ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пистолеты для двоих (сборник)
Шпионка. Почему я отказалась убить Фиделя Кастро, связалась с мафией и скрывалась от ЦРУ
Видок. Чужая боль
Фагоцит. За себя и за того парня
Переговоры с монстрами. Как договориться с сильными мира сего
Мег. Первобытные воды
Креативный вид. Как стремление к творчеству меняет мир
Драйв, хайп и кайф
Воскресная мудрость. Озарения, меняющие жизнь

– Читай, – сказал он Грубину.

Когда наконец Грубин убедился, что внутри Земли живут разумные существа, они вдвоем сели сочинять просьбу дать им как передовым труженикам за наличный расчет туристские путевки в Италию. Написав такие заявления, снабдив их соответствующими печатями, характеристиками и даже просьбами о скидке за счет профсоюза, они отправили бумаги в область и стали ждать.

Ответ пришел через три месяца. Все эти три месяца Удалов с Грубиным очень волновались, ходили в лес смотреть, не пробудился ли вулкан, но вулкан уже давно превратился в холм посреди болота, и даже странно было представить, что в его раскаленном жерле метались огневики.

Ответ был положителен для Удалова. Что касается Грубина, то ему предложили подождать еще год, так как число путевок ограничено. Так что Грубин, буквально иссыхая от горя, обратился в последний день перед отъездом к Удалову с такими словами:

– Послушай, Корнелий, – сказал он. – Я, конечно, понимаю, что путевка именная и вместо тебя мне поехать нельзя, хотя, конечно, я бы поручение огневиков выполнил лучше.

– Это почему? – удивился Удалов. – Ты их даже в глаза не видел. Тебе они, может быть, и не доверяют. Ведь меня избрали.

– Ты оказался рядом, вот и избрали, – отмахнулся Грубин, который хотел говорить совсем об ином.

– Нет, не скажи, – ответил Удалов. – Я весьма подозреваю, что они приурочили это извержение к моей рыбалке.

– Я не о том, – сказал Грубин. – Я думаю, что мы плохо выполняем долг перед наукой.

– Это почему?

– Мы с тобой обязаны сообщить о встрече с огневиками в Академию наук.

Удалов сел на чемодан, чтобы закрыть, и лукаво прищурился.

– Если бы они хотели, то и это поручили бы мне. Наверное, они считают, что рано. И я думаю, что если выполню их главное поручение достойно, продолжение последует. Они проникнутся доверием к человечеству в моем лице.

– И что?

– А ты представляешь, сколько внутри Земли полезных ископаемых? Они нам их покажут. И еще они смогут работать для людей в самых раскаленных местах.

* * *

...К тому времени, когда туристская группа достигла города Неаполя, Удалов сознательно сблизился с гидом – итальянским студентом Карло, юношей маленького роста и тонкого сложения, который учил русский язык в университете, а на каникулах подрабатывал с туристами. Восхождение на вулкан Везувий в программу поездки не входило, и гид мог пригодиться Удалову для выполнения плана.

До обеда группа в полном составе осмотрела сверху Неаполитанский залив. Над Везувием поднималась струйка дыма. Говорили о судьбе Помпеи, а Удалов видел не Везувий, а свой небольшой вулкан, над которым поднималась такая же струйка дыма. На вечер были билеты в театр на одного неаполитанского певца, а между обедом и певцом оставалось некоторое время. Удалов, охваченный страшным нетерпением оттого, что желанный Везувий был виден из окна его номера, подстерег в коридоре студента Карло и сказал ему:

– Пошли, выпьем, буржуазия.

Студент всплеснул руками и ответил:

– Нельзя. Еще день. Мы с тобой это будет сделать после театра.

– После театра само собой, – сказал Удалов. – Заходи.

И в голосе его была такая необычная твердость, что студент только поглядел на плотного русского туриста и последовал в номер.

– На, – сказал Удалов, наливая ему полный стакан из привезенной бутылки. – Пей.

– А ты?

– А я тоже выпью.

Удалов решил, что и ему не мешает выпить.

– У меня к тебе просьба, – сказал он Карло, наливая себе во второй стакан. – Сгоняем на Везувий.

– Что? – удивился Карло.

– Ты пей, пей, здесь еще осталось.

Карло послушно выпил стакан до дна, поглотал воздух открытым ртом и сказал по-итальянски что-то непонятное. Потом добавил по-русски:

– Нельзя на Везувий.

– Почему?

– Есть опасно.

– Ты внизу останешься. Я только взгляну.

