ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он указал на золотой треножник, на котором лежала подушечка, и Кора поняла, что именно там он восседает.

– А где вторая кнопочка? – спросила Кора.

– Какая кнопочка? – насторожился оракул.

– На которую вы наступите, чтобы дым прекратился, – и Кора показала на первую, у двери.

– Ах, это не имеет никакой связи, – сказал оракул. – Кстати, я забыл представиться. Обычно меня зовут моим мистическим именем Амитаюс, то есть Будда вечной жизни.

– Кора Орват, агент ИнтерГпола, – представилась Кора. – А у вас есть настоящее имя?

– У меня сотни имен, и все настоящие. Но друзья детства звали меня Оливером. Оливер Джадсон – в этом что-то есть!

Он уселся на треножник возле провала. Кора обернулась в поисках какого-нибудь стула.

– Тебе придется постоять, подруга моей предыдущей жизни, – сказал Амитаюс. – В моем присутствии никто не садится.

– В предыдущей жизни, – заметила Кора, – ты был куда лучше воспитан.

– Ты меня неправильно понимаешь, – ответил Будда вечной жизни, – субъективно я хотел бы, чтобы ты сидела или лежала в моем присутствии, а я стоял бы или лежал у твоих ног. Но мое положение обязывает меня к превосходству над тобой. Не сердись, моя милая, я ничего не могу поделать с общественным мнением. Здесь не только стены, здесь и потолок имеет глаза и уши. Мы живем в отсталом, пронизанном суевериями обществе.

Кора, конечно же, могла бы сесть и на пол, но ее сейчас интересовали не вопросы этикета, а факты. Идея о смерти Тесея во время ВР-круиза, судя по показаниям его тетки Рагозы, исходила именно из этой голубой гостиной. Кто-то должен был принести ее сюда. Вряд ли она родилась в воображении оракула, которому хотелось набить себе цену. Но ничего нельзя исключать. Так что Кора продолжила разговор стоя.

– Уважаемый Будда, – сказала она, – я пролетела половину Галактики, чтобы насладиться лицезрением вашего мастерства.

– Что это означает?

– Я хочу, чтобы вы предсказали мне судьбу принца Густава.

– Невозможно, – улыбнулся оракул.

– Почему?

– Потому что я могу предсказывать судьбу лишь вам или вашим близким. Предсказания по заказу на других порочны, неэтичны и, главное, лживы. Иначе ко мне прибегали бы соседи по квартире, соперники в любви и всякая преступная шантрапа.

– Почему же дама Рагоза узнала от вас судьбу Густава?

– Дама Рагоза, да будут дни ее протекать в благополучии, – ближайшая родственница нашего будущего короля и повелителя. Как мог я отказать ей? Мне еще дорога своя шкура, простите за грубое выражение.

– И что же вы ей сказали?

– Я сказал то, что увидел в клубах дыма, которые вырвались из этого провала, достигающего центра планеты.

– И что же вы увидели?

– Я увидел исчезновение тела принца Густава в таинственном катаклизме, имеющем место в чужом для нас мире. Без надежды на воскресение. Окончательная терминальная смерть.

– Так не бывает. Человеку всегда можно подыскать другое тело или вырастить новое.

– Так бывает. Люди умирают навечно, если разрушен мозг.

– Вы рассказали это даме Рагозе? Почему она поверила вам?

Оракул Амитаюс длинным наманикюренным ногтем почесал маленькие усики – точно следы угля под тонким длинным носом.

– Мне верят все, – ответил он.

– Вы хотите сказать, что вы настоящий оракул?

– Разумеется, я великий оракул. Я вижу будущее.

– Что вы говорите! – возмутилась Кора. – Аксиома Вундеркинда гласит, что будущее увидеть нельзя, потому что оно еще не существует.

– Кому нельзя, – лениво ответил оракул, – а кому и можно. Таких, как я, всего два или три гения во всей Вселенной. Я могу заглянуть в будущее в любой момент.

– Дым помогает? – спросила Кора.

– Да, в частности, и дым. Если бы вы знали историю, то вам удалось бы узнать, что Дельфийский оракул сидел на треножнике над специальным дымом и входил в состояние.

– Теперь мне все понятно, – вздохнула Кора. – Вы читали что-то из популярных изложений, но не прочли, что оракул лишь термин, это символ, а не человек. А входили в состояние, по вашему выражению, лишь пифии.

– Вот именно, – неуверенно подтвердил оракул Амитаюс, – именно пифии. Крылатые богини! Я их видел, когда летал в прошлое!

– Значит, этот самый дым подсказал вам, что Тесея убьют во время ВР-круиза? – спросила Кора. – Терминально убьют?

Она протянула кончик башмака и легонько дотронулась до кнопки в полу. Клуб дыма послушно вырвался из провала. Запах у дыма был неприятный, с душком, наверное, адский.

– Прекратите хулиганить! – закричал оракул. – Я вас уничтожу! Вам мало неудачного покушения? Будет и удачное!

– Вы и об этом уже слышали, Джадсон?

– Не Джадсон, а Будда вечной жизни, Амитаюс!

– Скажите мне, Будда вечной жизни, а про покушение на меня вам тоже дым сообщил?

– Разумеется, – ответил оракул, отодвигая ногой носок Коры, чтобы вернуть себе контроль над извержением дыма.

– А теперь меня убьют удачно?

– Успешно, – ответил все еще недовольный оракул.

– Объясните мне, Вечный Будда, – попросила Кора как можно вежливее. – Кому я помешала на вашей благословенной планете? Я ведь прилетела всего на один день поговорить с вами и тут же улечу.

– Значит, помешали, – ответил оракул противным голосом мальчика, который знает какую-то гадость про старшую сестру, но сообщать ее не намерен.

– Я чего-то увидела, чего мне видеть не следовало?

– Может быть.

– Или услышала?

– Не исключено. – Оракул покачивал ножкой, обутой в золотой сапожок.

Господи, подумала Кора, сколько времени он проводит у зеркала!

– И теперь меня убьют окончательно?

– Сегодня же, – лучезарно улыбнулся предсказатель.

– Но предупреждаю, – заявила Кора, хотя нельзя сказать, что она получила удовольствие от такого категорического предсказания, – что, если меня сегодня не убьют, я вас дезавуирую.

Оракул не понял слова.

– Поясняю, – продолжила Кора. – Я всему свету раззвоню, что вы трепло, которое не выполняет обещанного. Не смог угробить простого агента.

– Тебе никто не поверит, – сказал оракул. – Мне все верят так, что я порой сам себя боюсь. Если я говорю, что будет война, они начинают ее в назначенный мною срок. Если я предсказываю смерть, человек ложится и перестает принимать пищу.

23
{"b":"32127","o":1}