ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Послушай, Тесей, – сказала Кора. – Ты уже не тот мальчик, который раздирал голыми руками разбойников. Ты – государь Афинский, можно сказать, царь самого передового государства в древнем мире, которому суждено войти в историю.

– Я так и думал, – честно признался Тесей.

– Ты обеспечил Афинам благосостояние, укрепил их, объединил всю Аттику и совершил множество подвигов государственного значения. Одно введение твердой конвертируемой валюты ставит тебя в один ряд с крупнейшими экономистами мира!

– Ну уж, не преувеличивай! Я допускаю, что у иудеев или на краю Ойкумены у гипербореев тоже есть свои экономисты.

Но, разумеется, царь был польщен.

– Рядом с тобой появляется юнец Пирифой.

– Он не юнец – он взрослый муж!

– Тем более! Рядом с тобой появляется так называемый взрослый муж Пирифой и втягивает тебя в нелепейшую авантюру. Ты в какие времена живешь? В эпоху дикости и варварства?

– Нет! Ты же знаешь, как я отношусь к цивилизации.

– Относишься? Только вчера ты принимал спартанскую делегацию по поводу обмена в области легкой атлетики.

– И дискоболов. Отстаем мы с дискоболами, – сказал Тесей.

– Вот именно! И на фоне этих отношений со Спартой ты намереваешься красть у них невест, как какой-нибудь дикий македонец?

– Но ведь это прекраснейшая девушка в мире! Пирифой поклялся мне в этом! Не могу же я жениться бог знает на ком?

– А Антиопа? А Федра? Они что, были уродливы?

Тесей пожал плечами. А Коре вдруг стало холодно и страшно. Она вдруг поняла, что память о прошлом Тесея, которое миновало рядом с ней, в ее присутствии, на самом деле живет в ней вполне объективно – ведь имена предыдущих жен царя, о которых она сегодня утром не имела представления, вырвались из ее уст совершенно естественно и вполне нечаянно.

– А если это авантюра Пирифоя? Если на самом деле этот красавец выиграет Елену в кости, куда же дальше направится ваша честная компания?

– Вот это мы решим! – твердо заявил Тесей, показывая, что все-таки царь в Аттике может быть один, а женщин-советчиц – сколько царю угодно.

– Тогда я предупреждаю тебя, – сказала Кора твердо, – любя тебя, желая добра Афинам и всем близким тебе людям, я приму все меры, чтобы ты не кидался сломя голову воровать девушек из яиц Леды и не навлекал на Афины гнев всемогущего Зевса. И главное, не начинал из-за этого войны с Диоскурами. Ты знаешь, что их армия сделает из афинской?

– Что?

– Гуляш.

– Что?!

– Не знаю, как это у вас называется. В общем, изрежет вас на кусочки.

Тут Тесей принял королевскую позу и зарычал на весь лес:

– Пусть только эти Диоскуры посмеют пальцем тронуть хоть одного афинянина. Пусть только они посмеют вторгнуться в пределы нашей славной державы! Да я сам с ними так расправлюсь, что у них навсегда пропадет желание нападать на нас!

– Тесей, мой дорогой, – сказала Кора. – Ты, кажется, забыл, что у них нет никаких намерений на тебя нападать. И твои Афины в полной безопасности. И будут пребывать в таковой, пока ты сам не кинешься воровать девиц на их территории.

– Чепуха! – заявил Тесей, потому что ничего больше заявить не мог.

Облако набежало на солнце, и сразу стало студено, как под Москвой в ноябре. Начал сыпать редкий снежок. Придумали бы гетры или хотя бы штаны, подумала Кора, глядя на голые колени царя. На мгновение она представила себе, как лежала на ее плече жесткая ладонь Тесея… Сейчас об этом и речи быть не могло. Кора была той нелюбимой тетей, которая готова отнять конфету или пожаловаться на мальчика маме. Таких теть не обнимают за плечи, даже если это очень красивые плечи. А черт их разберет под этими хламидами! Придумали тоже моду!

– Пошли обратно, государь, – сказала Кора, злясь и на себя, и на этого Тесея, которого почему-то должна оберегать от глупостей, и на Милодара, который сейчас восседает в уютном кресле, посасывая свое любимое вино «Вазисубани».

Тесей, не говоря ни слова, пошел впереди. Он не оборачивался.

Кора шагала сзади.

Нечего распускать нюни. Хватит бездельничать… будем работать. А что, если они там что-то не так соединили и она вернется на Землю старухой, когда все ее современники покинут этот мир?.. Кора, не думай о чепухе. У янки, который жил при дворе короля Артура, был телеграф и даже вроде телефон, а как ей связаться с Трезеной, с дедушкой Питфеем? Требуется мобилизация всех средств… Сейчас же надо встретиться с кентавром Фолом, сообщить обо всем Хирону – это все народ мудрый, тертый. И главное…

– Главное, – сказал кентавр Фол тем же вечером, когда они втроем – Фол, Кора и кормчий Феак – обсуждали опасность, нависшую над Афинами и всей цивилизацией, – послать верного человека в Спарту и дать им понять через неофициальные источники, что принцессу по имени Прекрасная Елена следует беречь всей армией страны, потому что ей угрожает страшная опасность. Надо припугнуть Диоскуров, не говоря им, конечно, откуда эта опасность исходит.

– Будь другом, – попросила Кора Феака, – разузнай что можешь об этом Пирифое, когда и откуда появился, чем славен, что это за внезапная дружба с Тесеем и откуда такое умение влиять на тщеславие нашего царя?

– А ты? – спросил Фол.

– Я хочу найти Ариадну. Меня во всей этой истории больше всего тревожит именно она.

Поиски Ариадны, на которые Кора с согласия царя взяла из казны чуть ли не полталанта серебра и подняла на ноги всех осведомителей афинской полиции, ни к чему не привели. Ариадна показала свое рыльце, как тарантул из-под камня, – и сгинула. Но отныне ни Коре, ни Тесею не было покоя.

Зато подготовка к набегу на Спарту, набегу бессмысленному, совершенно нецивилизованному, исподволь шла. При дворе древнего царька всегда найдутся лакеи, готовые на любую подлость ради царских милостей, там же нет недостатка и в лейтенантах, мечтающих о майорских погонах. А так как Тесею много для набега не требовалось – лишь подготовленные кони и колесницы, лучшие в Аттике, да отряд всадников, готовых отдать жизнь, чтобы остановить преследование. Вот, пожалуй, и все на первый день. А на второй – место, в котором можно укрыть добычу. Не поведут же ее по улицам Афин, это уж будет пахнуть первой мировой войной, так как на сторону Спарты сразу станет весь Пелопоннес, все дорийцы, включая, конечно, и Крит, хотя, по слухам, Миноса на Крите не было – он уже несколько месяцев занимался безуспешными поисками ненавистного Дедала. А может быть, это был очередной пропагандистский трюк хитрого Миноса и под видом этих поисков он проводил какой-нибудь морской набег, особо его не афишируя.

107
{"b":"32127","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
В каждом сердце – дверь
Возлюбленный на одну ночь
Настоящая любовь
Благодарный позвоночник. Как навсегда избавить его от боли. Домашняя кинезиология
Своя на чужой территории
Уроки мадам Шик. 20 секретов стиля, которые я узнала, пока жила в Париже
Что можно, что нельзя кормящей маме. Первое подробное меню для тех, кто на ГВ
Как приручить герцогиню
Белая хризантема