1
2
3
...
10
11
12
...
29

– Ты, конечно, можешь остаться и понаблюдать, предложил Ричард. – Но вряд ли увидишь при этом нечто новое для себя.

Софи была права, поняла Джинни. Ричард Мэллори – законченный мерзавец. И это еще мягко сказано. Она принялась просматривать нижние полки с книгами – специально, чтобы он видел, – тем временем обдумывая, как бы получше использовать столь неожиданный поворот событий.

Появление Ричарда могло бы стать для нее худшим из кошмаров… Но, несмотря на то, что он поцеловал ее, назвать произошедшее полной катастрофой было бы нельзя. Да, она все еще ощущала вкус его губ, и жаркий огонь еще струился по ее венам, но здесь, совсем рядом, в нескольких шагах от нее на столике лежали вожделенные ключи.

Оставалось только вернуться туда и взять их.

Проще простого. Тогда появится надежда на осуществление плана. Или, по крайней мере, круг поиска значительно сузится.

На данный момент Джинни не понимала, как справится с этим заданием, зато точно знала, что не сдастся. Потому что теперь не только работа Софи была поставлена на кон. Дело приняло личный оборот.

Надо обладать каким-то особым высокомерием, чтобы полагать, будто стоит женщине однажды взглянуть на него, как она тут же возмечтает улечься с ним в постель.

Даже если так оно и есть. Она не сделала ничего, чтобы разубедить его.

Она позволила ему поцеловать себя. И не просто позволила. А ответила. С энтузиазмом. Так что злиться надо не только на Ричарда Мэллори. Сама она была виновата не меньше. В конце концов, он всего лишь оправдывал свою репутацию. И ей следовало понимать, что ничего иного от него ждать не приходится.

Хотя Джинни и была немного удивлена, что он тратит время на флирт с такой скромной девушкой, как она. Она ведь не одевалась в соблазнительные наряды и не кокетничала с ним. Как раз наоборот.

У нее даже не было пары тонких черных чулок.

Джинни поднялась. Может быть, ему захотелось чего-то нового, необычного. Например, поцеловать женщину, не пользующуюся губной помадой. Такое ему, наверное, было непривычно.

Девушка провела кончиком языка по верхней губе, вспоминая его вкус. Для нее это точно было непривычно…

Она качнула головой, возвращаясь в реальность.

Кого она пытается обмануть?

Джинни прекрасно понимала, в чем дело.

Как Ричард рассуждал? «Бедняжка, выглядит ужасно, мужчины не ухаживали за ней, наверное, лет сто». Он полагал, что оказывает ей услугу. Небольшая благотворительная акция для дурнушки.

Плохо! Очень плохо! Ричард был не так далек от истины, как могло показаться на первый взгляд.

Нет, ей было наплевать на то, что он думает о ней. Какая разница?

Ее заботило лишь одно: отыскать проклятый диск и спасти работу Софи. И она будет смотреть ему прямо в глаза и улыбаться, как бы трудно ни пришлось. Так надо!

А то, что Ричард Мэллори, надменный и самовлюбленный, никогда не узнает, что на самом деле привело Джинни в его квартиру, а будет считать ее слегка чокнутой девицей с умильным детским пристрастием к домашним животным, лишь добавит сладости к ее победе.

Джинни попыталась улыбнуться – надо же начинать практиковаться – и продолжала улыбаться, когда Мэллори нарисовался в дверном проеме. Он успел переодеться в джинсы и футболку.

Даже если он и удивился странному выражению ее лица, то вида не подал.

– Есть успехи? – поинтересовался Ричард.

Спокойствие, только спокойствие. Один раз он уже лишил ее присутствия духа. Но она всегда прекрасно умела усваивать уроки.

– Пока нет. Но вы ведь сразу усомнились, что Гектор сумел взобраться по винтовой лестнице, правда?

– Так ты же у нас специалист по грызунам, а не я, – отрезал Ричард, проходя к двери. – Я собираюсь сварить кофе. Хочешь чашечку?

– Благодарю. От кофе не откажусь.

– Тогда пошли вниз. – Он оглянулся на нее и вдруг замер. – Если ты, конечно, тут закончила. Или тебе помочь проверить верхние полки?

Еще чего не хватало!

– Нет, спасибо. – Джинни мысленно умоляла его поскорее уйти. Ричард не шелохнулся. – Честно говоря, я уже не знаю, где и искать. Все осмотрела. А его нигде нет. – Она рассеяно зашарила взглядом вокруг.

