ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Гарик! – взмолился Егор. Он испугался.

– Мы что-нибудь придумаем, – сказал дядя Миша. – Пошли наружу. Тем более что здесь связь толком не работает.

Майоранский сразу засеменил спереди – он спешил спастись.

– Почему вы не беспокоитесь? – спросил Лядов у дяди Миши. – Вы должны сходить с ума от страха.

– Что я и делаю, – согласился генерал.

Он посмотрел на меня. Я ничем не мог помочь. Я все еще ничего не чувствовал.

Мы поднялись наверх, вышли на солнце.

Два одинаковых чернявых лейтенанта ждали нас у дверей.

– Мы не входили, как и приказано, – сказал один из них.

– Товарищ генерал-майор, – обратился второй к Майоранскому, но тот только отмахнулся и уселся на траву.

Из-за угла дома выбежали человек двадцать солдат в защитных костюмах.

Полковник в камуфляже высунулся из джипа.

– Сюда, товарищ генерал, – сказал он.

– Где «Скорая помощь»? – спросил генерал.

– Кому нужна помощь? – спросил полковник.

– У меня пострадавшие.

– Причина поражения?

– Пока отвезите их в ваш госпиталь на дезактивацию.

– Как вы сказали? – У полковника были длинные, печально висящие усы.

– Ну, как это у вас называется?

– Дезинфекция. Я думаю, что генерал имеет в виду дезинфекцию, – сказал чернявый лейтенант.

Майоранского унесли на носилках, и он был рад, что не надо двигаться.

– Поражение какого рода? – спросил полковник. – У нас не было с вами связи.

– Ви-икс-бис, – сказал Лядов. – Мой тигренок.

– Черт побери!

Полковник был потрясен.

– Там в последнем помещении, – сказал генерал, – лежит баллон. Он был открыт. Я его завинтил обратно.

– Первая группа, – негромко сказал генерал. – В подвал! Вы слышали, лейтенант?

Но на этот раз слова полковника относились не к чернявым лейтенантам, а к вышедшему откуда-то – может, из-под земли – человеку в защитном костюме; в отличие от наших костюмов эти были схожи с глубоководными водолазными.

Нас все сторонились. Даже в таких вот комбинезонах.

Санитары, которые пришли за Егором, тоже были облачены в защитные одежды.

– Но мне пора возвращаться, – сказал Егор. – Вы же не знаете.

– Я буду у тебя через полчаса, – сказал дядя Миша. – Ты можешь подождать?

– Буду ждать, – согласился Егор. – Только пускай они меня не исследуют, а то в обморок попадают.

– Это точно, – согласился Лядов. – Кстати, меня тоже надо как следует вымыть.

Когда всех гостей из Нижнего мира увели, дядя Миша сказал полковнику, который остался с нами:

– Берегите их. Как следует.

– Вы знаете, что убит комендант института? – спросил полковник.

– Знаю, – сказал генерал. – Девушку нашли?

– Ищем, – сказал полковник.

– У вас найдется здесь помещение поскромнее и понезаметнее?

– На нашей базе?

– Лучше где-нибудь здесь.

– Но это не наша территория.

– Нам надо решить, что делать дальше.

– Ну, единственное... – Полковник запнулся. – Может быть, в комендатуре? Тело унесли. Если вас это не травмирует?

– Не травмирует. Оставайтесь со мной на связи. И я попрошу, чтобы наши... гости... были дезинфицированы в ближайшие пятнадцать минут.

– В пятнадцать минут не удастся, – сказал полковник. – Мы же исследовать их должны – ведь это не фосген какой-нибудь, а Ви-икс. Тем более опытная партия.

Дядя Миша пошел было к кинотеатру. Но тут полковник его вежливо остановил.

– Товарищ генерал, вы меня неправильно поняли, – сказал он. – Вам туда нельзя. С вас надо снять костюм и потом вас тоже обработать.

– Меня-то зачем? Я в безопасности.

– К сожалению, никто из вас не в безопасности. А вот те, кто там был без костюмов, – обречены.

– Двое, – сказал генерал. – Егор и тот самый... Майоранский. Знакомая фамилия.

– Лаборатория ядов у Судоплатова, – подсказал я.

– Вот именно, – кивнул дядя Миша.

И мы тоже направились к фургону «Скорой помощи».

