ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Кто сейчас здесь проходил? – спросила она. – Кто вышел из Загона?

– Никого, – искренне ответил полицейский.

– Думай!

– Только девочка, худенькая, дочка кормильца.

– С рюкзаком?

– С рюкзаком, конечно, она папаше обед носит, а обратно пустые тарелки и кастрюльки и если что из мяса – тоже носит.

– На этот раз она вынесла дракона, – сообщила Кора полицейскому, и тот понял, что госпожа из Центра сошла с ума. Тем более когда он увидел, что она выскочила на улицу и побежала так, словно за ней гнались десять чудовищ.

* * *

Девочку Кора догнала через два квартала. Та и не подозревала о погоне, поэтому не спеша тащила рюкзак и ничем не отличалась от других небогатых детей, что брели по своим делам по улицам города. Нет, отличалась. Где-то эта девочка потеряла тонкий розовый бантик с правой косички. И ни один человек в Лиондоре не подозревал, что эта отважная девица потеряла бантик в загоне страшного дракона, от которого в поле, как известно, бежит взвод пехоты в тяжелом вооружении.

К счастью, дорога шла в основном под горку – кормилец Аполидор жил в нижнем предместье, в районе небогатом, но никак не трущобном, – на улице Барсука, где фасады у домов чистые, но скучные, тротуары выщерблены подошвами, фонари горят редко и тускло, зато перед каждым домом есть палисадник с кустом роз и газоном – два шага на полтора.

Перед таким, некогда зеленым, двухэтажным домиком в два окна, зажатым между точно такими же соседями, Мела остановилась и положила рюкзак на ступеньки. Пока она доставала ключи и отпирала дверь, рюкзак дважды шевельнулся, развеяв последние сомнения Коры.

…Когда Мела отворила дверь и нагнулась за рюкзаком, она увидела, что к его лямкам тянется чужая рука…

Иная девочка упала бы в обморок или завизжала от страха.

А Мела тут же бросилась на Кору и укусила ее за запястье.

Другая женщина от этого упала бы в обморок или завизжала, но Кора подхватила свободной рукой девочку, которая не отпускала ее запястье, и кинула в открывшуюся дверь. Затем, невзирая на льющуюся из руки кровь, втащила в дом рюкзак с добычей и захлопнула за собой дверь, успев при том кинуть взгляд на улицу и убедиться, что никто не видел короткого боя возле домика драконокормильца.

Кора зажгла свет. Девочка сидела на полу в углу прихожей и обдумывала дальнейшую борьбу с Корой. Она оказалась достойным противником.

– Вы чего? – спросила Мела, шаря глазками по фигуре Коры, словно выбирая место, в которое лучше вцепиться.

– Я пришла к тебе в гости, – простодушно ответила Кора. – Нашла твой бантик и решила вернуть.

Не спуская настороженного взгляда с худенькой девочки, Кора достала розовый бантик и кинула его Меле. Бантик бабочкой полетел по воздуху, но не долетел до хозяйки. Та молчала.

– Я в клетке нашла, – сказала Кора. – В клетке драконихи.

– И что? – хрипло произнесла девочка.

– В какую комнату пойдем? – просто спросила Кора.

Она толкнула дверь справа от нее – это была гостиная. Или общая комната – неизвестно, как они здесь называются.

– Проходи, – велела Кора девочке.

Та нехотя подчинилась.

– У тебя зубы ядовитые? – спросила Кора.

– Чего? Не, обыкновенные.

– Дай мне руку перевязать.

– Жалко.

– И это цветок жизни! – воскликнула Кора. – Тогда сейчас завяжу руку скатертью.

– Нельзя, это от мамы осталось!

– Ну вот, видишь! Дай салфетку или платок – ну дай же, наконец!

– В спальне, в шкафу, – сказала девочка.

– Принеси.

– А если сбегу?

– Куда ты сбежишь! – усмехнулась Кора. – Рюкзак-то у меня.

– Это точно, – согласилась Мела и выскочила из комнаты.

Кора развязала тесемки рюкзака. Дракон, что сидел там, зашевелился – руке стало горячо: уменьшенный дракончик, оказывается, сохранил способность пыхать огнем и дымом.

Девочка вбежала обратно. Она принесла застиранный носовой платок.

– Не открывайте! – закричала она с порога. – Они такие шустрые!

– Хорошо, не буду, – сказала Кора. – А остальные где?

– Кто остальные?

– Остальные дракончики, – терпеливо объяснила Кора.

– Не знаю никаких дракончиков.

– Тогда выпускаем? – Кора протянула руку к рюкзаку.

– Погодите, сама выпущу. – Мела протянула Коре платок, и та завязала кисть. Укус был небольшой, но глубокий.

Мела не спешила выпускать дракона. Она смотрела, как Кора завязывает руку, потом сообщила:

– Вы не думайте, я не ядовитая. Я обыкновенная.

– Хорошо, верю.

– Окно закройте.

Кора закрыла окно.

Девочка развязала рюкзак и сначала вытащила из него две пустые кастрюли, миску, ложку, пакет с огрызками, несколько кусков хлеба, и только потом из рюкзака вывалился еле живой, обалдевший дракончик Ласка, осевший на хвост и дышавший тяжело, словно после тяжелой работы.

– Сейчас опомнится. Тогда берегись, – сказала девочка.

Девочка уже успокоилась и, как поняла Кора, была готова и даже хотела поговорить. Раз уж Кора все знает, то и таить от нее нечего. В конце концов, хоть Мела была девочкой необыкновенной, все же она оставалась десятилетним ребенком из неблагополучной семьи.

Вместо того чтобы лететь или бросаться на людей, дракончик подобрал губами кусочек хлеба с пола и принялся его жевать. Кора смогла разглядеть его вблизи.

Уменьшившись, дракончик сразу приобрел разительное сходство с какой-то небольшой экзотической ящерицей – такие водятся в тропиках. Кора тут же подумала, что размер, фактор, в общем-то, относительный, превращает в наших глазах кошек в тигров.

Например, ее любимый котик Колокольчик. Ростом он с немецкую овчарку, и поэтому его никто не принимает за котика, словно это совсем иное животное. Вот и сейчас, глядя на дракончика в локоть длиной, включая хвост с маленькими шипами, Кора поняла, что никто бы и не догадался, что это уменьшенное чудовище, а решил бы, что незнакомая, но безопасная сестричка хамелеона.

Пока дракончик жевал, Кора спросила у девочки, которая также лицезрела добычу:

– А где вы их держите?

– В подвале, – ответила Мела. – Им-то все равно, только бы кормили.

– Там темно, сыро.

– Не, подвал у нас хороший. И кормежка у них лучше, чем в Загоне.

28
{"b":"32131","o":1}