ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вот что, ребята… Думал дать вам недельку-другую на отдых и обкатку, а не вышло… Появилась работа, серьезная и опасная. Гостей моих видели? – мы кивнули, – Тогда слушайте задачу…

Узнав о цели экспедиции, я впервые пожалел, что добровольно здесь остался. Интуиция не подвела, идти предстояло не куда-нибудь, а в самый центр болот. Но это было еще не самым страшным.

Около полугода назад аппаратура ученых зафиксировала в районе поймы реки источник нового Ф-излучения, предположительно биологического происхождения. Если сначала его уровень был относительно постоянным, то за последние два месяца он многократно усилился.

Скопления тварей там не обнаружили, да и само излучение отличалось от того, каким обладали мутанты: тот же волчий рой к примеру… Кстати, Ф-излучением его на тот момент назвать еще не успели.

Оно проявлялось «волнами», т. е. имело как спад так и пик, независимый от выбросов – этого главного «маятника» Зоны. После обобщения данных по всей аномальной активности в целом, удалось установить интересную закономерность – повышение уровня Ф-излучения сопровождалось появлением многочисленных фантомов-призраков в различных районах Зоны. Соответственно через несколько дней, когда оно шло на спад, их число уменьшалось. Именно после этого с легкой руки одного из молодых аспирантов к названию безымянного излучения добавилась приставка «Ф».

Поскольку призраки не представляли, в общем-то, смертельной опасности для человека в защитном скафандре, открытой закономерности сначала не придали большого значения. Всяких «чудес», новых и старых, в Зоне хватало и без того. Но вскоре Ф-излучением заинтересовались представители одного из американских университетов. Здесь рассказывавший полковник сделал паузу, и высказался в том смысле, что, дескать, уши их министерства обороны видно из этого «университета» за версту. Меня это абсолютно не удивило.

Пошло финансирование, появилась дополнительная аппаратура, приехали еще несколько ученых. После тщательного наблюдения им удалось довольно точно – плюс-минус полкилометра – определить местоположение «источника». Тогда американцы и предложили, а фактически потребовали, направить туда экспедицию. Разумеется, полковник был против, да и не только он один. Но маховик уже завертелся. Очень скоро из столицы пришел весьма недвусмысленный приказ…

Моя задача была простой по формулировке, но исключительно сложной по исполнению: сводить в район и привести назад без потерь. Я шел не просто в качестве проводника, а как заместитель командира, фактически – второй человек в группе. Командиру было категорически приказано учитывать моё мнение о маршруте и порядке движения. Вплоть до возвращения назад по моему первому требованию. Впрочем, для этого требовались серьёзные основания.

Выйдя на улицу после разговора с Полковником, я так длинно и замысловато выругался, что даже наверняка привыкший к подобным выражениям Монах с уважением посмотрел на меня.

– Не успели из одной могилы выкарабкаться… – процедил я сквозь зубы.

Монах согласно кивнул. Глаза его были злыми.

Болота… Мне довелось однажды ходить в тот район, и желания соваться туда снова не было никакого. По сравнению с ними даже заброшенный НИИ выглядел предпочтительнее.

Выход группы намечался на завтрашнее утро, через сутки. Я взглянул на часы. Половина девятого. Через полтора часа полковник собирал у себя всех офицеров, идущих в Зону и обеспечивающих выход. Немного времени пока было, но ровно столько, чтобы не спешить. Я посмотрел по сторонам, прикидывая, что нужно сделать.

– Ладно… Монах, ты экипировку уже подбирал?

– Нет еще… Да и когда б я успел?

– Тогда пошли на склад. Чего тут зря болтаться.

На полпути я оглянулся, услышав нарастающий рев мощных двигателей. Солдат-часовой на КПП открывал створки ворот. В них тут же вкатился уазик с мигалками на крыше, а следом за ним медленно вползли два огромных танкотранспортных трейлера. На их платформах стояли гусеничные амфибии с характерным «ненашим» камуфляжем. Колонну замыкал микроавтобус. Трейлеры прошли мимо, обдав нас гарью выхлопов, и остановились возле въезда в парк.

Судя по всему, техника предназначалась для нашей группы. Монах, заинтересованно рассматривавший угловатые вездеходы, кивнул:

– Похожи на эм-двадцать пятые… Новьё. Первый раз вижу такие здесь.

