1
2
3
...
13
14
15
...
29

– Мама собиралась навестить меня.

– Твоя мама, та самая любительница классической литературы?

– У меня всего одна мать.

– Ну конечно. – Ричард помолчал. – А твой отец? – Чем больше я узнаю о ней, рассудил он, тем проще будет понять, зачем она затеяла все это.

– А вот отца у меня нет. Даже одного, – равнодушно ответила Джинни.

Ее бесстрастность – всего лишь маска, догадался он. Просто отрепетированное безразличие.

– Прости, – сказал Ричард, на самом деле сожалея о том, что спросил. На него и так уже свалилось достаточно проблем, не стоило добавлять к ним еще щемящую жалость к ней.

– Да ничего, не велика беда. В наши дни матери-одиночки никого не удивляют. – Джинни едва заметно пожала плечами. – Ну так что? – спросила она. – Рискнете попробовать мою лазанью?

– А почему бы и нет? – Ему уже доводилось испытывать судьбу еще утром. Пожалуй, ее лазанья вряд ли окажется самой большой неприятностью за день. – Кто не рискует, тот не пьет шампанского, как говорится. Что наша жизнь, если в ней нет места маленькому приключению?

– Сплошная скука, – согласилась Джинни. – Так я пойду принесу ее?

– А что же ты станешь делать, если твоя мама вечером нагрянет?

– Это мало вероятно, если честно. Она уехала в Лондон на конференцию женских изданий. Мамин доклад, наверное, займет полдня. А если она все-таки решит меня навестить, я что-нибудь приготовлю на скорую руку.

В ее простых немногословных ответах проступал намек на невысказанную боль. И он услышал эту боль. Ему не терпелось узнать ее причину. И вообще разведать о Джинни как можно больше…

– Какая ты практичная, – резюмировал Ричард. Помощь нужна? Донести что-нибудь?

– Нет, спасибо. Я в силах донести одну тарелку из моей квартиры в вашу. Вернее, две тарелки. Дайте мне минуту-другую, и я порежу какой-нибудь салат и приготовлю соус. – Она помолчала. – Ой…

– Что такое?

– У меня нет лимона. Он нужен для соуса, – объяснила девушка. – Вряд ли у вас найдется…

На какое-то краткое мгновение он подумал, что, возможно, она действительно невинна как младенец. Но наваждение быстро прошло. Она просто играет с ним. А он еще жалеет ее!

– Лимон? Если в холодильнике его не видно, значит, нет. – Ричард был уверен, что она уже прекрасно знает все содержимое его холодильника.

– Кажется, нет. – Джинни посмотрела на него.

Ее грудь поднималась при каждом вдохе несколько выше обычного. А на щеках проступил едва заметный румянец. И глаза сияли зеленью молодой луговой травы… – Все-таки придется бежать в магазин.

Если вы, конечно, не против.

– Нет, я сбегаю, – ответил Ричард, стараясь сдерживать нарастающий гнев. Было совершенно ясно, зачем она его отсылает. – Купить только лимон?

Или еще что-нибудь?

– Ну, еще, пожалуй, оливок, раз уж вы все равно туда идете. И хрустящего хлеба.

– Думаю, справлюсь. Я быстро.

– Не спешите. На лазанью уйдет по меньшей мере полчаса.

Не спешите! Каково! Ему хотелось схватить ее, встряхнуть хорошенько и посоветовать не быть такой глупой. Но вместо этого он произнес:

– Можно будет поесть на улице, если захочешь.

– Я с удовольствием. Мне очень нравится ваш садик. Никаких подстриженных кустиков. И никаких жучков-паразитов.

– Паразиты есть всегда, – отрезал Ричард.

Ну вот. Все получилось. Джинни быстро вернулась с лазаньей, сунула ее в духовку и включила плиту.

Момент настал. Сделай то, зачем явилась сюда, сказала он себе.

Ричард не торопился. Не спеша купил лимон, крупных оливок, батон с хрустящей корочкой. На прилавке аппетитно алела свежая клубника. Он положил упаковку ягод в корзину и добавил упаковку жирных сливок.

Приговоренный к казни преступник получит свою последнюю трапезу…

Ричард мог прикинуться не слишком вежливым и послать ее подальше с дурацкой лазаньей. Или отказаться уходить из квартиры, даже ради какого-то там соуса, который, без сомнения, получится очень вкусным. Мог бы настоять на своем и заказать еду по телефону из ресторана.

