ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Молодец! – воскликнул Эгей. – Мой сын!

– Слушайте, что я придумал! – воскликнул Тесей, чтобы перекрыть радостный шум в зале. – Мы оставляем дома двух девиц… Тебя и тебя. – Тесей показал на двух девушек и пояснил: – Вы повыше ростом и пошире в плечах, чем остальные. Встаньте, встаньте. Разве вы не поняли?

– Что? – спросила одна из девушек, которых Тесей попросил встать.

Она ничего не поняла.

Тесею пришлось взять обеих девушек под локти и отвести их к рыдающим от счастья отцам.

– Вместо девушек я повезу с собой двух молодых солдат из отряда царских лазутчиков.

Тесей хлопнул три раза в ладоши, и в зал, робея от того, что они попали в такое изысканное общество, вошли две девушки, повыше остальных, короче остриженные, но хорошенькие, только, пожалуй, слишком ярко накрашенные – с черными бровями, румянами на щеках, помадой на губах и даже накрашенными ногтями. Правда, хитоны на них были длинные, застегнутые брошками на плечах и закрывающие руки.

– Ты сказал о солдатах из моего отряда лазутчиков? – спросил Эгей.

– Именно о них, – согласился Тесей. – Ведь они славятся тем, что могут незаметно проникнуть во вражеский лагерь, даже в неприступную крепость противника, умеют обращаться с кинжалом и знают тайные приемы борьбы. Как зовут тебя, милая девушка?

Вопрос относился к девушке в синей хламиде.

– Мое имя – Парфена, – ответила та хрипловатым голосом.

– Парфена, – попросил Тесей, – мне кажется, что на тот столб села муха. Убей ее!

В мгновение ока, незаметно для окружающих, девушка выхватила тонкий кинжал и метнула его через весь зал в столб. И все увидели, как конец кинжала вонзился в спину комнатной мухи, которая наблюдала за этой сценой с деревянного столба.

– Спасибо, моя девочка, – сказал, загадочно улыбаясь, Тесей. – Садись. – И он указал Парфене на освободившуюся табуретку. – Теперь ты, красавица, – обратился Тесей ко второму созданию – весьма пышноволосой, с густыми усиками над верхней губой, чернобровой девице с большими руками. Глаза ее были обведены черной полосой, губы – как кровь. – Можешь ли ты попасть ножом вон в ту трещинку в потолке?

– Слушаюсь, Тесей, – ответила брюнетка басом. И тут обман Тесея был разоблачен. Все, кто собрался в зале, догадались, что видят перед собой загримированного мужчину.

– Нет! – крикнул Тесей. – Так не годится! Какая жалость! Я подобрал из отряда лазутчиков двух воинов. Я думал, что мне удастся выдать их за девушек. Но если первая, Парфена, не вызвала у вас подозрений, – Тесей показал на лазутчика, который скромно сидел на табуретке, – то второй лазутчик нам не годится… Придется искать снова, а времени нет!

– Погоди, Тесей, – вмешалась Кора, которая наблюдала за этой сценой от двери и поняла, что появился хороший шанс попасть на корабль Тесея. – Я надеюсь, что смогу сыграть роль девушки.

– Но ты и есть девушка! – удивился Тесей.

– А тебе кто нужен?

– Неужели ты не понимаешь, мне нужен юноша, воин, который умеет обращаться с кинжалом и мечом, который может быстро бегать и высоко прыгать, но которого критяне примут за девушку.

– А почему они меня не примут за девушку? – спросила Кора.

– Потому что ты не юноша!

– Так ты радуйся, что я не юноша! Значит, меня не смогут разоблачить. Даже если разденут догола.

– Даже если разденут догола? – переспросил Тесей, дотрагиваясь кончиком указательного пальца до переносицы. – Это любопытно.

– Послушай, сынок, – сказал тогда старый царь Эгей. – Если тебе в самом деле все равно, кто умеет обращаться с мечом и кинжалом, то испытай Кору, а потом уж чеши нос!

– Это идея! – сказал Тесей и протянул Коре кинжал, который взял у брюнетки. – Можешь ли ты перерезать паутинку, по которой спускается паучок в дальнем конце зала?

Все обернулись в ту сторону, но мало кто смог разглядеть паучка.

Кора потрогала кинжал. Он был железным и, если как следует нажать, гнулся.

– Хорошо, – сказала Кора и незаметно для всех быстрым движением согнула длинное лезвие кинжала и тут же метнула его.

Кинжал полетел через весь зал, перерезал паутину, чуть коснулся дальней стены, взлетев повыше, прилетел обратно к Коре и оказался у нее в руке. Теперь осталось лишь быстро разогнуть самодельный бумеранг и протянуть его пораженному Тесею.

– Ты волшебница? – спросил Тесей.

– Нет, я умная, – ответила Кора.

– А может ли прыгать эта девушка? – спросил царь Эгей.

– Здесь тесно, – ответила Кора. – Некуда прыгать.

Но все же она подпрыгнула на месте – метра на два, не выше, схватилась за балку под потолком, оттолкнулась от нее и опустилась у самых ног афинского царя.

Эгей испуганно отпрянул, а когда пришел в себя, то раздраженно произнес:

– С такими способностями лучше выступать в цирке! – Цари не любят, когда их пугают.

Но ни у кого уже не оставалось сомнений в том, что Коре уготовано место в женской каюте.

Когда Кора уселась на табуретку, кто-то из команды Тесея спросил:

– А зачем все это сделано?

Кора тоже рада была бы задать этот вопрос, но терпела, понимая, что кто-то его обязательно задаст.

– Есть секреты, – ответил Тесей, – которые знаю только я сам. Потому что я не могу рисковать. Вы же держите язык за зубами. Знайте, что вашему Тесею понадобилось, чтобы среди девушек было два юноши… – тут он сбился, проглотил слюну и, не глядя на Кору, закончил фразу: – …чтобы среди девушек было две персоны, которые умеют сражаться в ближнем бою…

– И охранять нас! – сказали хором три красавицы, которые были очень похожи, причем не только внешне, но и именами. Их звали Перибея, Эрибея и Феребея.

– Замечательно! – согласился Тесей. – Именно охранять. А теперь два слова скажет один из наших кормчих.

От стены отделились два человека средних лет. Первый был худ, высок и сутул. Его редкие волосы были связаны сзади в косицу. Лицо было темным от солнца и ветра, ибо кормчий весь день стоит на корме и управляет тяжелым рулевым веслом. Он же командует, когда ставить, а когда убирать парус. Первый кормчий – капитан корабля. За ним, отступив на шаг, вышел вперед второй кормчий, широкоплечий горбун с большим крючковатым носом. Он был рыжим, курчавым, лицо его усыпали веснушки.

85
{"b":"32127","o":1}