ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ну и кого мы ждем? Поехали, – хитро улыбнулась Диана, она сразу догадалась, что Шурик Верочку не узнал и теперь ожидает ее выхода из салона.

– Так это… – промямлил водитель, пожал плечами и сел в машину. Возражать хозяевам Шурик не умел, вопросы не по существу не задавал и молча и старательно выполнял свою работу. Поэтому куда делась чумовая баба с драной мочалкой на голове и длинными, как у цапли, ногами и носом – так лестно водитель охарактеризовал про себя Верочку – и почему вместо нее Диана вернулась с какой-то холеной богатой стервой, Шурик уточнять не стал. Завел двигатель и нажал на газ. Ответы на свои вопросы Шурик, тем не менее, получил сразу же, как только они отъехали от салона и Диана тихо назвала свою новую спутницу по имени. Водитель от неожиданности вздрогнул и очумело покосился в зеркало заднего вида. «Ни фига себе», – ошарашенно подумал он, озадаченно почесал макушку и вновь сосредоточенно уставился на дорогу.

– Вера, ну скажи мне, что случилось? – взволнованно спросила Диана, заглядывая женщине в глаза. – Ты такая красивая, стильная, выглядишь лет на десять моложе своих лет. Я, как только тебя увидела, дар речи потеряла от твоей красоты. Даже сразу не признала. А ты как будто не рада совсем. Тебя что, Вольдемар чем-то обидел?

– Нет, нет, Дианочка, никто меня не обидел, и я очень, очень рада, правда, – попыталась отвязаться от девушки Вера.

– Если рада, то почему сидишь с таким лицом, словно у тебя живот болит? – не унималась Диана.

– Это я от шока. Согласись, не каждый день от судьбы принимаешь такие щедрые подарки! Со мной все хорошо, Дианочка. Спасибо тебе за все.

– Я знаю, почему ты такая, – грустно сказала Диана. – Ты думаешь о будущем, да? Ты думаешь, что как только мы разберемся с этим делом и найдем убийцу, то ты будешь вынуждена вернуться. Ты ошибаешься, я не…

– Я думаю о прошлом, а не о будущем, – перебила Диану Вера. – Я думаю о прошлом, в которое вернулась. Прости, я очень устала, Дианочка. Давай отложим эту тему на время и просто помолчим сейчас, хорошо?

– Хорошо, – растерянно согласилась Диана, еще раз посмотрела на Веру и поняла, что в ней изменилась не только внешность: что-то неуловимое произошло и внутри ее. Диана вдруг испугалась и вновь почувствовала себя одинокой и брошенной. Ей захотелось заплакать, разрыдаться в голос. И еще ей захотелось сейчас же стереть с Веры косметику и вернуть ту заботливую, простую и естественную женщину, с которой она познакомилась в парке. Желание было таким сильным, что она крепко сжала кулачки. Ногти с силой впились в нежные ладошки, до крови разодрав кожу, – девушка пришла в себя и вскрикнула от боли.

– Что случилось, Дианочка? – взволнованно спросила Вера, схватила руку девушки и посмотрела на рану. – Дианочка, как же ты так ухитрилась поранить ручку, господи! Эй, Шурик – ты что, урод, машину водить не умеешь?! Поаккуратнее. Наша принцесса из-за тебя руку поранила – ямы объезжать кто за тебя будет? Я, что ли? – гневно заорала она на ни в чем не повинного Шурика, притянула Диану к себе и обняла. – Дианочка, ты что плачешь? Больно, да? Ну потерпи, почти приехали, сейчас дома ранку обработаем, – успокаивала Диану Вера, даже не предполагая, что девушка плачет не от боли, а от радости – что вновь обрела, кого чуть было не потеряла.

Глава 7

Банкир и его жена

Банк «Триумфальная арка» поражал своим размахом и великолепием. Пять этажей, отделанных самыми лучшими материалами, сверхзвуковые лифты, двери из красного дерева, качественное ковровое покрытие на полу. Армен Зурабович Вартанян пригласил Артема Босяка к себе в кабинет. Об убийстве жены он уже знал, но по каким-то причинам приехать на место происшествия не смог. Разговаривал Вартанян без акцента и выглядел абсолютно спокойным и равнодушным.

– Выражаю вам свои соболезнования, Армен Зурабович. Мне очень жаль, что с вашей супругой произошло такое несчастье, – без особого сочувствия в голосе сказал следователь, разглядывая мужа Нины Вартанян, средних лет, привлекательного яркого армянина с пронзительно синими глазами.

