ЛитМир - Электронная Библиотека

– Целиком и полностью согласна с вами, – произнесла она, стараясь говорить как можно спокойнее, – но, признаться, вы порядком напугали меня, мистер Мэллори.

Ее слова по какой-то непонятной причине, кажется, позабавили его.

– Вы ждете от меня извинений? – произнес он.

– Полагаю, они излишни. – Джинни наконец сумела оторвать взгляд от его широченных плеч, поднялась и отошла, чтобы быть от него подальше. – Я ведь сама виновата. Но откуда мне было знать, что вы здесь. Иначе я бы просто… – Ее отчаянные попытки оставаться спокойной и невозмутимой в столь сложной ситуации разбивались вдребезги о его насмешливый взгляд. Ему явно было весело. Да он просто дразнит ее, с опозданием поняла Джинни…

– Вы бы просто?.. – переспросил Ричард.

– Мм… – Снова это «иностранное» слово.

– Просто мм?

– Я бы просто не вошла сюда, – закончила она свою мысль. И, немного помолчав, добавила:

– Я бы сначала постучалась.

– Да что вы такое говорите! – Его брови вскинулись вверх, демонстрируя высшую степень удивления. – Неужели именно так вы поступили бы, хвати вам терпения?

Она смущенно нахмурилась и снова уставилась на его обнаженную грудь. Наконец до нее дошло, на что намекал Ричард Мэллори, и ее лицо залила краска. Из всех самовлюбленных гордецов, он, пожалуй, чемпион… Да только Джинни не принадлежит к толпе его поклонниц!

– А что вас так удивляет? Может быть, вам стоит запирать дверь спальни? – посоветовала она чуть более резко, чем было бы разумно при подобных обстоятельствах.

– Может быть, может быть… – согласился он и решил вернуться к предыдущей теме разговора: Так как? Что вы ищите?

Ее сердце – на долю которого выпало весьма сложное утро – замерло. Ричард наверняка быстро забудет весь этот инцидент, как неприятный сон. А вот ей будут долго сниться кошмары.

– Что ищу? – отозвалась она.

– Под моей кроватью.

– А-а.

Помогите!

Перед осуществлением всей затеи Джинни несколько раз старательно репетировала перед зеркалом, как будет оправдываться, если ее застукают с поличным. И получалось вполне убедительно. Вот только она никак не предполагала, что придется воспользоваться этим. Ведь Софи с совершенно спокойным видом уверяла, что все пройдет «без сучка, без задоринки». Войдешь, возьмешь и выйдешь. Никаких проблем.

И когда только она научится усваивать уроки?

Запасной вариант, придуманный на случай, если домработница вернется раньше со своего традиционного утреннего свидания, казался весьма удачным и продуманным до мелочей. Но вот почему-то при столкновении с самим хозяином квартиры девушка поняла, что он абсолютно провальный и неподходящий.

Или это чувство вины лишило ее дара речи?

Глупости какие!

Она ведь на самом деле не преступница какая-нибудь. Просто хотела позаимствовать на время компьютерный диск. Который вернула бы раньше, чем Мэллори заметил бы пропажу. Вряд ли это могло бы послужить поводом для подачи иска в суд.

Если, конечно, она не убьет Софи сообщением о том, что диск не обнаружен.

– Итак, что вы пытались найти? – с нарочитой мягкостью подбодрил ее Ричард.

Острый взгляд голубых глаз пронзил ее насквозь. Да, с невозмутимым видом выдать ему ту глупость, которую она придумала в качестве объяснения для домработницы, будет крайне сложно. Впрочем, в данный момент у нее есть проблема поважнее. Джинни подстегнула свою фантазию, отчаянно пытаясь придумать какую-нибудь историю, которая звучала бы не слишком нелепо.

Господи, пожалуйста, помоги, мысленно взмолилась она. Пусть пол разверзнется и я провалюсь.

Прямо сейчас.

Время шло. Надо было что-то отвечать. А придумать оправдание своему вторжению по-прежнему не удавалось. Ну хоть что-нибудь! Пусть даже самое примитивное…

– Я искала своего хомяка, – выпалила девушка.

– Что, простите? – от души расхохотался Ричард. – Вы сказали, что искали хомяка? Я не ослышался?

Его неожиданная веселость почему-то раздражила ее. Джинни гордо расправила плечи, готовясь защищаться. Что тут смешного? Вполне нормальная история.

Ну хорошо, может быть, не вполне. С котенком она была бы милее. Но домработница знает, что у нее нет котенка. В этом доме разрешалось держать только тех домашних животных, которые живут в клетке.

