ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вы меня не хотите выслушать? – возмутился Аркаша.

– Мы тебя вежливо выслушали, – сказала Наташа и рассмеялась. – И в тот день, когда ты перестанешь есть хлеб, сделанный из чувствительной пшеницы, и пожирать помидоры и ананасы, мы бросим собирать грибы.

Ребята ушли, а Аркаша сказал, что задержится – записать дневные наблюдения.

Дождавшись, пока остальные уйдут, Аркаша бросился в лабораторию, достал из шкафа пакет с порошком-стимулятором, подхватил распылитель и побежал по бульвару к сосновой роще.

Его путь лежал по кокосовой аллее, мимо альпийского луга, где между камней дремали куропатки, мимо озера с черными лебедями и фламинго, бамбуковых зарослей, эвкалиптовой рощи, где медленно ворочались, укладываясь спать, медведи коалы, через прозрачную на закате березовую рощу, туда, где за темным ельником начиналась чаща сосновых посадок.

Он еле успел – уже начало темнеть, и внутри, под ветвями, все было укрыто сиреневой тенью. Но все же он разглядел коричневые пуговки маслят.

– Ах вы, мои бедные, – прошептал он, садясь на корточки, чтобы получше разглядеть грибы. – Я вас спасу.

Грибы молчали.

На следующее утро, в шесть, у входа на бульвар встретились три охотника за грибами с корзинками в руках.

Легкий туман окутывал Гоголевский бульвар, вдали за деревьями виднелись вершины небоскребов. На траве лежала роса.

– Плохо дело, – сказал Пашка. – В тумане мы ничего не увидим.

– Пока дойдем, рассеется, – возразила Алиса.

– Я вас сейчас догоню, – сказал Пашка.

– Ты куда?

– Геракла возьму. Я ему обещал. Он еще никогда грибов не собирал. Первое лето в двадцать первом веке.

– Может, обойдемся без него? – не очень решительно возразила Наташа. – Он еще натворит чего-нибудь.

Но Пашка не слушал – он уже мчался к биостанции.

Они с Гераклом догнали девчат в ельнике. Приближение друзей было слышно издали – они топали, словно изображали взбешенного слона. Увидев Алису с Наташей, Геракл обрадовался – скучно ему ночью одному в домике, – бросился целоваться, его отогнали.

– Погодите, отдышусь, – сказал Пашка. – Он меня загонял. Видно, за последний миллион лет мы потеряли спортивную форму.

От шума проснулся на озере белый журавль, поднялся в небо. И словно по сигналу из глубины ельника вылетели комары и яростно набросились на Пашку.

– Удивительно, – сказал Пашка. – Чего мы только не изобрели, а с комарами так и не справились. Откуда, скажите на милость, взяться комару в центре Москвы?

– Вот смешной, – сказала Наташа. – Ведь из этого леса до ближайшей улицы минут пятнадцать идти. Москва – на пятьдесят процентов лес.

Это Пашку не утешило. Не утешило и Геракла, которому тоже досталось от комаров. Он скалился и прыгал, но ни одного из злодеев не настиг.

– Займусь комарами, – сказал Пашка. – Обязательно займусь.

– И как ты будешь с ними бороться? – спросила Наташа.

– Не беспокойся. Я еще оставлю след в биологии.

– Пора, – сказала Алиса. – Вы забыли, зачем сюда пришли?

Туман уже почти рассеялся, в сосняке было тихо, лишь щебетали птицы. Земля была густо покрыта иглами.

– Где твои маслята, Наташа? – спросила Алиса.

– Сейчас увидишь.

Они прошли дальше. Ни одного масленка. Лишь большой оранжевый мухомор стоит как семафор.

Геракл ухнул от радости при виде такого красивого гриба и протянул руку, чтобы его сорвать.

– Не смей! – сказал Пашка. – Это ядовитый гриб. Ты умрешь, если откусишь от него хотя бы кусочек.

Геракл понял, отпрыгнул назад и погрозил мухомору кулаком.

Наташа села на корточки, разгребла ладонью иглы и увидела небольшой масленок.

– Первый, – сказала она. – Теперь пойдут тысячами.

Она срезала гриб и бросила в корзинку.

Но больше не нашлось ни одного гриба. Впустую ребята разбрасывали иглы и сучья – ничего.

Впереди начиналась густая чаща – не проберешься.

Пашка вынул масленок из Наташиной корзинки и показал Гераклу.

