ЛитМир - Электронная Библиотека

И еще нужно было посмотреть ящик электронной почты. И это ему хотелось делать меньше всего. Если диск, который она взяла, был открыт без кода доступа, должна была незаметно запуститься программа, считывающая информацию с компьютера и отправляющая результаты прямо на его ноутбук по новейшей беспроводной технологии.

А точнее, он должен был получить список документов из компьютера вора. Все адреса и фамилии из адресной книги почтового ящика. Он будет знать, кому и когда она отправляла письма. И, что гораздо важнее, он поймет, кому передана копия диска.

За то время, пока он ходил в магазин за лимоном, она могла разослать информацию на сотни адресов.

Тут Ричард подумал, что холодный душ ему не нужен;

Джинни Лотур вовсе не невинная девушка, напомнил он себе. Она враг. И не просто враг. А его враг. Она намеревалась ограбить его, посмеявшись над ним. Не сводя при этом с него своих колдовских зеленых глаз.

Его разум перестал действовать нормально с той секунды, когда он утром включил свет и застукал ее. Джинни замерла, как кролик, попавший в свет фар автомобиля на дороге. На ее лице было написано «я виновата».

Но то, с какой быстротой она опомнилась и успокоилась, навело на мысль: она не так безобидна, как кажется на первый взгляд. Ее смущение и краска, залившая щеки, – всего лишь отрепетированный спектакль.

Единственное, в чем она не притворялась, это ее неприятие всякой близости. Или он это сам придумал? Джинни ведь получила все, что ей было от него нужно. Зачем строить из себя Мату Хари?

Но с другой стороны, если бы она была такой великолепной актрисой, то не стала бы красть компьютерные программы, чтобы заработать на учебу.

В любом случае, это ей ни к чему. Джудит Лотур воспитывала дочь одна, но вряд ли прозябала в нищете. Она то и дело мелькала на телевидении. И книги ее неизменно становились бестселлерами.

Ричард сварил крепкого кофе. И, взяв кружку ароматного горячего напитка, пошел в кабинет, где его, возможно, ждало красноречивое письмо.

Однако там ничего не было.

Он сел. Проверил еще раз. Что такое? Связь в порядке. Письма сыпались в его почтовый ящик весь вечер. Вот послание от старшего инженера отдела программирования, с пометкой «срочно». Еще какие-то сообщения. Но ничего от программы-предупреждения, ничего, что говорило бы о несанкционированном взломе его тайн.

Ричард не взглянул на письмо от Маркуса – в конце концов, уже вечер пятницы, и нет ничего такого, что не подождало бы до понедельника, – отпил кофе и принялся размышлять.

Может быть, она передала информацию не через Интернет. Она ведь уходила куда-то. Правда, недалеко. Времени у нее почти не было. Могла ли она встретиться с кем-то на улице? Или послать данные по обычной почте? На углу висит почтовый ящик…

Он взял трубку внутреннего телефона и позвонил швейцару.

– Майк, ты не видел, Джинни Лотур выходила этим вечером? Ну, та девушка, что присматривает за квартирой Макбрайдов.

– Я не видел ее сегодня с тех пор, как заступил на дежурство. В шесть часов. Что-то случилось?

– Нет, ничего страшного, не беспокойся. – Он взял листки с факса и принялся их просматривать. – Она днем что-то искала. Я думал она дома, но никто не отвечает.

– Если у вас что-то срочное, я бы посоветовал позвонить в квартиру Софи Хэррингтон. Они ведь дружат…

– Вот как?

У нее есть подруга, которая живет в этом доме?

– Ну да, они довольно забавно смотрятся вместе, но, по словам мисс Хэррингтон, они учились в одном классе.

– В какой квартире она живет?

– В семидесятой…

То есть по соседству от Кэла и Филли Макбрайд.

А ведь Джинни говорила, что немного знакома с Филли. Картина начинает проясняться.

– Но мисс Хэррингтон еще не вернулась. Хотите, я позвоню мисс Лотур?

– Нет. Не стоит ее беспокоить. Она, вероятно, работает. Это подождет до завтра.

