ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я постараюсь. – Кора похлопала его по крутому толстому плечу. – Я тоже вас ждала.

– Что? Я рад вам помочь. – Кормилец смотрел на нее доверчивыми зелеными глазами, веснушки сбежались к носу, розовые полные губы готовы были либо улыбнуться, либо горестно скривиться – как повернется дело.

– Мне хотелось бы провести анализ пищи дракона, – сказала она.

– Зачем? – испугался кормилец. – Мы их кормим чисто, без вредного. Нет, я против.

– Послушайте, Аполидор, – сказала Кора. – Вы меня неправильно поняли. Я и без вас понимаю, что драконов обкрадывают ради сотрудников Загона.

Аполидор потупился.

– Я знаю, что вместо нормальной пищи они получают пойло со свеклой.

– Но что я могу поделать!

– Я сейчас беспокоюсь не о качестве пищи, я хочу узнать, не подмешано ли что-нибудь в нее.

– Этого не может быть! Я сам проверяю пищу.

– Но ведь вы ее не пробуете.

– Как только вы могли сказать такое! Не дай бог!

– Значит, в пищу могли подмешать снотворное или даже яд.

– Что вы говорите!

– Ведь не только вы имеете доступ к пище. Наверняка у вас есть какая-то кухня, где все это готовят, наверняка кто-то привозит сюда баки или кастрюли.

– Да, у меня есть два молодца, но они очень глупые.

– Вот видите. Значит, мы с вами уже знаем несколько человек, которые могли подмешать что-то в еду дракону.

Аполидор недоверчиво покачал головой. Версия Коры ему совсем не понравилась.

– Наверное, вы знаете о какой-нибудь лаборатории, – сказала Кора, – где могут сделать анализ пищи. Вы же пользуетесь услугами ветеринаров?

– Наш ветеринар взял расчет, – сказал драконокормилец. – Уехал на море и не вернулся. Мне, говорит, своя шкура дороже.

– Я могу попросить провести анализы моих коллег-полицейских. Но я понимаю, что у драконов совсем иной метаболизм. Достаточно того, что их мясо ядовито для других живых существ. Поэтому лучше бы обратиться к специалистам по драконам.

Аполидор растерянно покачал головой.

– Тогда я поговорю с вашим десципоном, – сказала Кора. – Принесите мне какую-нибудь пустую банку. Я сама наберу пойла из корыта.

Кормилец покорно пошел к выходу, но через несколько шагов остановился и обратил к Коре потное жалкое лицо.

– Конечно же! – воскликнул он. – Конечно, вы имеете в виду биохимическую лабораторию Второго института. Правильно?

– Я совершенно не представляю, чем занимается лаборатория вашего Второго института, – ответила Кора.

– Там работает профессор Ромиодор, он директор лаборатории. Конечно, он все для нас сделает.

Переваливаясь, Аполидор побежал к выходу, где в служебной будке у него хранились нужные и ненужные вещи. Там он отыскал стеклянную банку. Кора заставила Аполидора вымыть ее чистой водой, и он побежал к гидранту.

На всякий случай Кора не стала рассказывать кормильцу о том, что сама взяла образец пойла. Кормилец входил в круг подозреваемых.

Возвратился он минут через пять в сопровождении переводчика.

– Я все объяснил господину переводчику Меррони, – сообщил Аполидор. – Он знает. Он одобрил.

Аполидор сиял, словно сдал вступительный экзамен в консерваторию.

– Разумеется, – авторитетно сообщил старенький мальчик. – Это ведущая лаборатория по зоологии летающих позвоночных.

– Я бы хотела позвонить туда и поговорить с ее руководителем, – сказала Кора.

Мери умчался вперед, в административный корпус, и к тому времени, когда Кора подошла к телефону, он уже дозвонился до лаборатории и объяснил, в чем дело.

Заведующий лабораторией профессор Ромиодор был вежлив, но особого энтузиазма не проявил. Объяснил, что у его лаборатории и без того масса заказов. Но ради такого важного государственного дела он согласен сегодня же ночью начать анализы. Дня за два он сделает все, что можно. С драконами ему уже приходилось иметь дело…

В сопровождении полицейского Аполидор отправился в лабораторию, а Кора задержалась: ей хотелось поговорить с некоторыми работниками Загона.

Через час вернулся Аполидор, которому Кора разрешила вычистить клетку Смирного.

К обеду Кора убедилась в том, что ничего нового она в Загоне не узнает, а еще через два часа поняла, что там нет никаких подземных ходов и тайных выходов. По крайней мере, таких, сквозь которые можно вытащить настоящего дракона.

* * *

Вторую половину дня Кора провела в пустых хлопотах. Потом уже, вернувшись в отель, она подумала, что лучше бы послушалась совета переводчика и отправилась на экскурсию по городу и в музей.

Обычно Кора всегда находила время, чтобы посетить музей. Еще старый профессор в полицейской школе учил: при международных поездках, когда к тебе прикованы взгляды миллионов простых людей, совершай поступки неожиданные, но полезные для твоего имиджа, т. е. репутации. Например, сходи в музей. Может, у них в музее уже шесть лет ни одного посетителя не было – неважно, может, там и лежат-то всего три каменных наконечника для стрел, дырявый котел и диаграмма роста промышленности – неважно! Пускай тебя обругает за это оппозиционная газета: «В то время как все мы с нетерпением ждем, когда же наконец примется за дело хваленый детектив с Земли, он развлекается в музеях. Может быть, завтра сходит и в картинную галерею?» Ничего страшного. Вы печально усмехнетесь и назавтра пойдете в картинную галерею. Пускай злобствует пресса – общественное мнение уже на вашей стороне!

Кора в музей не пошла, а потащила соглядатая Мери сначала на грузовую локомобильную станцию, затем на склады космопорта и даже заставила его выбирать вертолет, чтобы посетить съемки кинокартины «Полет дракона», так как Мери проговорился, что продюсер этого фильма предлагал Загону большие деньги за прокат дракона. Дирекция уже склонилась было к согласию, но второй десципон, который подсиживал первого десципона, сообщил о сделке в министерство, справедливо указав, что вывезти на съемки дракона еще можно, а вот что они будут делать с ним в чистом поле? Как удержат его от полета? Представляете себе дракона, летающего над населенными пунктами и даже детскими садами? Чем, кроме зенитной артиллерии, ты прекратишь его бесчинства? Ведь из исторических хроник памятно то время, когда драконы были сущим бедствием для земледельцев. Они похищали не только коз, баранов, но порой уносили коров. Детишки же и пастухи были их излюбленной пищей. До сих пор одной из главных достопримечательностей столицы, в чем Кора могла убедиться, служит монумент в честь Дацимора Великолепного, который, спасая свое селение от особо настойчивого дракона, смог поразить его каленой стрелой в правый глаз, отчего дракон упал и разбился. Статуя позабавила Кору, потому что ни скульптор, ни отцы города, которые заказывали и одобряли монумент, не заметили в нем противоречия: Дацимор был изображен попирающим ногой дракона, но при том он целится в небо из большого лука, то ли ожидая, что дракон вновь взовьется к облакам, то ли поджидая второе чудовище.

17
{"b":"32131","o":1}