– Нет, нельзя.

– Почему?

– Нет время.

– На такси поедем.

– Советский турист немного небогатый, – сказал прозорливый Карло.

– Ты знаешь, студент, что я ничего не покупал. Даже жене не везу подарка. Хочу удовлетворить мечту своей жизни, посмотреть на вулкан вблизи. Все деньги, что от такси останутся, – твои.

– О, нет, – сказал Карло, который был, в принципе, добрым парнем.

– Пей, – сказал Удалов, доливая из бутылки остатки водки.

– Не надо мне деньги, – сказал студент.

– Мир и дружба, – согласился с ним Удалов. – Поехали быстро.

Карло допил, и они поехали на такси к вулкану Везувий, и Удалов не отрываясь смотрел на счетчик и умолял его не спешить.

Такси, естественно, до вершины не доехало. Пришлось вылезти. Удалов поспешил наверх по протоптанной тропинке.

Карло шел сзади и уверял, что дальше идти опасно, но в походке Удалова была такая целеустремленность, что Карло лишь восклицал что-то про деву Марию и карабкался вслед, удивляясь, какие странные люди приезжают из Советской России.

Было знойно. Воздух был тяжелым, словно перед грозой. Не доходя до вершины шагов триста, Карло уморился и присел не камень. Может, он опасался извержения. Но Удалов на него и не глядел. Вершина была близка. Он ощупал в кармане маленький шарик.

На вершину в этот момент наплыло сизое облачко, и Удалов последние шаги перед кратером прошел на ощупь. Но страха он не испытывал, потому что очень спешил закончить дело.

Карло сидел под самым облаком, несколько беспокоился за русского и глядел на прекрасный Неаполитанский залив. Он думал о том, как полезно ходить пешком и заниматься физическим трудом. В вулкане что-то тихо урчало, и Карло решил, что извержения, слава мадонне, сегодня не будет.

Русский не возвращался.

– Эй! – крикнул Карло. – Ты есть где?

Удалов не отвечал.

В эти мгновения он сквозь просвет в сыром облаке увидел кратер и метнул туда шарик. Тяжелый шарик провалился в озерцо лавы и исчез. Удалов решил подождать, не появятся ли какие-нибудь указания.

Указаний не было. Пахло серой.

– Получили? – спросил Удалов громко, надеясь, что местные огневики его услышат.

Никакого ответа.

– Что передать нашим? – крикнул Удалов.

Но вулкан ему не ответил.

И тут Удалов понял, что итальянские огневики не понимают по-русски. Тогда он крикнул в другую сторону:

– Карло! Ты здесь?

Услышав голос из облака, далекий, но отчетливый, студент откликнулся.

– Я здесь.

– Спроси по-итальянски, не будет ли ответа. Я жду.

– Кому спроси? – удивился студент.

– Им скажи. В вулкан. Да где ты, в конце концов? Иди сюда.

Тогда студент в самом деле встревожился. Он быстро взобрался к Удалову.

– Пойдем вниз, – сказал он мягко.

– Нет, ты сначала спроси.

И студент понял, что с таким человеком на краю кратера Везувия спорить не следует. И он что-то спросил.

– Не так, – сказал ему Удалов. – Громче. Чтобы они слышали.

Карло совсем оробел, однако спросил громко по-итальянски у кратера: не будет ли ответа.

Но ответа не дождался.

Обратный путь они проделали молча. Удалов был разочарован и думал, что лучше бы купил жене модные туфли. Карло тоже молчал и клялся себе, что никогда не будет водить на вершину Везувия русских туристов...

* * *

На аэродроме в Гусляре Ксения, которая еще не знала, что муж не привез никаких подарков, встретила Корнелия тепло, с объятиями. А потом к Удалову подошел Грубин и, пожав руку, спросил тихо:

– Ну как, удалось?

– Я выполнил свой долг, – ответил Удалов.

Вечером, спасаясь от упреков Ксении, решившей, что муж пропил всю валюту с прекрасными итальянскими киноактрисами, Удалов спустился к изнывавшему от нетерпения Грубину.

– Странная она у меня женщина, – сказал он Грубину. – Ну какие могут быть киноактрисы в туристской поездке?

– Правильно, – согласился бесхитростно Грубин. – Зачем им на тебя смотреть?

– Не в этом дело, – поправил друга Удалов. – Они бы, может, и посмотрели, но мне было некогда. Я все деньги на такси прокатал, к Везувию ездил.

7
{"b":"32028","o":1}