ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И тут от удара сержант грохнулся на пол.

А раз в борьбе не было правил, то махальщик принялся бить лежачего, пинать его ногами, так что сержанту стало очень больно.

– Ты что... – Тон сержанта вдруг изменился. До него дошло, что махальщик намерен его убить, что нужно прекратить этот бой, потому что он складывается неправильно.

Может, сержант уже не думал так отчетливо, потому что мысли его путались и каждый удар вносил все большую сумятицу в ослабевший мозг.

– Хватит, – попросил сержант, – хватит...

– Хватит так хватит, – вдруг согласился махальщик. – Тогда лезь сам на крышу и махай – вон там флаг лежит.

Он показал в угол.

Он отошел от сержанта и принялся снова собирать карты.

Сержант с трудом поднялся на ноги.

Ему было больно. Его никто еще никогда так больно не бил.

Он и в самом деле чуть было не пошел сам на крышу махать флагом, но тут понял, что не сможет подняться на целый этаж.

Он махнул рукой и пошел вниз, держась за стенку и кривясь от боли.

Он спускался вниз, и с каждым шагом в нем поднималось чувство мести.

Конечно, ему надо было бы пойти в комендатуру и взять там оружие, а также позвать кого-то на помощь.

Но его затуманенное сознание почему-то выбрало другой путь – к кабинету Берии.

Охранник с удивлением смотрел на окровавленного сержанта.

Тот ввалился в кабинет без стука.

Берия стоял у окна и наблюдал, как доктор Фрейд быстро шагает меж редких деревьев, полагая, что его никто не видит.

Берия представлял себе, как, подчиняясь сигналу, с крыши на перехват доктора выезжает рикша, как поднимают свои машины велосипедисты...

И тут ввалился этот идиот.

– Там, – сказал он, с трудом шевеля распухшими синими губами, – там махальщик меня... избил.

– Что? – Берия сразу напрягся, что бывало с ним в моменты опасности, подобрался, как волк при звуках охоты.

– Махальщик, гад...

– Сигнал дали?

– Он сказал, не будет...

– Почему?

– Я ему сказал – иди, а он сказал – не буду, и стал меня бить.

Сержант всхлипнул и принялся размазывать по щекам жидкую кровь, которая текла из носа.

Берия сразу почувствовал, что сержант врет. Не мог флегматичный махальщик ни с того ни с сего наброситься на сержанта.

Но это не играло сейчас роли.

Он оттолкнул сержанта и выбежал в коридор.

– За мной! – крикнул он.

Охранник побежал за Берией.

Они ворвались в комнату наверху.

Махальщика там не было.

Махальщик, хоть и был неумен, сообразил, что сержант приведет мстителей, а потому ушел из комнаты и залег на чердаке.

Берия увидел, что в углу лежит флаг.

Он схватил его и выбрался наверх, к чердачному окну.

Оттуда был виден простор справа от главного фасада. Там, за палками мертвых деревьев, Берия угадал фигуру рикши.

Берия принялся махать флагом.

Он давно не был так взбешен. Хотелось лечь и завыть, в полной безнадежности, как когда-то в одиночной камере.

Неужели он так стремился на волю и вырвался из застенков только для того, чтобы существовать среди кучки бестолочей и подонков, которым ничего нельзя поручить, которым ни в чем нельзя довериться?

И нет никакой гарантии, что его агенты, отправленные наверх, смогут выполнить задание. И не было уверенности в том, что ему удастся отразить еще один штурм консулов.

Рикша смотрел куда угодно, только не на крышу Смольного, откуда должен был получить приказ.

Берия не выдержал и закричал. Пронзительным, женским голосом, который ему самому показался горным кличем, несущимся от Эльбруса к Тбилиси.

И как ни странно – то ли тишина была чувствительна к звукам, то ли случайно, – рикша обернулся и увидел фигуру человека, махавшего флагом.

Он помахал в ответ – вижу, мол.

Развернул коляску и поехал к воротам Смольного. Но опоздал.

В то время доктор уже выбрался наружу через дыру в ограде и поспешил через площадь в сторону Невского.

Рикша выехал к воротам, никого не увидел и решил, что, наверное, его жертва припозднилась.

