ЛитМир - Электронная Библиотека

– Выясним на месте, – ответил профессор.

– Но все же есть какой-нибудь способ борьбы с дракончиками? – настаивала бабушка.

– Особого способа, к сожалению, нет, – признался Селезнев.

– Ничего, – вмешалась Алиса, – мы с папой что-нибудь придумаем. Голова хорошо, а две головы лучше.

– Кажется, – улыбнулась бабушка, – этот ребенок думает, что у него уже отросла настоящая голова!

– А что же у меня? – обиделась Алиса.

– Кочан капусты, – усмехнулась бабушка.

Под окном загудел флаер комиссара Милодара. Из окна Селезневы увидели, что во флаере сидит сам комиссар и расчесывает щеткой тугие черные кудри. Он всегда заботился о своей внешности. Глядя на комиссара, бабушка фыркнула, а Алиса только улыбнулась. Ей-то давно известен секрет Милодара.

Дело в том, что комиссар очень боялся покушений и потому никогда не покидал своего штаба, вырубленного во льдах Антарктиды. А вместо себя всюду посылал свои голографические копии. Они были во всем похожи на комиссара, только сквозь них можно было пройти, как сквозь облако.

– Вы готовы, профессор? – спросил Милодар. – Тогда шагайте прямо в окно.

– Я не один, – сказал Селезнев.

– Вашей дочке Алисе место всегда найдется.

– А как же я? – спросила симферопольская бабушка. – Я же в отпуске, мне совершенно нечего делать. С моим жизненным опытом я вернее всех найду способ, как спасти космический корабль от злобного дракона.

– Вы в самом деле хотите, чтобы эта пожилая женщина летела с вами? – удивился комиссар.

– Не могу спорить с собственной тетей, – ответил профессор Селезнев. – Моя мама, а ее родная сестра, мне этого никогда не простит.

– Что поделаешь, – философски вздохнул Милодар. – А я хотел по дороге с вами все обсудить. Ну, тогда садитесь за управление.

Профессор Селезнев шагнул в окно и уселся за руль. А комиссар Милодар исчез, лопнул, как мыльный пузырь.

Остался только его голос.

И этот голос произнес:

– Если захотите, можете нарушать все правила движения!

Но профессор Селезнев никогда не нарушает правила движения, тем более если с ним во флаере летят его дочь и любимая тетя Лукреция из Симферополя.

Флаер Галактической полиции пронесся под самыми облаками и за несколько минут домчал пассажиров до космодрома Шереметьево-5.

На поле уже стоял готовый к путешествию исследовательский корабль «Пегас», старый верный друг профессора Селезнева и Алисы. Немало они постранствовали на нем по Галактике!

Алиса выскочила из флаера первой. У корабля ее встретил механик Зеленый, очень добрый, но постоянно мрачный человек с окладистой рыжей бородой.

– Ну вот, – печально сказал он вместо того, чтобы поздороваться. – Опять двадцать пять! Снова беда стряслась. А я ведь предупреждал! Развели злобных дракончиков! Их отстреливать в младенчестве надо, чтобы вырасти не успевали!

– Здравствуй, Зеленый! – воскликнула Алиса, не слушая старого механика. – Я так тебе рада! Я без тебя соскучилась!

– Ну, заходите, заходите! Я тебе, Алиса, тоже рад! Только что-то ты очень бледненькая. Наверное, совсем не гуляешь. Ох, не кончится это добром!

– Это правда? – встревожилась симферопольская бабушка.

– Он всегда так говорит, – успокоил тетю профессор Селезнев. – Но в своем деле он очень хороший специалист.

– Все в прошлом, все в прошлом, – вздохнул механик. – И специалист я никудышный, и человек сомнительный. Кстати, что собирается делать на нашем корабле эта немолодая дама? Разве ей никто не сказал, что «Пегас» – не прогулочная яхта, а научно-исследовательское судно?

– Разве? – удивилась бабушка. – А по-моему, оно больше всего похоже на садовую беседку, где порезвились дошколята.

– Что вы имеете в виду? – возмутился механик Зеленый.

– А вот что! – ответила бабушка и показала рукой на «Пегас».

И все увидели, что корабль весь увешан веревками с бельем, украшен разноцветными флажками, а на земле вокруг него разложены одеяла, покрывала и рваные коврики, а также разбросаны мягкие игрушки.