– Спасибо за сочувствие, – ухмыльнулся банкир. – Только давайте не будем отнимать друг у друга время и перейдем сразу к делу.

– Ну, что же, к делу, так к делу. Кому, по-вашему мнению, была выгодна смерть вашей жены? – усаживаясь в кресло напротив Армена Зурабовича, спросил следователь. Спокойствие банкира показалось Артему подозрительным, и он приготовился уже задать много каверзных вопросов, чтобы вывести его на чистую воду, но…

– Мне, – спокойно и совершенно серьезно сказал банкир, чем ввел молодого следователя в замешательство.

– То есть… вы хотите сказать…

– Смерть Нины была выгодна мне, но я ее не убивал. На момент ее убийства я находился в банке. Это могут подтвердить мои сотрудники, вот список.

– Убийство – заказное, Армен Зурабович. Было бы нелепо предполагать, что вы сами нажали на курок.

– Я не заказывал свою жену, если вы это имеете в виду. Я хочу, чтобы как можно быстрее все неясные вопросы прояснились, – поэтому буду с вами предельно откровенен. В любом случае вы все узнаете от моих друзей и знакомых. Ни для кого не было секретом, что мы жили с Ниной вместе только формально, ради спокойствия ребенка. Когда-то давно я имел неосторожность завязать роман с этой женщиной, в результате нашей связи она забеременела. Жениться было для меня делом чести, так я и поступил.

– Чем же она так вам не угодила, Армен Зурабович? – ехидно спросил следователь.

– Из-за нее мой бизнес мог лопнуть в любой момент. Меня перестали приглашать в приличные дома. Моя жена была интриганка и сплетница. Она подгадила везде, где могла. Это была не женщина – это была сука последняя! Но, повторяю, я не заказывал свою жену, хотя не скрою, очень благодарен человеку, который стер ее с лица земли.

– Неужели ради ребенка можно было все это терпеть рядом с собой? Насколько я знаю, вы прожили с ней восемь лет.

– Восемь жутких, ужасных лет, – тяжело вздохнул банкир. – Вы правы, в конце концов я пришел к выводу, что даже ради ребенка не могу жить с ней рядом, и две недели назад подал заявление о разводе.

– Значит, вы собирались развестись с Ниной? – уточнил следователь. – Жена знала о ваших планах?

– Естественно, знала.

– И какая у нее была реакция? – спросил Артем Борисович уже без особого интереса, потому что понял: Вартанян к смерти супруги не имеет никакого отношения.

– Нормальная у нее была реакция, учитывая то, что в качестве откупного она получала после развода 70 процентов имущества, которым я владею. Если вам интересно, я могу показать вам договор.

– А ребенок?

– Ребенок после развода должен был остаться со мной. Он никогда ей не был нужен.

– Неужели вы, банкир, так просто простились бы почти со всем своим имуществом? – лукаво спросил следователь.

– Отдал бы с радостью, лишь бы она исчезла из моей жизни!

– И она исчезла, а вы остались при своих. Вам повезло, Армен Зурабович.

– Не то слово, – искренне улыбнулся Армен. – Кажется, бог услышал мои молитвы! Теперь мы с сынишкой подыщем себе достойную маму и будем жить долго и счастливо. Коньяк будете? – неожиданно спросил Армен Зурабович, встал, подошел к бару, вытащил бутылку «Камю», обернулся и вопросительно посмотрел на следователя.

– Нет, спасибо, – уныло сказал Артем Борисович и задал следующий вопрос: – Кому, кроме вас, могла помешать ваша жена?

– Кому угодно, – сообщил Вартанян, вернулся за свой стол, открыл бутылку и сделал несколько внушительных глотков из горлышка. Довольно крякнул. – Зря вы отказались. Отличный коньяк, скажу я вам! Да и повод есть.

– Ну что же, Армен Зурабович, спасибо вам за откровенность. Вы все мне популярно объяснили. Только мне все равно с трудом верится в то, что ваша жена легко согласилась на развод и без боя отдала вам ребенка. Такие женщины обычно предъявляют претензии на детей, не потому что они им нужны, а для того, чтобы после развода у них была возможность манипулировать своими бывшими мужьями и всегда оставаться у кормушки.

11
{"b":"31968","o":1}