ЛитМир - Электронная Библиотека

– У тебя великолепный дом, – пытаясь вернуть в фокус разбежавшиеся в разные стороны глаза, сказала Вера и плюхнулась в кресло.

– Спасибо, я рада, что тебе у меня понравилось, – улыбнулась Диана. – Дом построил мой отец – это его гордость. После его смерти хозяйкой стала я. Только знаешь, если честно, я бы предпочла что-то другое, более уютное и маленькое. Все эти хоромы подавляют человека, но Зорин со мной по этому поводу категорически не согласен. Прости, я, наверное, своими рассуждениями ставлю тебя в неудобное положение и раздражаю, – спохватилась Диана.

– Диана Владимировна, обед готов. Куда подавать? – спросила горничная, прервав их беседу.

– На террасу, Марина. Погода хорошая – не хочется сидеть в четырех стенах.

– Но Павел Сергеевич просил, чтобы вы не выходили на улицу, – попыталась возразить горничная.

– Я же сказала тебе – на террасу, – раздраженно произнесла Диана. – Охрана на въезде в поселок предупреждена, чтобы никого без пропуска не допускать на территорию. В саду так же безопасно, как и в доме.

– Слушаюсь, – угрюмо сказала горничная и удалилась.

– Новенькая, – вздохнула Диана. – Раздражает меня – сил нет, а уволить рука не поднимается – сирота. Ну что, проголодалась? Тогда пойдем, перекусим слегка. Прости, не успела поинтересоваться, что ты любишь, поэтому попросила приготовить всего по чуть-чуть.

«Всего по чуть-чуть» занимало весь стол, рассчитанный на двенадцать персон. От аппетитных запахов у Веры закружилась голова и подкосились ноги. Она тяжело осела на стул, сглотнула набежавшую слюну и строго напомнила себе, что придерживается правил аскетизма и должна ограничивать себя во всем.

– Что тебе положить? – спросила Диана, отправив горничную.

– Это все и за неделю не съесть, – тихо пропищала Вера, еще раз оглядывая стол и пытаясь выбрать для себя какое-нибудь скромное блюдо.

– А зачем нам все это есть? Ешь только то, что тебе нравится, остальное собаки съедят, – по-деловому сообщила Диана.

– Собаки?! – с возмущением воскликнула Вера. – А ну его на фиг, этот аскетизм, и Диогена с ним в придачу!

– Что ты сказала? – удивилась Диана.

– Я говорю, что, пожалуй, я съем курицу… и свининки кусочек тоже, и рыбу, рыбу – красную и белую, а еще шашлык из баранины и эту креветку большую, грибочки тоже мне положи… А это что?

– Это суши. Японская кухня. Рис, завернутый в водоросли, со свежей рыбой.

– А вот водоросли я не буду, – решительно сказала Вера и набросилась на еду.

Глава 6

Сказочные превращения

Частная стоматологическая клиника, в которую привезла Диана Веру, компактно располагалась на первом этаже старинного отреставрированного особнячка прошлого века. В уютной приемной, сидя на кожаных офисных диванчиках, ожидали своей страшной участи несколько человек, но Диана, сообщив всем, что они прибыли к доктору с острой непереносимой болью, втолкнула сопротивляющуюся Веру в кабинет врача без очереди. Стоматолог, невысокий аккуратный старичок с пышными темными бровями, маленькой козлиной бородкой и исконно русским именем Марк Семенович Иванов, несказанно обрадовался приходу Дианы и, алчно блеснув глазами и дорогими фарфоровыми коронками, усадил Веру в смотровое кресло. Семью Шатровых Марк Семенович обслуживал на протяжении многих лет и обожал за безграничную щедрость.

– Разруха наподобие постреволюционного периода семнадцатого года, – со вздохом вынес свой вердикт стоматолог, заглянув Вере в рот. – Где же вы, милочка, зубки-то растеряли?

– По дороге к вам, – буркнула Вера, с ужасом косясь на бормашину и непонятные инструменты в руках доктора.

– Она еще шутит! – воскликнул стоматолог. – Ну что же, Диана, думаю, мы с твоей знакомой сработаемся. Работы, правда, много – но за месяц управимся.

– Марк Семенович, необходимо сделать все как можно скорее, – возразила Диана.

– Ну… за две недели, – вздохнул стоматолог.

– Марк Семенович, я же знаю, что вы не просто стоматолог, вы – творец! – льстиво добавила Диана и широко улыбнулась.

