ЛитМир - Электронная Библиотека

Отпихнув Контролера подальше, Монах присел на колено. В его руке появились небольшие кусачки. Осторожно он поднес их к… Когда я увидел к чему, у меня перехватило дыхание. Под пальцами Монаха тускло сверкнула тонкая, едва заметная проволока, натянутая у самой земли. Черт возьми, растяжка… Кусачки едва слышно щелкнули. Проволока провисла. Спрятав инструмент и пошарив руками среди листьев, Монах вытащил и молча продемонстрировал нам гранату. Потом аккуратно снял проволоку с кольца, загнул на место усики чеки, осмотрел запал и удовлетворенно подбросил её на ладони.

– Знаешь что это? – вопрос адресовался Контролеру.

– Да-а-а… – тот не отрываясь смотрел на находку. – Это гром… рана… боль… смерть.

– Именно. И ты был от неё на волосок. Осторожнее будь, ладно? – голос Монаха был спокойным, без тени раздражения или превосходства, как если бы он говорил это мне. Покатав гранату на ладони, Монах вздохнул и вложил её в кармашек разгрузки.

Я не знал, удивляться или нет… Все-таки, черт возьми, что Зона способна сделать со всеми нами! Как она играет с людьми! Чуть больше недели назад Монах завалил из снайперки точно такое же разумное и оттого смертельно опасное для человека существо. Дьявольское порождение Зоны, как говорят все, кто побывал за периметром. И вот другого Контролера он спасает, предупреждает об опасности, причем так, как предупредил бы равноправного партнера… А тот, в свою очередь, ведет нас по Зоне, оберегая от аномалий и тварей. Дела… Рассказать об этом в сталкерском баре – в жизни ведь не поверят, а если в отчете Полковнику написать – так вообще в психушку сунут…

* * *

Но вскоре мы остались вдвоем. До границы Зоны было недалеко – около пяти километров. Здесь уже можно было встретить патрули. Контролеру лучше было не подходить близко к периметру – солдаты не церемонятся с мутантами, сразу открывают огонь на поражение. К тому же, увидев такую подозрительную компанию: контролера и нас, они вполне могут перестрелять всех на месте, приняв за зомби. Поэтому я сказал Контролеру, что мы не хотим подвергать его опасности, и дальше справимся сами. Он все понял и ушел вместе со своим новым пленником.

Тонкая линия на карте оказалась в реальности не просто тропинкой, а самой настоящей лесной дорогой, по которой вполне мог проехать грузовик. Посовещавшись, мы решили сделать крюк, и дальше идти по ней – без конца пробираться сквозь густые заросли уже порядком надоело. Два-три лишних километра – не такая уж большая цена за относительно комфортный путь.

Иногда дорога делала довольно резкие повороты, которые приходилось проходить с удвоенной осторожностью – за ними могли таиться ловушки.

* * *

Подняв с земли брошенную гайку, я мельком глянул на детектор аномалий, и, подняв голову, застыл на месте. Передо мной метрах в двадцати на обочине стоял БТР. Пышный куст почти полностью закрывал его от взглядов с дороги, играя роль «шапки-невидимки». Лишь подойдя вплотную, можно было заметить замершую среди зеленой листвы тяжелую машину. Башенка развернута, черный зрачок пулемета смотрит прямо на меня.

Я отпрянул назад и вбок, к ближайшему дереву, прижался к шершавой коре. Мгновенная радость – встретили-таки патруль!, сменилась трезвым соображением: не пальнули бы солдатики сгоряча, жалуйся потом с того света через спиритическое блюдечко… Видок у нас ещё тот.

По старой сталкерской привычке я распластался по земле, вжимаясь в нее всем телом, ожидая что вот-вот тишину разорвет грохот выстрелов, и крупнокалиберные пули станут рубить ветки над головой… Секунды летели, но ничего не происходило. Я чуть приподнял голову, оглянулся. Монах лежал в тени большого пня, выставив перед собой винтовку. Заметив, что я смотрю на него, он поднял большой палец левой руки, показывая, что все в порядке, к бою готов. Правая продолжала сжимать рукоятку СВУ, палец покоился на спусковом крючке. Молодчина, не раздумывая, быстро и правильно среагировал на опасность. Такого напарника поискать… Тыфу-тьфу, прочь эти мысли, только бы не сглазить, только бы выбраться отсюда целыми-невредимыми… Подождав ещё минуту-другую, я осторожно выглянул из-за дерева.