Уже перед самым фургоном генерал спросил полковника: видно, все откладывал этот вопрос:

– А сам яд... что с ним?

– Никуда он не делся, – сказал полковник. – Нет оттуда стока в реку. Все ушло в резервуар. В подземный резервуар.

– Разве это не опасно?

– Еще как опасно! Но это ваше дело – поднимать панику в Москве.

– Есть основания для паники? – спросил дядя Миша.

– Всегда есть основания. В нашем деле всегда есть основания. Ведь вещество никуда не ушло. Подземный резервуар стар, в бетоне трещины, влага пойдет под землю, попадет... черт возьми, и думать не хочется. Но мы же не можем перекопать весь район!

Прошло сорок минут, когда мы пришли в бокс, куда спрятали Егора.

Девушку все еще не нашли.

– Я должен тебя огорчить, – сказал дядя Миша. – На коже есть микроскопические следы вещества. К сожалению, достаточно микроскопических следов, чтобы человека отправить на тот свет.

– Вы обо мне? – рассеянно спросил Егор.

– И о тебе, и о профессоре Майоранском, и о той девушке, которую ищут.

– Жалко, – сказал Егор после паузы. – И сколько мне осталось...

– По уверениям Лядова – часов пять-шесть.

– Значит, три, – сказал Егор. – Вы Люське передавайте от меня привет.

Дверь в бокс приоткрылась, и туда сунул голову наш полковник.

– Товарищ генерал, – сказал он. – Вас срочно.

– Что еще?

– Из Москвы прилетел товарищ генерал-лейтенант. Очень сердятся.

– Ну вот, этого еще не хватало.

Дядя Миша был расстроен.

Он вышел из комнаты. В дверях задержался, как детектив, который вспомнил о незаданном вопросе.

– Если будут сложности, – сказал он, – я надеюсь, Гарик, на тебя. Сегуненко тебе поможет.

Последние слова относились к полковнику.

Полковник вежливо и неубедительно кивнул и вышел следом за дядей Мишей.

Мы остались с Егором вдвоем.

Егор изменился за прошедшие месяцы. Лицо стало голубым, волосы поредели. Он исхудал.

– Что с ядом? – спросил Егор.

– Он в безопасном месте. Оказывается, Лядов ошибся – выхода в речку там нет. А есть подземное хранилище.

– Бетонное?

– Бетонное, разумеется.

Егор вроде успокоился. Он лежал на койке в трусах и майке, белье было ему велико – видно, выдали солдатское.

А я представил себе, как яд просачивается сквозь щели в бетоне.

– Как странно, – сказал Егор. – Они получили вторую жизнь, но не отказались от того, чтобы убить вас... за то, что вы живые люди.

– И создать мир мертвецов, – продолжил я.

Время уходило.

Мы сидели в небольшой палате. Генерал не возвращался.

– Я знаю, что надо сделать, – сказал я.

– Что? – Егор хотел надеяться.

– Я думаю, что в любом случае надо возвратиться к вам.

– Зачем?

– Потому что... ты помнишь певца? Веня Малкин? Помнишь?

– Да, – сказал Егор. – Он жил у нас.

– И почему?

– Чтобы не умереть здесь от СПИДа.

Егор задумался.

И тут дверь отворилась и вошел незнакомый мне толстый генерал с грубым неандертальским лицом, в белом халате, накинутом на мундир.

– Привет, орлы, – сказал он. – Как самочувствие?

– Отлично, – сказал я.

Егор промолчал.

– Лежите, отдыхайте, будете находиться под наблюдением. Если что – обращайтесь прямо ко мне.

Представиться он не подумал.

– А генерал... а Михаил Иванович? – спросил я.

– К сожалению, генерал отстранен от разработки. Вы переходите в мое прямое подчинение.

– Спасибо, – сказал Егор. И не потому, что хотел показаться дерзким, а оттого, что не вдумался, что для нас хорошо, а что плохо.

– Отставить разговорчики, – сказал генерал. – Я пришлю сотрудника для беседы с вами. Чтобы через сорок минут быть в полной форме. Ну, как надо отвечать?

– Не помню, – сказал Егор.

На этот раз он уже понял, что новый генерал – существо для нас нежелательное.

Генерал поморщился, но не успел высказать своего отношения к невоспитанности граждан из сомнительной реальности, потому что я перебил плавный ход его мыслей.

78
{"b":"32101","o":1}