ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Центральная станция
Смерть перед Рождеством
Время-судья
Все, кроме правды
Мост мертвеца
Позитивное воспитание ребенка: здоровый сон и правильный уход
Опасные игры
Сильное влечение
Ложная слепота (сборник)
A
A

– Значит, это тупик?

– Ничего подобного! – засмеялась мама. – Я сегодня утром видела передачу о профессоре Лу Фу. Ты что-нибудь знаешь о профессоре Лу Фу?

– Я слышала… – сказала Алиса неуверенно. Но тут же вспомнила: – Конечно, он придумал гравитационные двигатели! Правда?

– Он многое сделал помимо этого. Но гравилеты – его самое известное изобретение.

– Это было очень давно! Наверное, до нашей эры.

– Это было шестьдесят лет назад. Но дело в том, что профессору Лу Фу скоро исполняется сто лет.

– А при чем здесь скрипка и растения?

– Потому что лет десять назад великий Лу Фу оставил свой институт в Шанхае, покинул друзей и учеников. И уехал в пустыню Такла-Макан.

– Куда?

– Ну вот, Алисочка! – расстроилась мама, которая всегда хотела, чтобы Алиса выросла широко образованным человеком. – Можно подумать, что ты не училась в школе…

– Мама, – призналась Алиса, – в тот день, когда в школе проходили пустыню Такла-Макан, я болела.

– Ты уверена?

– Это же ты не пустила меня в школу! У меня болело горло.

– Сдаюсь, – сказала мама. – К сожалению, моя дочь хитрее меня.

– Мамочка, пожалуйста, напомни мне о пустыне Такла-Макан.

– Если ты возьмешь карту, – сказала мама, – то увидишь, что точно в центре Азии находится громадная пустыня Такла-Макан, до сих пор не освоенная человеком. Она тянется на многие сотни километров к северу от Тибета и похожа на гигантское пересушенное блюдце, куда не попадают дожди, потому что со всех сторон оно окружено горными хребтами. Речки, которые стекают в это блюдце с гор, зимой замерзают – ведь там бывает холодно, как в Сибири, – а летом почти все пересыхают и теряются в песках. Лишь самая большая из них, Тарим, которая течет по северному краю пустыни, достигает большого соленого озера Лоб-Нор. Это озеро мелкое, и никто не скажет точно, какую площадь оно занимает…

– Мама! – воскликнула Алиса. – Откуда ты так много знаешь? Это ненормально!

– Это совершенно нормально, потому что когда я была студенткой, то путешествовала по пустыне Такла-Макан и даже побывала на озере Лоб-Нор.

– Но зачем?

– Потому что мне это было интересно.

– Разве человеку может быть интересна голая пустыня?

– Во-первых, – возразила мама, – пустыни никогда не бывают скучными и голыми. Как будущий биолог ты должна знать, что в любой, даже самой безводной пустыне кипит жизнь, только она принимает особые формы – обитатели пустыни в жару скрываются под песком или в норках, травы и даже кустарники сбрасывают листья в жаркий или холодный периоды года, зато когда в пустыню приходит весна, она вся расцветает. Нет, Алиса, на свете более буйного и красочного зрелища, чем цветущая пустыня, покрытая крокусами, нарциссами, тюльпанами и множеством других трав и цветов: растения спешат, они должны отцвести, дать плоды и семена за несколько недель, а за это же время всякая пустынная живность успевает нарожать детенышей, выкормить их и сделать запасы на лето, осень и зиму. Вот любоваться пустынной весной мы туда и ездили.

– Тогда я тебе, мама, завидую, – сказала Алиса. – Я была на многих планетах и видела много разных цветов, но никогда мне еще не приходилось видеть цветущей пустыни.

– Я почти уверена в том, что если ты полетишь в Такла-Макан через месяц, то застанешь цветущий край.

– Но зачем мне туда лететь? – удивилась Алиса. – У меня немало дел в Москве. К тому же мне хотелось навестить Громозеку. Я его так давно не видела!

– Тогда дослушай меня, Алиса, – попросила мама. – Я не кончила рассказывать про озеро Лоб-Нор.

Алиса промолчала. Конечно же, ей было непонятно, какое отношение имеет к ней пустынное озеро, но мама уже доказала сегодня, что она знает больше Алисы, и не стоит с этим спорить. Если маме хочется показать свою образованность, на то ее воля!