Зеленый тоже обернулся и замер.

Такого безобразия ему в жизни видеть не приходилось. Тем более вокруг его образцового корабля.

– Этого не может быть! – воскликнул он.

И так громко, что из корабля выскочил капитан Полосков.

Он застыл в люке и потерял дар речи. Стоял как вкопанный, только открывал и закрывал рот, словно рыба, вытащенная из воды.

Наконец он пришел в себя и закричал:

– Немедленно привести корабль в порядок!

– Это не я, – ответил Зеленый.

– А кто же?

– Не знаю.

Тут в разговор вмешалась бабушка и спросила:

– Вы разрешите вам помочь?

Полосков смотрел на нее и ничего не понимал.

– Дело в том, что ваш уважаемый «Пегас» – исследовательский корабль, а не туристическая лодочка. Все лишнее придется убрать.

Бабушка провела тонкой рукой по воздуху, и все тряпки, игрушки и коврики в мгновение ока исчезли.

А профессор Селезнев объяснил озадаченным космонавтам:

– Тетя Лукреция приехала из Симферополя. Она была знаменитым фокусником, а может, фокусницей.

– Ну, к чему это, мой мальчик? – скромно возразила бабушка. – Я самая обыкновенная волшебница. Такие, как я, в Симферополе на каждом шагу встречаются.

Зеленый вздохнул и произнес:

– Мне надо было с самого начала догадаться – ничего хорошего из этого не выйдет. Женщина на борту – к беде.

– А я – к катастрофе, – сказала бабушка и лукаво улыбнулась.

Глава 3

ДОМКРАТ ДЛЯ ДРАКОНА

«Пегас» помчался к плененной «Улыбке» на всех парусах.

Конечно, никаких парусов у него не было – какие паруса могут быть у космического корабля! Но так говорят уже много столетий – с тех пор, как морские пираты гонялись за честными торговыми каравеллами.

Профессор Селезнев все время разговаривал по космической связи со своими коллегами: не знает ли кто из них, как бороться с большим звездным дракончиком?

Но коллеги только руками разводили. Не приходилось им еще выручать целый корабль из утробы страшного хищника.

Некоторые советовали распилить дракону брюхо, чтобы корабль мог выйти наружу своим ходом. Правда, никто не гарантировал, что дракончик после этого выживет.

Другие советовали подвезти атомную пушку, зарядить ее снотворным газом и выстрелить в дракончика. Но, во-первых, никто не знает, что для такого редкого животного хорошо, а что смертельно. А во-вторых, где ты найдешь столько снотворного?

– Все зависит, – сказал профессор Алисе и бабушке, – от того, в каком состоянии сейчас дракончик, что он делает и как себя чувствует.

И все согласились, что Селезнев прав.

Через два часа полета они увидели впереди космическое тело, похожее на картошку.

То есть большого звездного дракончика.

«Картошка» плыла между звезд, и если не знать, что это – живой хищник, никогда бы не догадаться.

– Какой ужас! – произнес механик Зеленый. – И внутри этого чудовища заточены несчастные дети! Они и без того натерпелись, а теперь им грозит смерть! Пустите меня, я его растерзаю! И погибну!

– Нет! – воскликнула Алиса. – Ты нам нужен!

– А по мне, так пускай терзает, – сказала бабушка, которая посмеивалась над мрачным механиком. – Дайте ему ножик.

Зеленый надулся и ушел к себе, в инженерный отсек. Он не терпел насмешек.

Когда «Пегас» подлетел поближе, стали видны полицейские катера и корабль спасателей, дежуривший возле хищника.

– «Пегас», куда направляетесь? Кто на борту? – спросил капитан корабля спасателей. – Сюда посторонним кораблям залетать нельзя, это опасная зона. Перед вами не астероид, как может показаться, а самое опасное чудовище во Вселенной, которому ничего не стоит сжевать весь ваш корабль.

– Наш корабль находится здесь по разрешению Галактической полиции, – ответил капитан Полосков, – и лично комиссара Милодара. Комиссар просил профессора Селезнева найти способ освободить «Улыбку».

– На борту сам профессор Селезнев? – спросил Главный спасатель.

4
{"b":"32160","o":1}