ЛитМир - Электронная Библиотека

– А ты, оказывается, не обманула меня. И действительно пыталась работать, – заметил Ричард.

Она проглотила застрявший в горле комок и взглянула на экран. Там были ее записи по диссертации.

– А… ну да.

– Занимательное чтение.

И все? Никаких гневных обвинений?

Разумеется, нет. Он ведь не мог ничего узнать, если не проверил папку «Отправленные» в ее почтовой программе. А для этого у него просто не было времени. Ведь так? Сколько же минут она витала в облаках на кухне?.. Нет. Все нормально. Он ничего не видел. Иначе стал бы требовать объяснений…

А он ничего такого делать явно не собирался. Зачем же тогда смотрел? В любом случае, нет причин дрожать так, что тарелки звякнули о стол, когда девушка пыталась их поставить. Это все угрызения совести!

Она неожиданно поняла, что Ричард ждет от нее какого-то ответа.

– Не так уж оно и занимательно, – возразила Джинни. – Меня, по крайней мере, не слишком занимает. Я никак не могу на нем сконцентрироваться.

– Да, – согласился он. – У меня тоже вечно проблемы с концентрацией. – Ричард перевел взгляд на нее. – Не могу понять, почему.

Вот сейчас, велела себе девушка. Самое время заканчивать этот фарс. Признайся во всем и расскажи ему…

– День выдался тяжелым, – начала она. Ну, это, в конце концов, правда. Вернее, та ее часть, которую можно озвучивать, пока Софи зависит от ее дружеского участия, успокоила себя Джинни, подавляя внутри ворчание истерзанной совести.

Возможно, у нее маловато опыта в подобных делах, но она точно знала: обман – плохое начало для любых отношений. Впрочем, как и окончание.

Но и правду открыть она не могла. Потому что это была не ее тайна.

В попытке переменить тему разговора, девушка открыла дверцу бара Макбрайдов, заставленного разными бутылками.

– Хочешь чего-нибудь выпить?

Безумие! Ей следовало бы изобразить усталость или посетовать на горы работы, да на что угодно, лишь бы Ричард поскорее удалился к себе и перестал нарушать ее покой. А потом закрыть стеклянные двери на террасу, запереть их хорошенько. И больше никогда не открывать…

А то, что ей очень не хотелось, чтобы он уходил, было еще одним аргументом в пользу того, что им не нужно больше встречаться.

Он представлял серьезную угрозу для нее. С той самой секунды, когда она впервые его увидела. Выражение «страсть с первого взгляда» напрашивалось само собой, витало в воздухе…

Ричард оторвался от экрана и посмотрел на нее.

– Еще один плюс в твоей работе? Можно пользоваться баром хозяев? – спросил он с улыбкой, от которой у Джинни похолодела спина.

– Я потом верну, – объяснила она.

– Нет, позволь это сделать мне. Но при условии, что ты выпьешь со мной.

– Тогда я уже не смогу работать сегодня.

– Не сможешь. – Молчание продлилось один краткий миг, но показалось ей вечностью. – Скажи мне, что действительно хочешь работать, и я тут же уйду.

Ответ на это был только один. Она его знала и понимала, что он тоже знает.

– Я действительно хочу поработать.

Ричард подошел к ней и взял за руку.

– В таком случае, отложим осмотр бара Макбрайдов. Я зайду как-нибудь в другой раз. – Он наклонился и нежно поцеловал ее в щеку. – Не работай слишком долго.

И прежде чем Джинни нашлась, что ответить, Ричард уже выходил через стеклянные двери. Потом послышалось шуршание живой изгороди. Тихий стук захлопнувшейся двери. И тишина.

Она стояла посреди комнаты онемевшая и не могла поверить, что он понял ее слова буквально.

Мужчины не должны так поступать! Они никогда не воспринимают отказ всерьез, сначала немного дразнят, потом используют свое искусство соблазнять для того, чтобы девушка передумала. Ведь так?

Почему же ей не повезло?

Или она на самом деле его не интересует?

Один раз – или даже два – Ричард мог поцеловать ее из любопытства, из спортивного интереса или просто потому, что подвернулась такая возможность, или… да просто так. Но вот три поцелуя уже что-то значат.

