ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Что скрывают красные маки
Наследница Вещего Олега
Эпоха за эпохой. Путешествие в машине времени
Dead Space. Катализатор
Неделя на Манхэттене
Почему Беларусь не Прибалтика
Люди в белых хламидах
Похитители принцесс
Катарсис. Северная Башня

Лиз Филдинг

Очаровательная соседка

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Это ошибка. Огромная ошибка. Пока не поздно, ей нужно вернуться к мокрой от дождя живой изгороди, отделяющей ее террасу на крыше пентхауса от идеального во всех отношениях японского сада Ричарда Мэллори, радующего глаз мшистыми камнями причудливых форм, небольшим прудом с сонными карпами и павильоном со стенами из тонкой рисовой бумаги.

Воплощенное совершенство!

Ее ботинки оставляли четкие глубокие следы на сыром гравии. Вот тебе, и осторожность!

Нет, все-таки она не рождена для кражи со взломом. Даже одежду выбрала неподходящую. По всем правилам на ней должен быть черный обтягивающий костюм и легкие теннисные туфли, не производящие лишнего шума. А волосы следовало спрятать под вязаной шапочкой…

Ради бога, что за глупые мысли! На дворе раннее утро, город только пробуждается от сна. Маловероятно, что ее застукают. Но все же, на всякий случай, лучше выглядеть неприметно, скажем, расстроенной соседкой, забредшей в чужой сад в поисках сбежавшей кошки или собаки…

Короче говоря, как можно более невинно. А ее наряд – ботинки со шнурками, джинсы и рубашка едко-розового цвета на выпуск – свидетельствовал о ее полнейшей безвредности.

Девушка тяжело вздохнула.

Расстроенная – это верно.

А ведь она поклялась самой себе, что больше не станет заниматься подобными вещами. Даже ради Софи. Никогда и ни за что.

И вот на тебе! Согласилась. Не смогла отказать.

Проклятая безотказность.

Джинни попыталась успокоиться и решительно отогнала прочь желание поскорее убежать обратно.

– Ничего страшного! Она все продумала до мелочей.

Волноваться не о чем. Кроме того, это нужно подруге, попавшей в переделку. Подруге, которая всегда поддерживает и помогает, напомнил внутренний голос.

Девушка сделала еще один глубокий вдох и вошла в пустую гулкую комнату через открытые стеклянные двери.

– Эээ… доброе утро!

Ее голос прозвучал надсадно и хрипло. Похоже на кваканье простуженной лягушки. На случай, если кто-то окажется в квартире, у нее уже была заготовлена довольно правдоподобная история. Но от этого сердце почему-то не переставало колотиться часто-часто, так что в ушах стоял звон, как от литавр оркестра Лондонской Филармонии…

– Есть кто дома?

Ответом ей было только едва различимое мерное жужжание стиральной машины.

Никакие другие звуки не нарушали тишины в квартире.

Теперь возвращаться уже поздно.

На все у нее есть пятнадцать минут. Максимум двадцать, если очень повезет. Краткий промежуток времени для осуществления плана, пока домработница, открыв, как и каждое утро, высокие стеклянные двери в сад на крыше, чтобы проветрить комнаты, и включив стиральную машину, спустилась на первый этаж пофлиртовать с привратником за чашечкой ароматного кофе.

Джинни вытерла холодные капельки пота, выступившие над верхней губой. У нее все получится!

Надо только успокоиться. Пятнадцати минут более чем достаточно, чтобы найти компьютерный диск и спасти глупую Софи.

Позвольте, позвольте. Это еще неизвестно, кто из них глупый! Ведь именно она вломилась в квартиру соседа, в то время как «глупая» Софи находится в безопасности на работе в окружении многочисленных коллег, способных подтвердить ее алиби.

Если таковое понадобится.

А вот тихая, разумная Джинни – которой следовало бы засесть за произведения Гомера в тишине и уюте Британской библиотеки, – вполне может попасть в тюрьму.

Так что нечего тратить драгоценное время и ловить ворон. Хотя излишняя спешка тоже ни к чему.

Главное – спокойствие.