– Ладно, проказница, иди погуляй пока пару часиков. Хотел твоей подруге металлокерамику поставить, но раз вам зубы срочно нужны, придется наращивать. Только, Дианочка, – замялся стоматолог, – так как в приемной ожидают своей очереди другие пациенты, и если я их не приму, то…

– Марк Семенович, вы же меня знаете – все ваши неудобства я щедро компенсирую! – воскликнула Диана, подмигнула доктору и вышла за дверь.

– Зиночка, – обратился он к своей ассистентке, – кто у нас там в приемной остался?

– С острой болью никого нет, Марк Семенович. Отправим всех по домам без проблем. К счастью, Нина Вартанян сегодня не пришла – с ней было бы сложно договориться.

– Тогда иди, Зиночка, сообщи пациентам, что завтра я приму их без очереди в любое удобное для них время, и пообещай за неудобство десяти-, нет, пятипроцентную скидку на все услуги, – проинструктировал помощницу стоматолог и обратился к Вере: – Ну что же, милочка, приступим.

– А больно будет? – спросила Вера сквозь зубы.

– Больно не будет. Сейчас вы сладко уснете, а когда проснетесь…

– Как это я усну?! – растерялась Верочка, отпихивая от себя руки доктора.

– Так как работы очень много, я решил применить общий наркоз. Спокой… Спокой… спокойной ночи, голубушка, – сказал Марк Семенович и, изловчившись, наложил маску с наркозом Верочке на лицо.

Диана удобно устроилась в приемной с журналом в руке, решив не покидать стоматологическую клинику и подождать Веру внутри. Водителя она отпустила на час по своим делам, а одна выходить на улицу не решалась. Она изо всех сил крепилась и старалась держаться, но ей было страшно – страшно до дрожи в коленях. Ей постоянно казалось, что маньяк-«мусорщик» следит за каждым ее шагом, что сейчас он стоит на улице, сливаясь с прохожими, и ждет удобного случая, чтобы ее убить. Успокаивала только одна мысль – что она не одна, теперь с ней Вера, странная, смешная, застенчивая женщина из другого мира, которая спасла ей жизнь и теперь из-за этого рисковала расстаться со своей собственной. Диане казалось, что именно такой, как Вера, была ее мать, которую она никогда не видела. Что-то было в Вере такое особенное, что заставляло ее чувствовать в ней родственную душу.

– Дианочка! – услышала она приторно-сладкий жеманный голос и вздрогнула. – Дианочка, как я рада тебя видеть, детка!

В приемную, позвякивая дорогими украшениями, вплыла яркая высокая брюнетка с короткой стильной стрижкой, и все помещение заполнилось удушливым ароматом ее терпких дорогих духов.

– Здравствуйте, Нина, – через силу улыбнулась Диана. Нину Вартанян Диана не переваривала. Богатая стерва, пробившаяся в свет из провинции благодаря своему удачному браку с банкиром Арменом Вартаняном, Нина так и не смогла стать своей в элитной тусовке и за это мстила всем, распространяя грязные слухи о тех, кто был богаче, красивее и успешнее.

Нина опустила свой холеный зад в кресло рядом с Дианой, звякнула золотыми браслетами и заговорщически подмигнула ей.

– Слышала, ты замуж вышла? К сожалению, в это время я отдыхала в Монте-Карло с Арменчиком и поэтому не смогла разделить с тобой торжество. Но, надеюсь, поздравительную телеграмму ты получила и не обижаешься?

– Конечно, нет, – уверила Нину Диана и постаралась скрыть улыбку – в списке приглашенных фамилии Вартанян не было даже в помине, впрочем, никаких телеграмм от этой семьи она не получала тоже.

– Ну, еще раз тебя от всего сердца поздравляю! Только ты уже меня извини, Дианочка, я что-то в толк не возьму: твой муж – он кто такой? Откуда ты его выкопала? Вроде среди богатых банкиров и промышленников фамилии Зорин я не встречала, – совершенно не стесняясь своих невежливых вопросов, спросила Нина.

– Зорин – это друг моего отца. Он был его партнером, они работали вместе, – без особого энтузиазма объяснила Диана.

– Ах, вот оно что! – всплеснула руками Нина, и браслеты на ее руках вновь звякнули. – Быстро он подсуетился, твой Зорин. Ловко все обстряпал.

8
{"b":"31968","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Король на горе
Без надежды на искупление
Проводник
Буквограмма. В школу с радостью. Коррекция и развитие письменной и устной речи. От 5 до 14 лет
Натуральный сыр, творог, йогурт, сметана, сливки. Готовим дома
Дело Варнавинского маньяка
Сварга. Частицы бога
Заветный ковчег Гумилева