ЛитМир - Электронная Библиотека

Связь дали минут через пять. Кора проверила звукоизоляцию камеры связи.

Милодар был на месте.

– Надеюсь, все в порядке? Ты узнала, кто стоит за этими сплетнями? – спросил он.

– Кое-что узнала. Кстати, на меня было покушение.

– Удачное? – деловито спросил комиссар.

– Пока я отделалась несколькими швами и ушибами.

– Везучая ты у меня, – сказал Милодар так, словно сам устраивал эти покушения, а теперь сокрушался в их провале.

– Срочно переведите мне десять тысяч триста двадцать два экю для подкупа. Деньги должны быть у меня, как только я доберусь от телеграфа до банка.

– А далеко до банка? – спросил Милодар, не ставя под сомнение требование агента, так как, зная психологию начальства, она назвала до нелепости точную сумму.

– Десять минут перебежками.

– Продолжают преследовать?

– Оракул полчаса назад предсказал мне, что последнее удачное покушение произойдет сегодня.

– Ты поосторожнее. – Голос Милодара дрогнул. – На моей свадьбе обещала погулять.

– Многое теперь зависит от вас. Деньги на бочку!

– А поменьше нельзя? – комиссар спохватился, что не поторговался с Корой.

– Поменьше нельзя. Могу провалить операцию.

– Верю, девочка, – сказал Милодар. Кора прекратила связь, поблагодарила дежурного и спросила, есть ли в здании запасной выход.

– Я вас провожу, – ответил дежурный. По дороге он сообщил: – Сегодня с утра во всех газетах пишут о покушении на вас. Говорят, что к вечеру состоится удачное покушение. Все-таки это хамство, а вы как думаете?

Дежурный провел Кору длинными подземными туннелями, где вдоль стен и потолка тянулись, повисая, многочисленные кабели.

– Я с вами совершенно согласна, – сказала Кора. – А кто, вы думаете, за этим стоит?

– Распространяет слухи, конечно же, оракул Провала, – прошептал дежурный. – А ему подсказывает младший Кларенс из клана Дормиров.

– А ему зачем?

– Нагнитесь, здесь может током долбануть, – предупредил дежурный. – А Кларенсу советует Кларисса. Он сам бы не догадался.

– Спасибо, – сказала Кора. Они как раз вышли к полуоткрытому люку, ведшему на задний двор телеграфа. Конечно, Коре хотелось бы поговорить еще – всегда хочется узнать что-то новенькое, если это касается твоего убийства, но дежурный откланялся и ушел, сославшись на срочные дела. Для него смерть Коры была неприятностью, но не личной.

Итак, рассуждала Кора, пробираясь дворами и переулками к центральному банку. У нас есть цепочка: оракул – дама Рагоза – некий Кларенс-младший из клана Дормиров, который, если Кора не ошибалась, является главным соперником Густава в борьбе за трон и получает реальные шансы стать королем, если Густава забодает Минотавр. Но кто такая Кларисса и зачем ей убивать Кору? Появилось новое лицо, и это всегда интересно.

Без приключений, если не считать короткой схватки с бродячими собаками, которых Кора нечаянно отогнала от ящиков с мусором, считавшихся собачьей собственностью, она добралась до банка. У входа в банк кипела обычная жизнь, но ничего подозрительного Кора не заметила.

В банке она прошла сразу к менеджеру – он ее ждал. Гравперевод через Галактический центр поступил четыре минуты назад. Кора попросила выдать ей всю сумму наличными, что никого не удивило, потому что в Рагозе еще не обзавелись такими игрушками, как кредитные карточки или лазерные сканеры.

Семь тысяч Кора получила золотыми монетами в кожаном мешочке, который надежно привязала к поясу. Ни одна живая душа в этом городе не подумает, что кто-то может разгуливать по улицам так легкомысленно, если каждый вечер по радио не меньше трех часов перечисляются случаи нападений, насилий и убийств.

Остальные деньги, крупными купюрами, она положила в бумажник.

Все эти операции Кора провела в кабинете директора банка, у него на глазах. Тот старался не показывать своего изумления; в конце концов, сказал он на прощание, в каждой стране свои обычаи.