Девушка огляделась, чтобы освоиться в чужой комнате. Не хватало еще что-нибудь уронить…

В квартире Ричарда Мэллори, как и в изысканном садике, прослеживалась тенденция к минимализму. Мебели было крайне мало, однако вся она была выполнена с такой идеальной лаконичностью и простотой, что сразу становилось ясно: стоил гарнитур весьма дорого. Помимо этого в комнате находилось несколько изящных ваз и керамических фигурок. Больше всего впечатляли просторы светлого полированного паркета.

Так, держись подальше от керамики, посоветовал мудрый внутренний голос. Лучше вообще к ней не подходи…

Лишь один штрих выпадал из этой картины дизайнерского совершенства – стоявшая на столике возле дивана бутылка шампанского, горлышко которой было аккуратно обвязано черным шелковым чулком. Рядом с ней – два узких фужера. Под узел чулка кое-как просунута льняная салфетка, на которой было наспех написано что-то как будто бы помадой.

Записка? С благодарностью?

Джинни поборола любопытство, хватит уже с нее неприятностей!

Что бы там ни было начертано, все это лишь подтверждает репутацию хозяина квартиры. То, что он компьютерный гений и талантливый бизнесмен, понятно без объяснений. Финансовые издания наперебой расхваливали его недюжинный ум и смекалку, пуская слюни по поводу немыслимых доходов акционерной компании «Мэллори». А еще о нем ходила слава заправского сердцееда – ну что ж, слухи не врут!

Несмотря на соседство, хотя и временное, со знаменитым миллиардером, ей еще не приходилось встречаться с ним и проверять на себе волшебство его мужского обаяния. Впрочем, Джинни не принадлежала к типу смазливых куколок, на которых обращают внимание компьютерные гении, и он вообще вряд ли заметил бы ее, даже столкнувшись лицом к лицу.

И как бы привлекателен мистер Мэллори ни был, она не находила ничего интересного в мужчине, за которым тянется шлейф случайных связей и кратких несерьезных романов, даже если желтая пресса души в нем не чает за это.

Девушка поправила очки, сползшие на кончик носа, и приложила руку к сердцу, пытаясь утихомирить его. Надо сосредоточиться на деле.

Мэллори забрал диск с работы домой в начале недели. Значит, теперь он лежит где-то на его письменном столе. Скорее всего. По крайней мере, это логично.

Абсолютно уверенная в том, что подруге не составит особого труда разыскать нужный диску Софи не удосужилась толком ей все объяснить.

Если это такое пустяковое дело, почему бы Софи самой не продраться сквозь мокрые и ужасно колючие кусты и не забрать треклятый диск? В конце концов, она обитает в этом же самом доме, всего лишь несколькими этажами ниже мистера Мэллори.

«Ну что ты, дорогая! Ты-то живешь в соседней с ним квартире. Лучше и не придумаешь! Прямо-таки подарок судьбы. Только подумай, если он узнает, что я сшивалась около его кабинета, меня не только уволят из корпорации, но я до конца дней своих останусь безработной. Этот Мэллори – законченный мерзавец! Он совершенно не терпит ничего, хоть в малейшей степени не дотягивающего до совершенства…»

Да. Конечно. Теперь она вспомнила причину.

Софи не могла рисковать. Вся эта авантюра была задумана ради того, чтобы ее не выгнали. Правда, Джинни так и не удалось понять, почему ее подруга поступила в компанию, производящую компьютерные программы. Обычно она предпочитала заниматься не слишком утомительной работой по связям с общественностью или – еще лучше, – надев какой-нибудь изысканный наряд, проводить время в картинной галерее в окружении великосветского общества…

Когда Софи говорила, все получалось удивительно просто. Выйти на крьпиу, пробраться через живую изгородь, проникнуть в апартаменты «законченного мерзавца», отыскать диск, скопировать его на свой компьютер и вернуть на прежнее место все, дело в шляпе, карьера Софи спасена. А Мэллори даже не узнает, что у него побывала гостья.

Проще пареной репы.

Девушка грустно вздохнула. И зачем только она позволила Софи Хэррингтон втравить ее в авантюру?

Хотя, если уж быть до конца честной, Джинни сама виновата. Но разве можно устоять, когда негодница Софи включает все свое обаяние?. Как тут откажешь?

Тебе уже двадцать четыре года, а ведешь себя как безмозглая пятнадцатилетняя девчонка, журил внутренний голос.

1
{"b":"32","o":1}