В Зоне редко используют новые машины. Все равно дорога для них потом только одна – на обнесенное колючей проволокой огромное поле недалеко отсюда, которое уже давно прозвали «кладбищем техники». Исключения, безусловно, встречаются: различные экспериментальные образцы, или специально предназначенные для работы в Зоне устройства. Как тот разведмодуль, который я видел в заброшенном НИИ. Разумеется, старые машины готовят к работе в специфических условиях – ставят радиационную и химическую защиту, дополнительные приборы, оборудование, датчики аномалий. Именно этим и занимается здесь Виктор. Кстати, утром в столовой его что-то не было видно… Я оторвался от рассматривания вездеходов, легонько хлопнул Монаха по плечу, и мы зашагали дальше.

* * *

Поскольку я не командовал группой, то старался особо не лезть в организационные вопросы. Полковник не возражал, и, похоже, предупредил командира группы, майора Толочко, чтобы тот не дергал меня лишний раз. Монаху повезло меньше.

Утром я спокойно встал, позавтракал, и направился в парк. Люди уже возились возле машин, заправляя, укладывая, проверяя. Один человек, полуобернувшись, смотрел на меня. Я равнодушно скользнул по нему взглядом, но тут же рывком оглянулся. Это был Виктор. Поначалу я не узнал его в новеньком защитном скафандре, который сейчас красовался на нем вместо обычного комбинезона, но знакомая ироничная улыбка и характерный взгляд с легким прищуром расставили все по местам. Он шагнул мне навстречу.

– Привет.

– Ну и как все это понимать? – я смерил его взглядом с ног до головы.

– Иду с вами. Вчера объявили, что нужен один человек, хорошо знающий контрольно-измерительную аппаратуру. Вот я и вызвался. – он попытался пожать плечами.

– А отойдем-ка, Витя, поговорим в сторонке… – я буквально оттащил его за машину.

– Слушай, а…

– Нет, это ты слушай! Ты соображаешь, во что ввязался?! Жить надоело, да? Ты хоть представляешь КУДА мы идем? Меня найти не мог, совета спросить? Или так много добровольцев нашлось, что ты торопился первым, чтоб без тебя не уехали?!

– Да ладно, чего ты раскричался? – он удивленно смотрел на меня. – Сказали – экспедиция в район поймы реки и болот. Четыре машины, шестнадцать человек. Сходим туда – обратно и все. Это ж не пешком идти. Тем более аппаратуру нашу я сам настраивал. Да и когда еще такой случай представится в Зоне побывать…

Я тяжело вздохнул.

– Господи!.. Витя, да ты хоть о жене и дочке подумал?! Турист хренов!!! Мы же полезем в самый центр болот! Я однажды по их краю прошел, так чуть там навсегда не остался!

– Так ведь ты же один был, а нас…

– Витя, это Зона! Как ты не понимаешь? В ней один человек пройдет там, где двадцать гробанутся! – я понизил голос. – Знаешь, сколько ребят там полегло… а сколько еще… – и оборвал фразу на полуслове. Очень плохая примета говорить так перед выходом.

В глазах Виктора на мгновение отразился испуг, и он тут же опустил взгляд. Я помолчал, соображая.

– Ладно, менять что-то уже поздно. В общем, так… В Зоне держись меня. Если там кто-то куда-то полезет – не твое дело, слушай и действуй только как я скажу! Заруби себе на носу, если, конечно, хочешь живым-здоровым остаться… Смотреть в оба, любопытство проявлять только после моего разрешения. И лучше всего, если б ты свой нос любопытный за броню не слишком высовывал…

Отпустив Виктора, я отыскал Монаха, и быстро объяснил ему ситуацию. Он все понял, кивнул:

– Ясно. Присмотрю, если что.

Командир группы махнул нам рукой, подзывая к себе.

* * *

Дождь не переставал. Я взглянул на серое небо, поправил сползающий капюшон и снова уставился на дорогу. До блокпоста на границе Зоны оставалось меньше километра. Наша «эмтэшка» шла первой, за ней две новехонькие американские амфибии, и замыкала колонну вторая МТЛБ. Последнюю, третью, было решено оставить на базе из-за проблем с двигателем. Впрочем, большой нужды в ней не было – четырех машин вполне хватило для нормального размещения людей и аппаратуры. Главным недостатком было то, что мы остались без единственной амфибии, оснащенной мощной лебёдкой.

3
{"b":"322","o":1}