ЛитМир - Электронная Библиотека

Все повторяется. Девять лет назад Джинни тайком пробралась в кабинет школьной секретарши. И тоже по просьбе Софи. Речь шла «о жизни и смерти», а вернее, об отнятом на уроке личном дневнике, полном девичьих глупостей. Который необходимо было выкрасть, пока директор не прочел его.

Только круглая идиотка стала бы носить в портфеле столь откровенные записи. И уж точно только круглая идиотка стала бы писать в него прямо на уроке…

Джинни заставила себя вернуться в реальность.

Гардеробная, кухня… Она резко остановилась и замерла, увидев роскошную кухню, поблескивающую сталью и полированным деревом, представлявшую собой подлинный шедевр дизайнерского искусства. Да, такая обстановка, должно быть, вдохновляет на кулинарные подвиги.

Ради бога, о чем ты думаешь! У тебя осталось меньше пятнадцати минут, а ты тратишь время на разглядывание восхитительного набора первоклассных ножей!

Она быстро пересекла кухню и распахнула дверь в дальнем конце огромного зала с высокими потолками. Так. Письменный стол, ноутбук… вот оно!

Какой ужас! Казалось, что здесь целую неделю без перерыва работал буйный пациент психбольницы. Кабинет резко контрастировал со всеми остальными помещениями, которые выглядели почти нежилыми. Не считая, разумеется, бутылки шампанского и бокалов.

Впрочем, беспорядок ей даже на руку. Раз тут все навалено вперемешку, значит, хозяин не удосуживается прятать диски и дискеты в ящики и запирать их на ключ.

А еще это значит, что придется повозиться, прежде чем найдется нужный диск. Пустые бутылки из-под минеральной воды, обертки от шоколадных батончиков – надо же, у него неплохой вкус в том, что касается шоколада, – и буквально тонны бумаг, исписанных цифрами, на столе и на полу.

К сожалению, на столе никаких дисков видно не было.

Джинни подошла ближе и попыталась выдвинуть ящики. Но они оказались запертыми. Ключ он, должно быть, захватил с собой. Видимо, уехал на выходные вместе с обладательницей черного шелкового чулочка…

Хотя, если дело обстоит так, зачем тогда записка на салфетке?

Нет, точно, любопытство ее погубит.

Какое ей дело до каких-то записок?

Девушка бросила взгляд на ручные часы. Шесть драгоценных минут потрачено впустую…

Ладно. Ключей в наборе обычно два. Следовательно, где-то должен быть запасной. Она провела рукой под крышкой стола, под ящиками, надеясь, что он приклеен там скотчем. Пусто. Ну конечно, вор-взломщик в первую очередь проверит именно это место. Элементарно.

А где она сама стала бы хранить запасной ключ от ящиков письменного стола?

Пожалуй, самое подходящее место – прикроватная тумбочка. Но разве там можно найти какой-то ключ среди обычного беспорядка?

Никакие другие идеи ей в голову не приходили.

Поэтому девушка решила оставить поиски в кабинете и поднялась по винтовой лестнице на верхний этаж. Здесь перед ней открылась широкая галерея, где комфорт превалировал над сухим минимализмом обстановки.

Пол покрывал старинный турецкий ковер редкой красоты. На нем стояло массивное кресло, обтянутое потертой кожей. На стенах от пола до самого потолка висели полки, забитые книгами, которые выглядели явно читанными, а не подобранными каким-нибудь дорогим дизайнером только в качестве украшения. Она двинулась к ним машинально, наткнувшись на низкий столик, который не успела заметить. Пачка журналов упала на пол и разлетелась.

От резкого звука Джинни как будто очнулась.

Нашла время книги разглядывать… ты не на экскурсии, бесстрастно напомнил внутренний голос.

Из галереи вела только одна дверь. Она открыла ее, толкнув коленом, вошла в широкий коридор, освещенный целым рядом встроенных в потолок ламп, и застонала. Здесь обнаружилось целых шесть дверей. За первой оказался сушильный шкаф, за двумя следующими – гостевые спальни. И только за четвертой – комната самого Мэллори. То есть это, скорее всего, должна быть его комната.

Так ей показалось. В темноте было плохо видно.

Тяжелые шторы все еще плотно закрывали окна.

Зыбкий утренний свет совсем не проникал внутрь.

