ЛитМир - Электронная Библиотека

Виктор выглянул из соседнего люка.

– Хочешь картинку посмотреть? Сейчас интересно будет.

Я спустился вниз, и сел рядом с ним. За пультом Виктор был явно в своей стихии. Его пальцы летали по кнопкам и переключателям со скоростью, достойной пианиста-виртуоза. Несколько мониторов показывали приближающуюся Зону в различных спектрах.

– Так… Вот смотри… Крупная гравитационная аномалия… и вот еще одна… – он указал на один из экранов, где появились пульсирующе-мерцающие круги, автоматически проецирующиеся на карту. – А вот это… похоже на энергетическую… До нее сейчас… м-м-м… пятьсот двадцать метров.

– Ага, «мясорубка» наверное… Полкилометра, говоришь?… Да, аппаратура у тебя что надо.

– Погоди, это еще только начало… Так, пересекаем границу Зоны. Сейчас перейду в инфра-режим…

Водитель снизил скорость, потом остановился. Виктор поднял голову.

– Сейчас сделаю несколько разверток, и двинемся.

– Давай. – я полез наверх с биноклем в руках. В первую очередь я доверял собственным глазам. А чутье сталкеру не заменит никакая аппаратура.

Дождь – это хорошо. Тем более, такой как сейчас – средний, а не ливень. В обычную, сухую погоду аномалии видно намного хуже, чем в дождь. Я поднес бинокль к глазам. Капли воды, закручивающиеся в причудливую толстую спираль, с головой выдали далекую «карусель». Я внимательно осматривал окрестности, находя аномалии, которые только что видел на мониторе. Вон там одна… и еще… Что-то многовато подарков у самого края Зоны… После выброса прошло уже два дня, третий, активность должна быть минимальной, а их вон сколько…

Американская амфибия, идущая за нами, медленно подъехала и встала рядом. Из синхронно открывшихся люков одновременно, как чертики из шкатулки, выглянули возглавлявший группу майор Толочко по кличке «Бивень», и один из американцев, кажется Эндрю. Я едва сдержал улыбку, посмотрев на него. Типичный «ботаник» – рассеянный, неуклюжий, в огромных, постоянно сползающих с носа очках.

– Осматриваешься? – майор облокотился на борт. – У нас датчики такую картинку нарисовали – полный… – Он покосился на американца. – Если здесь такая плотность аномальных образований, что в глубине будет?

– Посмотрим… Во всяком случае, повернуть назад еще не поздно.

– Мэйджор, ви не хотеть идти дальше? – Эндрю обеспокоено посмотрел на Толочко, потом перевел взгляд на меня.

Все шестеро американцев говорили на русском более-менее свободно, двое даже почти без акцента. У Эндрю, правда, дела обстояли хуже всех. Он приехал недавно, и чувствовалось, что еще не совсем адаптировался в языковой среде. Его речь была медленной, он тщательно выбирал слова, и старательно, словно на уроке, их выговаривал. Толочко повернулся к нему, и произнес несколько фраз на английском. Эндрю кивнул головой, поправил свои очки с толстыми стеклами, и нырнул внутрь машины.

– Замучился я уже с ним. – произнес вполголоса майор. – Волнуется, салага, на разговоры его тянет…

– Зато с комфортом катаешься. – я ухмыльнулся. – В общем так, Бивень… Думаю, расстояние между машинами надо держать не больше тридцати метров, а не пятьдесят-шестьдесят, как раньше. Чтоб успеть остановиться и добежать, если вдруг… ну, сам понимаешь. Как и говорили, я иду первым. И еще вот что… верни мне Монаха. Хватит ему штатников развлекать. Мы с ним в паре работаем.

Толочко хмыкнул и покачал головой.

– Ладно, уговорил… А как там твой инженер? Не паникует?

– Нет, все нормально.

Кивнув, Бивень потянулся к микрофону радиостанции.

Монах вылез из третьей машины и через пару минут уже сидел на броне рядом со мной. Перед самым выходом майор пересадил его к американцам, попросив присмотреть за ними. Чувствовалось, что это задание Монаху совсем не по душе, но он, разумеется, не спорил. Сейчас он с явным облегчением опустил свой рюкзак в люк, и устроился рядом, с СВУ на коленях. Мы незаметно подмигнули друг другу.