– Такие увидишь – зови меня.

Питекантроп понюхал гриб, скорчил страшную рожу и бросился в чащу. Ребята за ним.

Но тут же пришлось остановиться – словно кто-то заставил деревья сплестись ветвями, чтобы не пропустить их дальше.

– Ой, ребята! – воскликнула Наташа. – Вы только посмотрите.

За сплетением ветвей, на небольшой полянке, окруженной стеной сосенок и елей, стояли тысячи грибов. Большей частью маслята, несколько боровиков и сыроежек.

Это скопление грибов, словно почетным караулом, было окружено цепочкой оранжевых мухоморов и бледных поганок.

– Ничего страшного, – сказал Пашка. Он отдал свою корзинку Гераклу и сказал: – Пробивайся туда, нарви маслят.

– Угу, – согласился Геракл.

– Мне это не нравится, – сказала Алиса. – Почему вчера грибы росли обыкновенно, а сегодня собрались на недоступной полянке?

Геракл с трудом протиснулся сквозь сучья и приблизился к грибам. Ребята, отмахиваясь от комаров, следили за ним.

При виде Геракла самые сильные и крепкие мухоморы начали раскачивать шляпками и поскрипывать.

– Иди, Геракл, это ветер, – успокоил питекантропа Пашка.

Но стоило Гераклу сделать еще один шаг, мухоморы сдвинулись с места и образовали между ним и маслятами прочный заслон.

Увидев, как грибы движутся ему навстречу, Геракл не выдержал. Он бросил корзинку и метнулся обратно. Оставляя клочья шерсти на колючих ветвях, он протиснулся к ребятам, обнял Пашку за колени и завыл, жалуясь на страшные переживания.

– Ну вот, – расстроился Пашка, – а как же корзинку достать?

– Забудь о корзинке, – сказала Алиса. – Мы должны сейчас же вернуться на станцию.

– Эге, – догадался Пашка, – ты думаешь, это шутки Аркаши?

– А ты видел, чтобы мухоморы защищали маслят?

– Если я сейчас не сплю, – сказал Пашка, – то вижу это впервые в жизни.

– Ах, он их своим стимулятором опрыскал! – воскликнула Наташа. – Тогда пускай сам добывает корзинку.

Аркашку они встретили у входа на биостанцию. Видно, не выдержал, встал пораньше.

Первым делом он заглянул в корзинки. Увидев, что они пустые, он сказал как ни в чем не бывало:

– Плохие вы следопыты. Не вам за грибами ходить.

– А ну-ка, – сказала мрачно Алиса. – Повтори закон для юных биологов, который ты обязался выполнять, когда пришел на станцию!

– Какой закон?

– Забыл?

– Помню, но почему я должен его повторять?

– Повтори, – сказал Пашка.

– Каждый юный биолог имеет право ставить любые научные опыты, которые считает полезными, нужными или интересными…

– Дальше…

– Дальше?.. Но он не должен проводить опытов, которые могут повредить или помешать другим людям.

– Еще дальше!

– Тот, кто нарушит это правило, будет с позором изгнан со станции.

– Все ясно? – спросила Алиса, протягивая Аркашке пустую корзинку. – Ты можешь получить прощение, если принесешь полную корзинку грибов.

– И мою тоже, – сказала Наташа.

– А третью, Пашкину, найдешь на поляне.

– Но я не проводил опытов! Я только защищал грибы от таких варваров, как вы.

– А когда принесешь три корзины грибов, мы их поджарим и тебя угощать не будем.

– Это жестоко!

Но ребята прошли на станцию. За ними – Геракл.

Через час Аркаша принес три пустые корзины.

У него не поднялась рука рвать грибы.

К тому времени Пашка был по горло занят проблемой, как избавиться от комаров, Алиса с Наташей – своими делами.

Грибов они набрали на следующее утро, когда действие стимулятора прекратилось.

Глава 5

Куда улетают комгуси?

Павел Гераскин решил извести комаров.

В то лето комаров развелось множество – им нравилось резвиться над ручьями и полянами Гоголевского бульвара, вечерами накидываться на влюбленных или биологов.

Будучи человеком гордым и уверенным в своих способностях, Пашка не скрывал, подобно некоторым гениям, своих намерений.

Еще до начала опытов он бродил по станции и рассуждал вслух, обращаясь к своему верному спутнику питекантропу Гераклу:

5
{"b":"32072","o":1}