ЛитМир - Электронная Библиотека

– И что же он обстряпал? – стараясь скрыть раздражение, спросила Диана.

– Ой, ну ты только не обижайся, но все только об этом и говорят. Зорин твой женился на тебе по расчету и тебя совсем не любит. Мне так жаль тебя, Дианочка. Мало того – у него есть любовница, обворожительная сногсшибательная львица из высшего света. Он ее обожает и…

– Послушайте, Нина! Не знаю, как там ваше отчество… Я порекомендовала бы вам открывать ваш рот только в кабинете стоматолога, а сейчас захлопнуть его и не мешать мне читать журнал, – с угрозой в голосе сказала Диана.

– Что? – переспросила Нина и «растопырила» свои ярко накрашенные глаза. – Дианочка, но я же не хотела… Дианочка, простите меня, – затараторила она испуганно. Ниночка Вартанян, при всей своей наглости и глупости, прекрасно отдавала себе отчет в том, кто в этом мире занимает лидирующие позиции. Диана могла легко раздавить и Нину (и ее мужа в придачу) легким движением руки. – Дианочка, я же просто по-дружески, как подруга подруге.

– Кстати, Марк Семенович сказал, что на сегодня прием окончен, вы можете прийти завтра в любое удобное время, – не обращая внимания на льстивые оправдания, сказала Диана, встала, открыла жалюзи и распахнула окно.

От едкого парфюма у нее заслезились глаза и перехватило дыхание. Пытаясь отдышаться, Диана сделала несколько глубоких вдохов, вернулась в кресло и стала обмахиваться журналом. «Только бы приступ не начался, только бы не начался, – думала она. – Не хватало еще при этой сплетнице…» Но удушье все сильнее сжимало грудную клетку, дышать становилось все труднее. Она трясущейся рукой расстегнула сумочку, достала оттуда специальный спрей, но баллончик с лекарством выскользнул из руки и упал на пол. Диана резко нагнулась за ним, Нина, видимо, тоже попыталась помочь, но не удержалась на ногах и шлепнулась на пол рядом с Дианой.

– Ниночка, вы не ушиблись? – хихикнула Диана, сделав пару вдохов лекарства и наконец ощутив, что в легких рассосался жесткий комок. Ниночка не шевелилась, продолжая неподвижно лежать на полу. – Нина, что с вами? – испуганно спросила Диана и перевернула женщину на спину – в тишине отчетливо звякнули браслеты на ее руке.

Хлопнула дверь. Пошатываясь, бледная, с синяками под глазами, из кабинета стоматолога выплыла Верочка с Марком Семеновичем под ручку. Увидев в приемной Диану, она широко и криво улыбнулась, демонстрируя ей свою новую белоснежную улыбку, но, посмотрев на пол, в ужасе спросила:

– Что… что это с ней?

– Марк Семенович, вызывайте «Скорую» и милицию. Нина Вартанян… мертва, – побелевшими губами прошептала Диана. Нина Вартанян лежала на полу, глаза и рот ее были открыты, а во лбу зияла маленькая темная дырочка.

* * *

Следственная группа отреагировала на вызов оперативно: спустя десять минут место убийства уже было оцеплено, и эксперты приступили к своим обязанностям. Но в гостях у Марка Семеновича Диане с Верочкой пришлось задержаться гораздо дольше, чем им хотелось бы. Выслушав свидетельские показания, следователь попросил женщин немного подождать, усадил их в комнате отдыха персонала и удалился. Ждать пришлось довольно долго. Верочка лихорадочно курила одну сигарету за другой, Диана нервно металась из угла в угол. Нет, смерть Нины Вартанян ее почти не тронула, свои личные проблемы девушка воспринимала гораздо трагичнее, но она ужасно боялась вновь увидеть посиневший труп с дыркой во лбу и втайне молилась, чтобы женщину хотя бы прикрыли простыней, когда они с Верой выйдут из комнаты. К счастью, когда их пригласили для дачи показаний обратно в приемную, труп Нины Вартанян уже увезли. Но все равно, на душе у Дианы было тревожно: жирный, очерченный мелом контур на полу, помимо воли, притягивал взгляд и невероятно нервировал.

– Итак, Диана Владимировна, еще раз, пожалуйста. Вы сидели в приемной и ждали вашу подругу, которая находилась в кабинете Марка Семеновича. Правильно я вас понял? – спросил следователь, не отрываясь от протокола.