Девушка оставила дверь открытой, чтобы хоть как-то осветить комнату, и огляделась. Мебели здесь было мало, что несколько удивило ее.

Видимо, пристрастие Мэллори к минимализму распространялось даже на устройство спальни.

Чрезвычайно низкая – и огромная – неприбранная кровать доминировала в комнате. На ней в беспорядке валялись подушки, гигантское стеганое одеяло. По обеим ее сторонам стояли два маленьких столика, на которых высились лампы.

Джинни быстро подошла к ближайшему. Сначала она не могла понять, как открыть узкий ящик.

Свет, конечно, помог бы. Но ее руки так дрожали от волнения, что девушка побоялась столкнуть лампу, если станет включать ее.

Когда же все-таки ящик раскрылся, то в нем обнаружился набор вещей, который подсказывал, что Ричард Мэллори – человек, придерживающийся основного жизненного принципа «будь готов».

Всегда.

Джинни поспешно захлопнула ящик. Ладно.

Всему есть свой предел. Пора возвращаться. Время, отпущенное на «секретную операцию» истекает. И Софи осталась без диска. Не повезло. Ну хорошо, она проверит и второй столик, чтобы потом с чистой совестью сказать, что сделала все возможное. А потом надо поскорее убираться отсюда.

Девушка начала подниматься на ноги и вдруг заметила краем глаза, что под столом поблескивает нечто маленькое и металлическое. Прямо у самой стены. Может быть, ключ?

Ей пришлось опуститься на пол и распластаться, чтобы дотянуться до таинственного предмета. Кажется, то, что нужно. На ощупь продолговатое и тонкое. Джинни вылезла из-под столика, раскрасневшись от напряжения. В руке она сжимала найденную вещь, которую хотела поскорее разглядеть.

Свет. Нужен свет. Девушка потянулась к выключателю лампы, и та вдруг зажглась сама собой. Изумленная, она посмотрела на абажур, а потом улыбнулась.

Вот ведь какая штука! Ей приходилось слышать о таких сенсорных лампах, которые включаются…

Опять отвлеклась. Не время изучать новинки техники. Джинни разжала ладонь и посмотрела на то, что нашла на полу.

– Вот черт!..

Это была платиновая сережка, длинная, тонкая…

– Полагаю, это не ваше! – неожиданно донесся из-под одеяла низкий и хрипловатый голос.

Сердце Джинни, казалось, перестало биться.

Девушка издала неопределенный, странный звук, отдаленно похожий на согласие.

– Если бы вы сказали мне, что ищите, я бы помог вам, – предложил Ричард Мэллори, ибо это несомненно был он.

Хозяин дома приподнялся и подпер голову рукой. Голые плечи, грудь с кустиками черных волос, спускавшихся вниз к плоскому мускулистому животу…

– Мм, – пробормотала девушка, загипнотизированная его взглядом.

– Что, простите? – Темная бровь полезла вверх. Я не совсем разобрал, что вы сказали.

Сонно прикрытые веки были обманчивы. Его глаза – она заметила – смотрели пристально и внимательно. Как давно он наблюдал за ней? Видел ли ее неравный бой с ящиком столика?

Джинни проглотила комок. Ей ничего не оставалось, кроме как блефовать и надеяться на лучшее.

Если она умела справляться с целой аудиторией нахальных восемнадцатилетних студентов, которые уверены в том, что знают абсолютно все – и вполне возможно, действительно гораздо лучше нее осведомлены в вопросах, не связанных с изучением древнегреческих мифов, – уж с одним-то мужчиной она точно сможет сладить…

Ричард продолжал жечь ее взглядом. Девушка подумала, что пора принять вид строгого лектора.

Хотя это вряд ли поможет. Нет, все же придется блефовать.

– Я сказала «мм», – объяснила она «учительским» тоном, поправив пальцем очки на носу. В конце концов, что такого ей грозит?

Хотя, конечно, он может вызвать полицию.

– Мм? – повторил Ричард, словно это было какое-то иностранное слово. Которое ему прежде не приходилось слышать.

Спокойно. Блефуй.

Все просто. Она ведь делает это постоянно.

Именно так ей удается справляться с лекциями, которые приходится читать, чтобы заработать на жизнь, пока готовится диссертация. Надо воспользоваться обычной тактикой – наступать и заговаривать зубы, – напомнила себе Джинни.

2
{"b":"32","o":1}