше, чтобы помочь устроить вечер, – начала она рассказывать. – Я приехала около семи. Он был весел, много шутил – как всегда, когда он задумывал какую-нибудь из своих сумасшедших шуточек. После того как я закончила с ликером, фужерами и прочей ерундой, он показал мне коробку и объяснил, что надо сделать. Надо было, чтобы в полночь все собрались в гостиной, затем нажать кнопку. В восемь тридцать я ушла переодеваться.

– Когда вы вернулись туда?

– Чуть позже десяти. Мне нужно было быть пораньше, чтобы встретить гостей. Пол сказал, что куда-то уйдет и до определенного времени его не будет. Поэтому я не удивилась, что его там не было. Остальное вы знаете.

– Нетрудно понять, почему лейтенант подозревает именно вас. Кендалл не мог сам закрыть крышку, нужно было, чтобы кто-нибудь помог ему. Он, наверное, был похож на наседку, когда втискивался в эту коробку и были видны только его голова и плечи. Его помощник мог без труда перерезать ему горло.

Марго вздрогнула.

– Ужас!

– У кого-то мрачное чувство юмора, – согласился я. – Сначала распотрошенная собака, потом Кендалл. Знаете кого-нибудь, кто мог бы так пошутить?

Она в сомнении покачала головой, потом спросила:

– Вам не кажется, что убийца не чужд театральных эффектов?

– Возможно, – согласился я.

– Тогда у нас куча подозреваемых, – вздохнула она. – Если у тебя нет артистического темперамента, тебе нечего делать в оперной труппе!

– Кто настолько ненавидел Кендалла, что хотел его смерти?

– Хотела бы знать, – с горечью произнесла она. – Не имею малейшего понятия. И вообще это не пригодится. По-моему, причина совсем не в ревности или эмоциях. Скорее всего, у убийцы был очень практичный мотив.

– Вам ничего не приходит в голову?

Она улыбнулась.

– Нет. Иначе бы я рассказала об этом Чейзу и обезопасила бы себя и свои денежки, которые придется заплатить вам.

Я опустошил бокал и поставил его перед собой на пол.

– Донна Альберта, – медленно начал перечислять я. – Марго Лини, Рекс Тибольт… Большие имена в опере, а?

– Очень большие, – согласилась Марго. – И что?

– Почему вы все связались с таким дельцом, как Эрл Харви, и работаете в театре на Второй авеню?

Она вздрогнула и ответила далеко не сразу.

– Думаю, из-за такой мелочи, как деньги.

Теперь уже вздрогнул я. Клиент, нуждающийся в деньгах, всегда вызывает во мне понятное беспокойство.

– Разве вам нужны деньги?

– А кому они не нужны? – спросила она. – Это еще ничего не значит.

– Вы сказали, что у убийцы практический мотив. Эрл Харви очень практичен.

Марго неуверенно засмеялась.

– Это его шоу, он вложил в «Саломею» большие деньги. Подумайте сами, зачем ему убивать своего собственного продюсера и рисковать своим шоу?

– Звучит убедительно, – согласился я. – А может, спросить его самого?

В ее глазах мелькнуло что-то похожее на страх, пальцы сжали мою руку.

– Не делайте этого, вы погубите меня!

– Почему?

– Вы что, забыли, что я работаю на него?

Она встала и увидела мой пустой фужер на полу.

– Как насчет того, чтобы еще выпить?

– Успеется, – ответил я. – Давайте еще поговорим об Эрле Харви.

– Не хочу о нем говорить! – воскликнула она. – До смерти устала говорить об убийствах и о мотивах! Хочу хоть ненадолго расслабиться!

– Согласен, – я решил не противоречить. – Как насчет того, чтобы я приготовил что-нибудь выпить нам обоим?

– Это уже лучше, – она снова улыбнулась, и озорное выражение вернулось на ее лицо. – А еще лучше будет, если мы расслабимся вместе.

Я взял фужеры и направился к бару, а когда я приготовил напитки, Марго исчезла. Причин этому могло быть несколько, поэтому я не беспокоился. Вернувшись на софу, я поставил фужеры на маленький столик, расслабился и закрыл глаза. Звучала все та же музыка – это была какая-то бесконечная запись. Впрочем, темп немного ускорился – вероятно, любовники перешли от удовольствий к страсти.

Немного погодя я услышал легкий шуршащий звук и открыл глаза. Марго стояла передо мной в короткой пижаме из голубого атласа. Нижняя часть пижамы плотно облегала тело и заканчивалась манжетами примерно на середине бедер; жакет был туго затянут на талии широким поясом.

– Маленькие домашние заботы, – улыбаясь, объяснила она. – Иногда они так много значат в жизни. Выбрать, что надеть для особого гостя, закрыть входную дверь, снять телефонную трубку…

Она опустилась на софу рядом со мной – на этот раз значительно ближе.

– Рада, что вы приготовили напитки, – шепнула она. – Сейчас лучше всего думать о чем-нибудь таком, чем можно заняться. Ты согласен?

Указательным пальцем я провел по изгибу ее бедра под атласными манжетами.

– Я боялся, что твоя печаль не позволит нам думать об этом.

Она засмеялась.

– Ты о Поле? Если это тебя действительно волнует, могу объяснить. Все очень просто.

– Обожаю простые объяснения, – честно сказал я.

Софа напоминала необитаемый остров посредине полутемной комнаты. И поскольку мы оказались на нем вдвоем, уютной близости было не избежать. Мой палец по-прежнему скользил по теплому изгибу ее бедра, обследуя мягкость и гладкость кожи. Ее пальцы расстегнули мою рубашку и проникли внутрь, ладонь легла на мою грудь.

– Такие, как я, дорогой, – сказала она низким голосом, – всегда стоят перед выбором – быть меццо-сопрано или женой. Когда пытаешься иметь и то и другое одновременно, как правило, ничего не получается.

– Да? – спросил я таким тоном, будто меня это очень удивило. – Трагическая дилемма в жизни известной певицы – оказывается, большие глянцевые журналы иногда пишут правду.

– Представь себе, – холодно сказала она и выдернула волосок у меня на груди, очевидно, в наказание за мою бестактность.

Поскольку волос у меня на груди было не так уж много, я постарался говорить как можно вежливее.

– Значит, ты не могла выйти замуж за Пола Кендалла, поэтому пришлось выбрать второе и получать букеты роз от восторженных поклонников.

– Если тебе так хочется об этом поговорить, я заткнусь и буду слушать тебя, – бросила Марго. Я склонил голову.

– Извини. Давай дальше!

– Секс в моей жизни так же важен, как и в жизни других людей, – продолжила она. – С пением мне тоже не хотелось бы расставаться. Вот почему я обычно сплю с продюсером, если, конечно, он не слишком неприятен.

– Черт побери! – восхищенно воскликнул я. – Оказывается, можно заполучить сразу два удовольствия, к тому же, одни из лучших в этом мире.

7
{"b":"31961","o":1}