БТР все так же стоял на месте, слегка накренившись на правый борт, пулеметная башенка оставалась неподвижной. Рычания двигателя не слышно. Махнув рукой Монаху – «Прикрой!», я медленно пополз вперед, держа наготове пистолет. Никого. Брошен. Еще один, из многих…

Зеленая краска на броне облупилась, везде проступали пятна ржавчины. Бортовой номер прочесть было трудно: то ли «047», то ли «042».

Я осторожно обошел вокруг, заглянул в распахнутый боковой люк. В ноздри сразу же ударил тяжелый запах тления. Преодолевая инстинктивное отвращение, я полез внутрь. Повозившись, открыл одну из верхних крышек – сразу стало светлее – и осмотрелся. Четыре трупа в лохмотьях армейских комбинезонов, тела местами обглоданны до костей. Из-под мертвой руки выглядывает приклад автомата. Двое лежат на полу, еще двое скорчились в передних креслах водителя и командира. Несколько деревянных ящиков и каких-то коробок, сваленных ближе к корме.

Рядом послышались тихие шаги, и в люк сунул голову Монах.

– Вот оно что… Давненько они здесь, судя по виду…

Я еще раз бегло огляделся, и, прихватив закрепленный за спинкой сиденья небольшой контейнер аптечки, вылез наружу. Находка оказалась запечатанной, все таблетки и ампулы на своих местах, ни один пакет не надорван. Мысленно вознеся благодарность Всевышнему, я спрятал её в рюкзак.

Внутри БТР-а что-то глухо звякнуло и покатилось, Монах шумно засопел сквозь маску.

– Слышь, Командир, ну-ка помоги…

Отодвинув в сторону одно из тел, мы вытащили из люка два тяжелых ящика. Я присмотрелся – на потемневшем дереве была видна характерная маркировка, не замеченная мной в полутьме. Сбив крышку, Монах издал тихий торжествующий вопль. Патронные цинки. В другом оказались гранаты и запалы, в заводской упаковке, без малейших следов коррозии. Но это было еще не всё. Монах, осматривая БТР дальше, нашел четыре герметичных пакета с саморазогревающимися концентратами. Это было нереальное, просто сумасшедшее везение. Все равно что найти клад.

Следующий час мы провели снаряжая патронами давно опустевшие магазины, и впервые за несколько суток поели горячей еды.

Отбросив в сторону пустой пакет, я прислонился спиной к рубчатому колесу БТР-а и прикрыл глаза. Именно сейчас я окончательно сформулировал понятие счастья для сталкера. Те мысли, что приходили в голову раньше, казались такими далеким и даже где-то наивным. На самом деле все очень просто.

Счастье – это полный патронташ, сытый желудок и нетронутая аптечка в рюкзаке.

* * *

– Интересно, чего их занесло сюда?.. – Монах сделал ударение на последнем слове.

Я пожал плечами.

– Вряд ли мы уже это узнаем. Судя по их виду, задавать вопросы мы опоздали на полгода, как минимум.

– Угу… Но все равно что-то не то. Патрульные машины просто так не уходят с маршрута, а отсюда до дороги километра два.

– Три. – Я вытащил из кармана карту.

– Тем более.

– Ну, это не обязательно мог быть патруль. А даже если и был, что мешало какому-нибудь контролеру взять их еще на дороге и привести сюда?

– Да ничего, в общем…

Мы помолчали несколько минут. Теперь и я чувствовал, как крохотный червячок сомнений начинает будоражить мой мозг. Все-таки действительно странно. Эта широкая лесная дорога… Ей пользуются. Нечасто, но пользуются.

– Ты думаешь про то же, что и я? – Монах показал на укатанную колею.

– Ага.

– А тебе раньше в этих местах бывать не приходилось?

– Нет, я ходил западнее. Один раз был у болот, и зарекся туда соваться… – я подумал – Предваряя твой следующий вопрос, могу сказать, что ребята в баре ни о чем таком странном не упоминали. По крайней мере я не слышал. Вообще сюда мало кто ходит. Нормальных артефактов с гулькин нос, сам видишь, зато риск…

13
{"b":"322","o":1}