Поэтому он остановился, слез на землю и стал прохаживаться вокруг коляски, изображая конского барышника.

Вся эта идиотская сцена была видна Берии, и он понимал, что флагом он себе не поможет.

Он побежал вниз, к выходу, где должны были ждать сигнала велосипедисты.

К счастью, велосипедисты никуда не делись и были готовы к бою.

– Объект, – объяснил еще раз Берия, – пешком или на рикше направится в район Сенной площади и канала Грибоедова. Вы следуете за ним в пределах видимости, но не привлекайте внимания. Когда вам удастся установить дом, в котором объект намерен выйти на связь с вражеским разведчиком и диверсантом, вы вступаете в дело. Вы берете доктора и его связника и везете сюда. Вам ясно?

– Так точно, товарищ Берия, – нестройным хором ответили велосипедисты и затопали к выходу, ведя в поводу свои велосипеды.

Их каски тускло поблескивали, плащи отливали серебром.

Славные ребята, подумал Берия, и ему стало легче. Нет, еще не все потеряно.

Он еще будет... и вдруг в ушах зазвучала какая-то забытая ария: «И будешь ты царицей ми-и-ира... голубка верная моя!»

– Вот именно, – вслух произнес Берия и направился в свой кабинет.

Теперь ему предстояло оборонять Смольный и ждать.

Ждать, когда схватят эту девку, ждать, когда можно будет вытащить правду из доктора. Ждать, пока придут вести из Верхнего мира, которому остается жить меньше трех дней.

А славно, товарищ Москаленко! Славно, Жуков с Хрущевым! Славно, старые предатели Каганович с Молотовым. Все вы полетите в яму истории, если уже не полетели, как утверждают вновь прибывшие оттуда. Ничего, и новым вождям, наследничкам, достанется.

Он уселся за большой стол, который называл для посторонних ленинским. Сам придумал эту легенду.

Все верили – а почему не верить, если все равно?

Подвинул к себе лист бумаги, взял хорошо заточенный красный карандаш, точно такой же, как был у Хозяина, и стал ждать.

* * *

Доктор шел каким-то переулком, он только помнил общее направление и подходил к Московскому вокзалу, когда услышал вдали, вне пределов видимости, скрип колес повозки.

Рикша?

Доктор было обрадовался и хотел подождать и окликнуть рикшу, но не сделал этого.

Он не был подозрительным человеком, но вдруг испугался рикши.

Он его уже догонял, он его уже отвозил к каналу Грибоедова.

Чумазилла рикше не доверяла, да и много ли шансов дважды в течение короткого времени встретить единственного ленинградского рикшу, такого навязчивого и любопытного? Никаких шансов на это нет.

Берия доктора подозревает. Готов бы его убить, да не смеет, потому что Леонид Моисеевич обладает Знанием.

Конечно же, рикша ждал момента, когда доктор уйдет. И теперь гонится за ним.

Значит, Берия его послал. Значит, Берии все известно.

Разумно возвратиться в Смольный. И затаиться. Пока.

Нет, он не может так поступить. Люся ничего не знает, она в неведении. Она боится и переживает.

Если ее не предупредить, она имеет немало шансов попасть в лапы к Берии.

Доктор отошел к темной подворотне и продолжал размышлять.

Рикша знает, что Люся таится где-то в районе канала Грибоедова. Он знает об этом независимо от передвижений доктора.

Он не знает лишь, в каком из домов надо искать девушку...

В конце улицы показался рикша. Он был озабочен, он торопился, привстав над спинкой кресла, и перевалился, нажимая на педали.

Доктор вышел из подворотни и замахал руками, словно пионер, который желает непременно остановить поезд, пока тот не наткнулся на украденный диверсантами рельс.

Рикша обрадовался.

Он резко затормозил рядом с доктором и тут же проговорился:

– Я уж боялся, что вас не найду.

– А почему искал? – Доктор не отказал себе в удовольствии поддеть рикшу.

– А я... я тебя издали увидел, когда ты из Смольного вышел. И подумал – наверное, доктор снова на Грибоедова подался. Надо помочь. Человек немолодой, устанет, дойдет туда неизвестно когда да еще попадет под нож какого-нибудь бандита. Я правильно рассуждаю?

58
{"b":"32101","o":1}