– Он сбежал, – продолжила девушка. – Ловко пролез сквозь кусты изгороди и ринулся прямо к вашим стеклянным дверям. – Однако это не вызвало даже вежливого сочувствия на лице Ричарда. Черствый тип! – Я пробиралась через кусты гораздо дольше. Он маленький и юркий. – (Молодой человек по-прежнему выжидающе молчал.) – Он умудрился проскользнуть внизу, у корней, где веток мало. А наверху они ужасно царапаются…

Девушка сама с трудом верила, что рассказывает подобные нелепицы. Выражение лица Ричарда Мэллори подсказывало, что она в этом не одинока, так как он явно прикладывал все силы, чтобы не засмеяться во весь голос.

Чтобы сменить тему и взять передышку, Джинни сделала шаг вперед и протянула ему руку.

– Мы не знакомы, мистер Мэллори. Я ваша временная соседка. Меня зовут Ифигения Лотур. Только наичестнейший человек способен добровольно признаться, что ему при рождении досталось такое имя. – Я переехала сюда, чтобы присматривать за апартаментами сэра и леди Макбрайдов.

До конца лета. Это соседняя квартира, – пояснила она на тот случай, если он не знает своих соседей. – Они уехали. А меня оставили, так сказать, на хозяйстве. Ну, вы понимаете – пыль с мебели стереть, растения полить. Рыбок в аквариуме покормить, – добавила Джинни. И продолжила так, словно в этой ситуации не было ничего экстраординарного:

– А вы как поживаете?

– Полагаю… – начал он, потом, как будто бы в некотором замешательстве, пожал ей руку, плотно стиснув ее своей ладонью и удержав ровно столько, сколько было необходимо, а потом закончил:

– над ответом мне нужно подумать.

Ричард сел, подался вперед и запустил пальцы в волосы, словно пытался вытянуть из головы свои мысли.

При виде его голых плеч и широкой груди девушка ощутила, как горло сдавило стальными тисками. Вот он, знаменитый магнетизм! Уже начал действовать. А она не верила!

Он провел рукой по лицу.

– А еще мне нужно выпить кофе, апельсинового сока и принять душ. В любом порядке. Ночка у меня выдалась тяжелая.

Джинни в этом и не сомневалась. Поскольку видела доказательство своими глазами…

Она сдавленно пискнула, когда Ричард откинул одеяло и спустил ноги на пол, поспешно попятилась, задела лампу, неуклюже попыталась подхватить ее на лету и только все испортила. Лампа жалобно звякнула, ударившись о ковер.

Мэллори встал, не спеша наклонился, поднял лампу и поставил обратно на столик, предоставив незваной гостье достаточно времени, чтобы убедиться, что он не голый, а в мягких серых трусах.

Хотя ей и этого хватило. Они облегали его бедра, не скрывая плоский живот и оставляя еще некоторое поле для фантазии.

Теперь было самое время ретироваться.

– Я, кажется, вас потревожила, – начала девушка, нащупывая за спиной ручку двери, но умудрилась только захлопнуть ее.

– Можно и так сказать, – согласился Ричард, подняв пульт дистанционного управления и нажав кнопку. Занавески разъехались в стороны, впуская в комнату яркий солнечный свет.

– Ловко, – отметила Джинни. – Ах, вот как вы включили свет, значит. – Напрасно она это сказала.

Не нужно было привлекать к себе внимание. – Я сожалею, что разбудила вас. Но…

– Не стоит, – прервал молодой человек ее извинения. – Я бы проспал весь день, если бы вы столь любезно не разбудили меня. Ифигения, вы сказали? – задумчиво спросил он и нахмурился. – Что это за имя?

– Имя, которое никто не может правильно написать, – ответила она. – Моя мама занимается изучением древнегреческой литературы. – (Ричард смотрел на нее непонимающе.) – Ифигенией звали дочь микенского царя Агамемнона. Сильные ветры мешали ему и его войску выступить в поход на Трою.

Он намеревался вернуть свою сбежавшую невестку Елену, жену спартанского царя Минелая, из-за которой в сущности потом и разгорелась война. Чтобы добиться благоволения богини Артемиды, напустившей на него эти ветры, Агамемнон принес дочь ей в жертву… Но вы, наверное, знаете это. – Джинни могла еще многое рассказать. Однако она всю жизнь объясняла людям при знакомстве происхождение своего необычного имени. – Гомер написал об этой неблагополучной семье почти три тысячи лет назад. Но с тех пор эту проблему так никто и не смог решить.

3
{"b":"32","o":1}