* * *

Амфибии со скоростью пешехода ползли среди высокой травы, доходившей до середины борта. Водитель свернул в сторону, обходя черную проплешину «выжженной земли», которыми в изобилии было покрыто поле. Дозиметр громко защелкал. Когда мы отъехали метров на двадцать, он умолк, но впереди уже виднелось следующее «горячее пятно». Медленно двигаясь зигзагом, и время от времени останавливаясь, «эмтэшка» наконец выбралась на дорогу. Остальные шли по нашим следам.

Виктор вынырнул из соседнего люка, и оглянулся назад.

– Костя, дай посмотреть.

Я протянул ему бинокль.

– Ого, сколько их… Слушай, а как они появляются? – Виктор прильнул к окулярам, с интересом рассматривая черные участки «выжженной земли».

– Это ты лучше ученых спроси. Меня больше беспокоит как их стороной обойти и лишних рентген не нахватать.

– Угу… А что это там?..

Виктор смотрел куда-то вбок, потом указал рукой на лес. Среди зелени деревьев и кустов, сливавшихся в одну серо-зеленую массу, почти ничего не было видно. Я скользнул взглядом туда-сюда, пытаясь рассмотреть хоть что-нибудь сквозь завесу дождя. Вроде бы чисто, да и мало ли что новичку померещится… Только… стоп! Невдалеке, возле сломанной мачты ЛЭП что-то двигалось. Я бесцеремонно отобрал у Виктора только что отданный бинокль, и впился туда взглядом.

– Ну-ка быстро сделай мне тепловую картинку! Запомнил где?

– Да! – Виктор исчез внутри.

Чуть помедлив, я спустился следом.

Причиной тревоги на этот раз стали какие-то зверюги. На экране было видны несколько точек, довольно быстро удалявшихся от нас. Ну и ладно.

Большинство мутантов наверняка понимали, что четыре гудящие железяки, это далеко не одно и то же, что четыре человека. Разная, так сказать, степень опасности… Одно дело крысы, способные затопить своими телами кого угодно, и совсем другое – небольшая стая крупных животных, уязвимых для ответного огня.

Посмотрев некоторое время на мониторы, и перекинувшись парой слов с водителем, я снова поднялся наверх, мокнуть и наблюдать.

* * *

Первый фантом появился прямо перед вездеходом метрах в пятидесяти. В воздухе возникло легкое марево, которое постепенно обретало причудливую полупрозрачную форму, превращаясь в подобие какого-то фантастического цветка. Он невесомо покачивался в воздухе, выпуская свои бесплотные «лепестки». Амфибия прошла почти рядом с ним, и он качнулся в нашу сторону. Мне показалось, что в лицо дохнуло порывом морозного ветра, по коже пробежали ледяные мурашки. Какое странное ощущение… Дьявольщина… Я передернул плечами, и крикнул вниз:

– Обходи их подальше!

«Эмтэшка» качнулась в сторону. Монах, стоявший в соседнем люке, зачарованно смотрел на удаляющийся «цветок».

Сзади вспыхнул прожектор командирской амфибии. Луч скользнул по призраку, метнулся к нам и заплясал вокруг. Мигнул несколько раз, потом погас.

Я поднял руку в знак того, что увидел и понял сигнал, дождался, когда фантом окажется достаточно далеко, и скомандовал водителю остановиться.

Машины вновь встали бортом к борту. На этот раз Бивень выглянул из люка один.

– Млин, я вас уже минут пять вызываю. Связь ни к черту…

Я пожал плечами. Ничего удивительного.

– Значит так. Перестраиваемся. Третья машина пойдет головной. У них там приборы взяли четкий пеленг на источник Ф-излучения. Ты становись замыкающим. Все остальное – по первоначальному плану.

– Добро. Только если они куда-то влетят – я не виноват.

Бивень исподлобья посмотрел на меня, но ничего не сказал.

«Американка» рванулась вперед. Пока нас обходили остальные машины группы, я спустился вниз и надиктовал на магнитофон «черного ящика» полученный приказ занять место в арьергарде. На всякий случай.

Монах, слышавший весь разговор с командиром, отреагировал просто: пробормотал что-то вроде «хотят шею сломать – скатертью дорога», спустился вниз и сел у маленького окна. Не стану кривить душой – я думал так же. Виктор только кивнул, всецело поглощенный своей аппаратурой.

4
{"b":"322","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мужчина – это вообще кто? Прочесть каждой женщине
Женщина в окне
Реальность под вопросом. Почему игры делают нас лучше и как они могут изменить мир
Путешествие в полночь
Кости зверя
Мастер големов
Любовь не помнит зла
Люди с безграничными возможностями: В борьбе с собой и за себя