– Это озеро давно открыто и в то же время совершенно не изучено. Питают его пустынные реки, которые, как правило, летом пересыхают. Даже самая большая из них, Тарим. Но за те месяцы, которые они несут свои воды в озеро, они его успевают наполнить настолько, что озеро разливается на несколько сотен километров. К концу лета оно обязательно съеживается и даже распадается на несколько соленых озер. Зато весной Лоб-Нор – бескрайнее море, на котором останавливаются стаи перелетных птиц. Берега его заросли зеленой травой, тростники покрывают мелководье…

– Мамочка, – не выдержала Алиса, – мне очень интересно слушать про озеро Лоб-Нор, но почему я должна о нем знать?

– Разве я тебе не сказала, что там живет физик Лу Фу?

– Замечательно! – воскликнула Алиса. – И что же дальше?

– А дальше я узнала, что профессор в глухой пустыне, недалеко от озера Лоб-Нор, развел замечательный сад. Пока он никому об этом не рассказывает, считая, что его опыты не завершены. Тем не менее известно, что Лу Фу воздействует на растения какими-то лучами, которые заставляют их расти со сказочной быстротой даже в таком неплодородном месте, как Такла-Макан. И, судя по всему, его опыты имеют общее с теми, что вы так безуспешно пытались сделать с Аркашей и Пашкой.

– А профессору можно позвонить?

– Он не любит репортеров, зевак и туристов. Он считает, что у него каждая минута на счету и незачем отвлекаться на пустые разговоры. Но я думаю, если ты сообщишь, что работаешь в той же области, профессор согласится показать тебе свое хозяйство. – Мама улыбнулась, словно чуть-чуть не принимала Алису всерьез.

– Но как мне сказать ему, что я хочу увидеть сад? – спросила Алиса, сделав вид, что не замечает маминой улыбки.

– Напиши ему видеописьмо, – посоветовала мама. – Старики любят старинные вещи.

Когда Алиса вернулась на биостанцию, Пашка и Аркаша как раз сидели там и играли в шахматы. А это на станции обычно означало, что ее биологические гении завершили один этап в своей творческой жизни и думают, чем бы теперь заняться – то ли кита поймать и научить его стоять на хвосте, то ли организовать физкультурный парад муравьев, то ли отрастить плоские хвосты детям в соседнем садике, чтобы лучше плавали…

– Ребята, – обратилась к ним Алиса, – кажется, мы нашли человека, который умеет воздействовать на растения!

– Пройденный этап! – заявил Пашка.

– Бесперспективно! – поддержал его Аркаша.

Так лучшие друзья и соратники предали Алису.

– Значит, вы к нему не полетите? – спросила Алиса, все еще не теряя надежды.

– А где он живет, твой гений? – язвительно произнес Пашка.

– В пустыне Такла-Макан.

– Не слышал о такой, – заявил Пашка. – Значит, ее нет.

Как известно, Пашка – самый самоуверенный человек на свете, и это часто ставит его в дурацкое положение.

Когда Аркаша засмеялся, Пашка понял, что попал впросак, и быстро поправился:

– Вспомнил! Она на Марсе. Конечно же, у Южного полюса. Я там был еще мальчишкой.

– Эта пустыня в Центральной Азии, – сказал Аркаша. – Мне туда не хочется. Особенно сейчас, когда весна только начинается и ночами там температура падает ниже нуля.

Он и это знал, отличник!

– Значит, никто из вас не намерен составить мне компанию? – спросила Алиса.

– И охота тебе было… – заметил Пашка.

– Я всегда стараюсь доводить дело до конца! – произнесла Алиса, но ее товарищи уже не смотрели на нее – главные события развивались на шахматной доске.

«Ну хорошо! – сказала себе Алиса. – Мужчины – самые ненадежные люди. А мальчишки – худший вариант мужчин. Как жаль, что с ними приходится дружить!» Но теперь Алиса обязательно пробьется к профессору Лу Фу и побывает у него в оазисе. И докажет изменникам, кто из них настоящий ученый.

Возвратясь домой, Алиса тут же уселась за компьютер, чтобы написать видеописьмо профессору. Она рассказала, как они пытались воздействовать на растения разной музыкой, как ничего из этого не вышло и как мама рассказала об опытах профессора Лу Фу. Алиса спрашивала, можно ли посетить профессора в удобное для него время и совсем ненадолго, но не как любопытной туристке, а как коллеге-биологу.

2
{"b":"32041","o":1}