Напоследок Кора позвонила в представительство Космофлота. Мишель оказался на месте, он был рад, что Кора еще жива. Кора сказала, что им нужно встретиться – она нуждается в помощи для выяснения одной весьма важной для следствия детали. Мишель спросил только, где и когда. Он уже воспринимал Кору как стихийное бедствие, с которым простые смертные не спорят.

– Я попрошу также присутствовать Веронику, – предложила Кора.

– Ой, она ушла домой пораньше, – ответил агент. – Боюсь, что у нее легкое сотрясение мозга.

– Вызовите ее, Мишель. Я знаю, как ей помочь.

Мишель не ответил. Он боялся за свою Веронику и хотел, чтобы Кора, от которой исходил аромат близкой смерти, поскорее улетела.

– Я улечу сегодня же ночью, – сказала Кора. – Мне казалось, что у вас в расписании был указан местный рейс на внешнюю планету.

– Правильно! – Наконец-то в голосе Мишеля послышалось облегчение. – Конечно же, оттуда вы улетите куда легче и безопаснее, чем от нас.

– Через полчаса я жду вас в подземном гараже универмага, – сказала Кора.

– Вы уже знаете этот гараж?

– Я уже многое знаю, – ответила Кора. – Спуститесь туда из кафе нижнего этажа.

– Через полчаса? Я постараюсь успеть. Если Вероника сможет…

– И постарайтесь не приводить за собой «хвоста», – попросила Кора. – Мне надоели нежданные встречи.

Повесив трубку, Кора поблагодарила директора банка за терпение, пригласила его на Землю, и тот вежливо принял приглашение, хотя они не уточняли, где и когда встретятся, как бы подразумевая этим, что такие известные персоны всегда отыщут друг друга на просторах Галактики.

Кора отказалась от сопровождения.

День уже кончался, на улице было тесно от спешащих по домам служащих, медленные потоки автомашин рывками двигались по мостовым, причем новенькие земные «Мерседесы», с молодыми аристократами или банкирами внутри, пробовали время от времени взлететь над общим потоком, и полицейские вяло осаживали их.

Если бы кто-то попытался сейчас убить Кору, ему пришлось бы пробиваться сквозь толпу.

Но Кора не стала задерживаться на ступеньках банка и, сбежав вниз за спиной солидного господина в широком плаще, согнулась, затесавшись в толпу, и минут через десять уже была в центральном универмаге, занимавшем целый квартал.

Все ее дела в универмаге заняли десять минут, ибо сила чистого золота в кожаном мешочке с печатями центрального банка производит на продавцов неотразимое впечатление.

Агент Космофлота и его помощница опоздали минут на десять – попали в самый час «пик», а без машины, даже плохонького космофлотовского фургона, в городе проехать почти невозможно, потому что электрические дилижансы и поезда внутренней железной дороги движутся медленно, а в часы «пик» набиты настолько, что на конечных станциях дежурят кареты «Скорой помощи», чтобы извлекать трупы тех, кто не смог выдержать путешествия.

Они спустились на лифте.

Кора, стоявшая за широкой колонной подвального гаража и внимательно наблюдавшая, нет ли слежки, увидела их сразу, как они вышли и неуверенно остановились возле кабины.

– Если ее нет, это означает только одно… – начал Мишель. При слабом освещении он казался бледнолицым братом всего человечества.

– Что мы ее лишились? – спросила Вероника. Она покорно держала Мишеля за руку и ждала чего-то страшного.

– Спасибо, что так быстро откликнулись, – громко сказала Кора, чтобы не пугать их неожиданным появлением.

Лифт загудел и уехал наверх. В подземном гараже стало темнее.

Кора подошла к ним, улыбаясь.

– Не сердитесь, что я вас потревожила.

– Это наш долг, – ответил с облегчением агент Космофлота.

– Если говорить о долгах, – сказала Кора, – то, прошу вас… – Она сделала широкий жест рукой, показывая на новейший микробус – мечту каждой космической компании – со сложенными крыльями, на воздушной подушке, способный перевоплощаться в спальный вагон или грузовик, грузоподъемностью в шестнадцать тонн зерна, и в то же время, в обычных условиях, – комфортабельный лимузин на десять мест.

19
{"b":"32127","o":1}