Конечно, ему ничего не стоило остановить ее. И сделать так, чтобы она и на милю не смогла подойти к его дискам. Ох, как его тянуло устроить ей веселую жизнь. Но ведь кроме нее есть еще кто-то.

Он, этот второй, все время незримо присутствует рядом. Ричарду хотелось, чтобы это безумие поскорее закончилось. А больше всего он желал увидеть за решеткой того, кто втравил Джинни в эту аферу и послал к нему.

Проще простого! Она всего лишь открыла ящик и там оказался искомый диск. То есть, конечно, он не лежал сверху и не ждал, когда же его найдут. В ящике обнаружилась целая куча дисков – штук десять или больше, – и ей пришлось искать среди них нужный. К счастью, они все были аккуратно подписаны.

Если бы Джинни на самом деле замышляла украсть программы Ричарда Мэллори, то была бы очень благодарна ему за такую педантичность.

Она-то ожидала, что на дисках из соображения безопасности будут какие-нибудь зашифрованные названия, непонятные постороннему.

Ведь Софи предупреждала, что он помешан на безопасности и защите.

Что ж, значит, здесь он не додумал что-то. Даже у безупречного Ричарда Мэллори бывают промахи.

Девушка пожала плечами, вставила диск в компьютер и запустила копирование, а сама открыла холодильник в поиске зелени для салата. Салат-латук, горчица… Ее рука замерла над упаковкой лимонов.

В конце концов, можно будет сказать ему, что случайно обнаружила лимоны, рассудила Джинни и усмехнулась. Плохая девочка! Хватит испытывать судьбу. Тебе и так слишком везло до сих пор.

Зелень и остальные ингредиенты для соуса девушка сложила в корзинку. Потом, проверив, что диск благополучно скопирован, отправила необходимый документ Софи по электронной почте. Оставалось лишь положить на место диск и ключи.

В конце концов, все оказалось очень просто, мелькнуло у нее в голове. Не стоило так волноваться и портить себе нервы.

Хотя с другой стороны, впереди целый вечер. И его нужно пережить и выдержать.

К моменту возвращения Ричарда, лазанья уже подпекалась в духовке, а Джинни перемешивала компоненты соуса.

– Я как раз вовремя, – констатировал он, передавая ей лимон. Она быстро выжала из него сок. Ричард тем временем откупорил бутылку вина и налил его в два бокала. Потом вышел на свою роскошную террасу, чтобы насладиться видом на реку, оставив Джинни на кухне заниматься своими «прямыми обязанностями», то есть готовить ему ужин.

Взбудораженная событиями безумного дня, Джинни чувствовала себя наэлектризованной до предела. Ей хотелось отомстить Ричарду за высокомерие и скрытые издевки. Например, убрать ломтик яблока из тумбочки. И пусть думает, что Гектор вышел, почуяв лакомство, а потом снова спрятался.

Так ему и надо, этому Ричарду.

Но здравый смысл подсказывал: лучше оставить все, как есть. И радоваться тому, что Ричард не мешает ей и не усложняет и без того непростую задачу. Девушка вдруг поняла, что выпила почти весь бокал, и решила вернуться к приготовлению соуса.

Ей осталось всего-то справиться со следующими двумя-тремя часами. А потом все кончится. Софи будет спасена от своего жениха со скошенным подбородком – по крайней мере, на какое-то время.

Мэллори наконец отправится в Глостершир к сестре, которая его уже, наверное, заждалась. А ее собственная жизнь вернется в прежнее русло.

Отлично!

Странно, почему она совсем не рада этому?

– Пахнет аппетитно.

От неожиданности Джинни чуть не уронила салатницу, поймав ее дрожащими пальцами.

Его пристальный взгляд очень нервировал ее.

– Извини, я не хотел напугать тебя. – Ричард наполнил ее бокал вином. – На, выпей для успокоения нервов, – предложил он.

Девушка сделала глоток… Может быть, он и прав. Теплота вина придала сил.

– С м-моими нервами все в п-порядке. Благодарю вас.

Ричард не стал с ней спорить, но его брови многозначительно дернулись вверх, показывая, что в этом он вынужден с ней не согласиться. Джинни напряглась и взяла себя в руки. Самое страшное позади. Еще час-другой, и можно расслабиться.

14
{"b":"32","o":1}