– Еще что-то потеряла?

– Сумочку. Наверное, оставила в вашей…

– Спальне?

– Мм…

Последовала томительная пауза.

– Ну и чего ты ждешь? – спросил он с оттенком легкого раздражения. – Иди и возьми ее. Я подожду.

Она боялась показывать ему, как рада подвернувшейся возможности зайти в спальню, где ее ждали ключи.

– Мне бы не хотелось, чтобы вы меня неверно поняли.

– Хочешь, чтобы я принес ее тебе?

– Нет, я сама схожу. А вы просто… побудьте здесь. Ладно?

Ричард пожал плечами. Она спокойно двинулась в спальню, спиной ощущая его пристальный, пронизывающий насквозь взгляд. Ее так и подмывало обернуться и проверить, действительно ли он смотрит на нее. Но это движение было бы истолковано как признание вины. Или еще того хуже – как приглашение…

Девушка с облегчением скользнула в гардеробную и схватила ключи со столика. С того места, где он стоял, ее не было видно. И вообще, Ричард, наверное, уже ушел на кухню. Господи, сделай так, чтобы он ушел…

Вернувшись – по-прежнему без сумочки, – она обнаружила, что он стоит там же, у лестницы. Даже на шаг не сдвинулся. Ну да, он ведь сказал, что подождет ее.

Проклятье!

– Ах, вот она где! – театрально воскликнула Джинни и подняла сумочку из-за стула. – Так ведь и голову где-нибудь оставлю… – Ну, достаточно изображать из себя идиотку. Он, кажется, уже поверил. И возможно, не без основания…

– Значит, осталось только отыскать маленького шустрого грызуна, – подытожил Ричард с совершенно непроницаемым выражением лица. – Может, поищешь на кухне, пока я буду варить кофе?

– Неужели вы думаете, что он мог бы просидеть целый день на кухне, пока там работала миссис Фиггис?

И кстати, где она?

– Она уже ушла. Хомяк в безопасности.

Он что же, слышит все ее мысли?

– А. – Ее односложный ответ прозвучал так, словно Джинни боялась оставаться с ним наедине.

Поэтому она решила добавить:

– Я уже имела возможность полюбоваться ею. В смысле – вашей кухней. – Девушка сделала неопределенный жест, показывавший, что ей понравилась мебель и сверкающая стальная фурнитура.

– Для того все и было задумано. Чтобы все могли любоваться.

Она пропустила мимо ушей его издевку. Потому что знала, нельзя поддаваться на его провокации.

Это плохо кончается.

– А вы не готовите? – спросила девушка.

– Нет. Разве что из крайней необходимости.

– Печально.

– Вам, женщинам, только бы критиковать. Сама-то что, крупный кулинар? – Он отступил назад, чтобы пропустить ее на кухню. – Богиня плиты и скалки?

– Еще чего! Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на фаршировку куриц…

– Вот как? А я придерживаюсь того мнения, что человек должен все попробовать хотя бы раз в жизни. Правда, попытку освоить кулинарию я оставляю для дождливых дней.

– Однако в отличие от мужчин, – настойчиво продолжала она, не принимая его игру, – большинства мужчин, во всяком случае, женщинам приходится пересиливать себя и готовить, если они не хотят умереть с голода. Посмотрим правде в глаза: мужчины не станут делать это за них.

– А вот это – позволь заметить между делом – весьма некорректное замечание. Я бы даже сказал, дискриминирующее по половому признаку. Гнусная инсинуация! Если тебе когда-нибудь захочется бутерброда с омлетом, скажи только слово.

– И какое же именно слово?

– Угадай с трех попыток.

– А если не угадаю?

– Тогда сама приготовишь мне бутерброд с омлетом.

Это было нечестно. Он не имел права смешить ее. К счастью, Ричард быстро отвернулся к раковине и наполнил чайник водой.

– Не обращай на меня внимания, – посоветовал он. – Располагайся.

Они оба замолчали. Тишину нарушало только тихое жужжание кофемолки.

Теперь у меня есть ключи, размышляла Джинни, делая вид, будто ищет хомячка. Но как и чем отвлечь Ричарда, чтобы хватило времени дойти до кабинета? И осмотреть письменный стол.

11
{"b":"32","o":1}