На этот раз она не падала в его объятья и не проникала в его квартиру. Просто сидела в саду, отделенная от него живой изгородью. Он сам проявил инициативу. Ее рука коснулась расстегнутой им пуговки. Джинни поняла, что никогда не забудет того, как он смотрел на нее, когда она открыла глаза…

Никогда не забудет тот миг, когда была уверена, что нравится ему так сильно, насколько женщина может нравиться мужчине.

И все же Ричард ушел, потому что она сказала ему, что именно этого хочет.

Неужели все так просто? Он в душе гораздо деликатнее и тактичнее, чем все – включая Софи – о нем отзываются? Или – да возможно ли такое? – он считает, что в первое свидание все должно ограничиться только поцелуями?..

Сначала такой вариант показался ей смешным.

Потом Джинни резко села и закрыла рукой рот.

Господи, да они познакомились только утром! И никаких свиданий вообще не было. Всего лишь несколько встреч. Случайных. Непреднамеренных.

Девушка подпрыгнула от пронзительного телефонного звонка. На этот раз нужно ответить. Что угодно – даже лекция о политических воззрениях матери – будет лучше, чем мучительные размышления о том, что она была готова и желала до умопомрачения провести ночь с соседом, с которым едва знакома.

Ричард захлопнул стеклянную дверь и повернул замок. Скорее запирая себя внутри, чем отгораживаясь от мира. Потому что не был уверен в себе. Он никогда в жизни не уходил от женщины, да еще такой желанной.

Впрочем, он же не ушел совсем. Завтра утром он снова может зайти к ней.

И вполне возможно, Джинни пригласит его позавтракать.

А он – тоже вполне возможно – согласится. Но тогда ему придется спросить, откуда в ее компьютере взялся черновик ежегодного отчета компании «Мэллори». Вряд ли его можно назвать секретным документом, поскольку он был опубликован пару месяцев назад. Но с другой стороны, это свидетельствовало о том, что она пробралась в его квартиру с недобрыми намерениями.

Но зачем Джинни украла его? И – что еще важнее – зачем отправила его по электронной почте Софи Хэррингтон? Если уж этот отчет так им понадобился, могли бы позвонить в отдел по связи с общественностью и получить копию.

Вряд ли она ошиблась диском…

Наклейка на нем была четкой и ясной. Нужно быть идиотом, чтобы что-то перепутать. А Джинни Лотур – кем бы она ни была – на идиотку совсем не походила.

Эта роль, по всей видимости, должна достаться ему.

Его взгляд привлекла мигающая лампочка на автоответчике, напоминающая ему, что и он тоже имеет репутацию человека, который ставит работу выше удовольствий. По крайней мере, среди тех, кто его хорошо знает. Может быть, следует соответствовать ей?

Его ждало два сообщения. Первое от Маркуса, который просил перезвонить ему. Вспомнив, что не ответил на его электронные письма, Ричард нажал кнопку автоматического дозвона в компьютерную лабораторию, надеясь застать там коллегу.

Трубку взяли после двух длинных гудков.

– Какого черта ты торчишь ночью в офисе? – спросил он.

– Твоя нежная забота о нас очень трогательна, Ричард. Но благодаря твоим ночным бдениям, программа пошла и теперь работает как часы. А мы собираемся сходить в паб, перекусить и выпить, чтобы отпраздновать это знаменательное событие. Можешь присоединиться к нам, если у тебя нет каких-нибудь более приятных дел.

– К вам?

– Да, ко мне и Софи. Как секретарша она, конечно, безнадежна, но зато какой потрясающий кофе варит!

Где-то в подсознании раздался щелчок.

Софи?

– Софи, говоришь?

– Софи Хэррингтон. Новенькая. Вечно нарядная. Симпатичная. В каждом офисе такая должна быть. Ого-го!

– Странно, почему я ее не видел?

– Потому что я изо всех сил старался, чтобы ты ее не видел. По внешности я могу с тобой соревноваться, а вот по финансовому положению – нет. Хотя для нее это не так уж и важно. Софи интересует только одно. Работа.

– Слушай, а зачем вам идти в паб, Маркус? Приводи мисс Хэррингтон ко мне. Отпразднуем с размахом.

25
{"b":"32","o":1}