– Да, но я же уже все вам объяснила. Простите, забыла, как вас…

– Артем Борисович Босяк, – подсказал следователь.

– Спасибо, – стараясь скрыть улыбку, сказала Диана. – Так вот, Артем Борисович, повторяю, я сидела в приемной, ждала свою подругу, а потом пришла Нина Вартанян, – уточнила девушка.

Следователь ей был симпатичен: ангельские русые кудри, необыкновенно длинные ресницы и ясные голубые глаза. Однако ангелочком Артема Босяка назвать можно было лишь с натягом, учитывая его крепкое телосложение, высокий рост и резковатость черт его лица. Он не был красив, в нем не было лоска, одевался он небрежно, но было в этом парне что-то первобытное, грубоватое и по-настоящему мужское, и именно эти его качества заставили сердце Дианы забиться немного быстрее, чем следовало бы.

– Нина Вартанян тоже ваша подруга? – задал следующий вопрос следователь.

– Нет. Просто знакомая, – рассеянно ответила Диана, удивленная странной реакцией собственного организма на собеседника.

– Откуда вы ее знаете?

– Господи, ну какая разница?! – раздраженно воскликнула Диана. – Наша семья держит в банке у мужа Нины Вартанян свои деньги. Армен Вартанян – банк «Триумфальная арка» – слышали о таком?

– Вы хотите сказать, что Нина Вартанян… Ой, как плохо! Слышал, Санек? Убитая – жена Армена Вартаняна!

– Заказное, по всему выходит, – тоскливо изрек Санек и тяжело вздохнул. – Да и так сразу было понятно. Стреляли из подъезда дома напротив, из снайперской винтовки – она там так и осталась валяться в подъезде, короче, работал профессионал. Видишь, какая дырочка аккуратная, с такого расстояния – и точно в лобешник, как в десятку.

– Так, значит, вы сидели, беседовали, и вдруг прозвучал выстрел, – продолжил допрос Артем Борисович.

– Выстрела я не слышала. Я уронила лекарство на пол и нагнулась за ним, а когда поднялась, Нина лежала на ковре и не шевелилась. Я перевернула ее и поняла, что она мертва.

– Хорошо, Диана Владимировна, больше у меня вопросов к вам нет, езжайте домой, отдыхайте. Все ваши данные у меня есть, если понадобится, мы с вами свяжемся. И подружка ваша, я смотрю, очень плохо себя чувствует, вон, бледная какая. Мало того, что у стоматолога побывала, еще и на труп полюбовалась. Жуть! – последнее восклицание, произнесенное с чувством, скорее всего относилось к посещению стоматолога. Видимо, дантистов Артем Борисович побаивался, поэтому допрос Марка Семеновича отложил напоследок и все время косился в его сторону с опаской, периодически сильно меняясь в лице. – Да, чуть не забыл, – окликнул их у двери следователь, обращаясь к Вере. – Ваши данные я не записал. Будьте добры, паспорт свой дайте-ка на минуту. Вы хоть и ничего не видели, но мало ли что.

– Я паспорт с собой не взяла, – тихо пролепетала Вера.

– Ну так просто сообщите, где живете, и свою фамилию, – покладисто попросил следователь.

– Вера Петровна Иванова. Проживаю: город Москва, улица Старый Арбат… – Вера быстро продиктовала номер дома и квартиру и выскользнула за дверь.

Миновав желтую ленту и милицейское оцепление, они сели в машину и только там вздохнули с облегчением.

– Ничего себе, сходили зубки полечить, – после некоторой паузы сказала Вера.

– Сейчас поедем еще к стилисту, – сообщила Диана, равнодушно взирая в окно.

– Ты в своем уме?! К какому стилисту?! Ты видела, как эту банкиршу грохнули? А если «мусорщик» нас так же попытается убить, ты об этом подумала? Мы как открытые мишени по улицам шастаем! Если он до этого всех душил, это еще не значит, что он в ближайшем будущем не обзаведется пистолетом или ружьем.

– И что?! – огрызнулась Диана. – Я не собираюсь из-за этого закрыться дома на десять замков. Я не собираюсь менять свои планы.

– Ну и дура! – воскликнула Вера.

– Сама дура! – не осталась в долгу Диана. – Ходишь, как чувырла, и не хочешь ничего менять!

– Как хочу, так и хожу, – возмутилась Верочка. – Тоже мне, принцесса выискалась! Я и без твоей опеки нормально жила, не жаловалась. Останови машину, я выйду здесь.

9
{"b":"31968","o":1}