Хэррингтон? Хэррингтон… Какое знакомое имя. Ричард положил трубку, пытаясь вспомнить, где мог его слышать. Он был уверен, что встречал его. Хотя, возможно, просто видел в списке проживающих в холле на первом этаже. Там, разумеется, оно попадалось ему на глаза сотни раз…

Вдруг его взгляд упал на статью в газете, которая прилагалась к отчету, и он перестал размышлять. На фотографии Джинни не пряталась за очками, смотрела прямо в объектив и улыбалась. Непринужденная, счастливая, влюбленная и радостная. Лет восемнадцати – девятнадцати…

Статье предшествовал заголовок: «Неудавшийся эксперимент».

Далее следовал краткий обзор обстоятельств ее рождения, потом бесконечные рассуждения о том, кто может быть отцом, и перечисление всех безумных выходок ее матери. И завершалось все объяснением, почему же расхваленный опыт Джудит Лотур в области генной инженерии с треском провалился. Ведь ее дочь не родилась какой-то сверхженщиной, а стала простой студенткой, коих тысячи, и спокойно учится в университете. По словам ее тогдашнего кавалера, который, судя по всему, и снабдил журналистов фотографиями, Джинни больше интересовалась вечеринками, алкоголем и общением с мужчинами, наверстывая то время, когда ей не позволялось близко подходить к ним, чем работой над своей дипломным проектом…

С первых строк отчета стало ясно, что все в этой статье до последнего слова сплошные измышления и небылицы.

В студенческие годы она встречалась только с одним парнем. Видимо, и этого было достаточно.

Ричард с удовольствием узнал, что тот не дотянул до второго курса. Кто-то, очевидно, позаботился о том, чтобы этот негодяй поплатился за свою ложь и предательство.

Но редакцию правда явно не привлекала. Им нужно было лишь напечатать скандальную заметку и опорочить Джинни Лотур. И их не волновало, пострадает ли при этом кто-то.

Наверняка, какой-нибудь бесталанный журналист не нашел, чем заполнить свою полосу в этой жалкой газетенке, вот и ухватился за такую горячую сенсацию.

Ричард продолжал читать. Про отца ни слова.

Впрочем, он так и думал. Мать предоставила девочке самой о себе заботиться, забрала из обычной школы и отправила в дорогой привилегированный пансион, а сама тем временем вела активную общественную жизнь и участвовала в социальных выступлениях и акциях протеста.

Ричард позвонил в отдел безопасности, расширив круг интересующих его фактов и попросив все быстро разузнать. Потом налил себе немного виски.

Он подошел к стеклянным дверям и посмотрел на зажегший уже свои ночные огни город, пытаясь собрать воедино все прочитанное. Как следовало из досье, в данный момент у нее не было мужчины.

Она скромна, усердна, трудолюбива. Никто не мог сказать о ней ничего дурного.

Так какого черта она обыскивала его квартиру?

Джинни сделала несколько глубоких вдохов, чтобы сосредоточиться и отвлечься от того, что от Ричарда Мэллори ее отделяли считанные метры и всего лишь одна стена.

Пора приниматься за работу. Она всегда спасает.

Спасет и теперь…

Девушка уставила на экран, напечатала несколько слов, стерла их и начала по новой. Минут через десять она сдалась. Хорошо. Пары глубоких вдохов, пожалуй, недостаточно. Надо найти другое средство.

Джинни взяла последний роман Линдси Дэвис.

Который берегла как вознаграждение самой себе за хорошую работу и собиралась прочитать после ее завершения. Может быть, хоть это поможет отвлечься…

Но и книга не помогла.

Поняв, что ничего не может поделать, она включила телевизор, но вместо героев на экране видела только небесно-голубые улыбающиеся глаза. Голубые глаза неподвижно смотрели на нее.

Джинни вскочила на ноги и обежала всю квартиру. Какое-то помешательство! Да как он посмел проникнуть в ее голову, наплевав на яркую табличку «Посторонним вход воспрещен», и беспардонно расположиться там, как у, себя дома, несмотря на все ее попытки изгнать его навсегда?

Нет. Так не пойдет!

Конечно, Ричард не виноват. Джинни напрашивалась на это с того самого мгновения, когда переступила порог квартиры Мэллори. С того самого мгновения, когда он застукал ее и она не призналась, не покаялась ему, не рассказала правду, а вместо этого стала на ходу сочинять какую-то чушь про сбежавшего хомячка.

22
{"b":"32","o":1}