ЛитМир - Электронная Библиотека

Тяжелым грохотом рядом ударила очередь крупнокалиберного пулемета. Я едва успел дотянуться до перископа, как всё подавил новый оглушительный звук – словно кто-то расстегнул гигантскую «молнию» – к бою с неизвестным противником подключился шестиствольник американской амфибии, звук их выстрелов трудно спутать с чем-то другим. Пару секунд спустя заработал второй.

– Тревога! Монах, огонь!

Окрик был явно лишним, в общий адский грохот уже добавились выстрелы НСВТ.

В перископ ничего толком не было видно – в тумане мелькали какие-то тени и вспышки выстрелов. Что-то огромное (о, Господи… – душа натурально ушла в пятки) горой нависло над машиной сзади, но тут же исчезло во мгле. Я хорошо различал прямоугольные очертания корпусов прямо и справа перед собой. «Американок» можно было безошибочно опознать по длиннющим языкам пламени, бившим из дул «миниганов». Какого черта они так поливают? Такими темпами им надолго патронов не хватит, а ведь нам еще назад ползти… Салаги, млин. Палить из таких штуковин просто в белый свет как в копеечку…

М-мать, да что же он делает?!!! Пытаясь достать невидимую мне цель, стрелок слишком резко развернул турель с рвущимся из рук, словно отбойный молоток, пулеметом, и…

Пули с тяжелым грохотом ударили по броне, стекло напротив водителя, закрытое бронезаслонкой, треснуло и рассыпалось – в нас попали. Но нам еще повезло – пули прошли по касательной, веером. Практически вся очередь шестиствольника пришлась в борт второй американской амфибии, вспоров его, как нож консервную банку. Броня, безусловно, могла защитить от обычных пуль. Но она не рассчитана на плотный поток свинца и стали с расстояния в пару десятков метров – просто в упор. Тут не поздоровилось бы и танку. Среднюю часть и корму машины буквально разрезало надвое, и через несколько секунд над искалеченной «американкой» заплясали оранжевые языки пламени – вспыхнули топливные баки.

Твою мать! Я оторвался от перископа. Монах тормошил меня за плечо и что-то орал над ухом. Я разобрал только «Макс». Отпихнув Монаха в сторону, рванулся вперед.

Водитель сидел в своем кресле, безжизненно уронив голову на грудь. Скафандр был залит кровью.

* * *

Выстрелы понемногу стихли. В ушах звенело, под ногами перекатывались стреляные гильзы, внутри машины было не продохнуть от пороховой кислятины. Отбились или?.. Едва установившуюся тишину нарушил утробный рев. Похоже, совсем близкий…

Да что же это такое, а?!! Надо уходить отсюда, и чем скорее, тем лучше. Бивня уже нет, из горящей амфибии никто не выскочил. Значит, выводить группу придется мне.

Виктор сидел, обхватив голову руками. Я довольно бесцеремонно встряхнул его за плечо, заранее приготовившись дать пару оплеух – лучшее средство от ступора или истерики в боевых условиях.

– Что, страшно? Потом бояться будешь!

Он поднял на меня взгляд. В глазах застыла безысходность.

– Всё, Костя… Вот теперь мы точно остались без приборов.

– Как? – я похолодел. Только этого не хватало. – Почему? Да не молчи ты!

– А чего тут объяснять… Нет их и всё. – Виктор криво усмехнулся. – Ты в люк выгляни, сам увидишь.

Предварительно посмотрев в триплекс, я приподнял тяжелую крышку, и осторожно высунул голову наружу. Вместо «шара» на мачте громоздился жалкий обрубок, из которого во все стороны торчали разноцветные провода вперемешку с обломками. Вся крыша машины была усыпана пластмассово-стеклянным крошевом. Я на мгновение испытал сильное желание врезать снайперу-пулеметчику от души, чтоб умылся кровью, стервец! Только вряд ли это вернет нам датчики…

Ладно, надо выводить людей. Что с остальными машинами? Где вторая «эмтэшка»? Я тревожно оглянулся. Совсем рядом полыхнула ослепительно-яркая вспышка, и я провалился куда-то в невесомость, в белый туман…

* * *

…Больно. Или только кажется, что больно?.. Я с трудом открыл глаза. Голова кружилась, накатившийся волной спазм сообщил, что желудок готов вывернуться наизнанку. Черт возьми, где я? Лицо было мокрым… Кровь?.. Нет… Вода… капли воды… Дождь?.. Странно… Я мог поклясться, что лежу, чувствуя щекой чуть теплый металл… Я в машине? Но откуда в ней дождевые капли?.. Мысли медленно ворочались в голове, словно мухи, попавшие в варенье. Какой-то светлый прямоугольник над головой… Что это? Люк?.. Открытый люк. Фу ты, черт…

– Монах… – с трудом разлепив засохшие губы, попробовал позвать я. – Витя… вы… где?

Ответа не было.

Я попробовал пошевелиться. Тело нигде не отозвалось острой болью. Кажется, переломов нет. Медленно подняв почему-то очень тяжелые руки, поднес их к лицу. Потом осторожно приподнялся на локтях и сел. В голове звенело, перед глазами плавали круги. Черт возьми, жив… Но где же ребята? И почему так… тихо? Нет… не тихо. Сильный шум в ушах…

Прислонившись спиной и затылком к борту, я осмотрелся, стараясь делать минимум движений, и едва поворачивая голову. Где же… ага, вот он! Светло-серый контейнер аптечки висел рядом, и до него можно было дотянуться.

Защелка фиксатора никак не хотела поддаваться непослушным пальцам, я провозился с ней несколько минут, то и дело отдыхая. Наконец крышка открылась.

Зажав в пальцах шприц-тюбик, я с силой вогнал иглу в ногу, пробив защитную ткань скафандра. Выдавил содержимое. Так, порядок, теперь нужно просто подождать минуту-другую, пока не начнет действовать стимулятор…

Вскоре я смог встать и выглянуть наружу. Туман рассеялся, оставалась лишь легкая дымка. Сильно тянуло гарью.

Я оглянулся. Мне довелось повидать немало, но сейчас меня едва не вывернуло. Неподалеку дымился остов американского вездехода, из распахнутого люка свешивался почерневший труп. Остальных машин не было видно.

* * *

Я нажал крошечную кнопку на часах. На экранчике рядом с минутами и секундами высветился таймер, включенный при выходе. Что? Не может быть… Выходит, я пролежал без сознания почти сутки?..

Подхватив под руки тело Макса, я с трудом стащил его с сиденья, и сел на место водителя. Двигатель завелся с третьей попытки. Я взялся за рычаги. Так… Управление не должно быть слишком сложным… «Эмтэшка» взревела, но осталась на месте. Чертыхнувшись, я выжал до пола сцепление, перебросил передачу, и снова нажал на газ. Машина медленно сдвинулась с места.

Десять минут спустя я уже более-менее приноровился к особенностям управления. К тому же на приборной доске обнаружился компас, оказавшийся сейчас отнюдь не лишним.

Два из трех водительских триплексов оказались разбиты, и, чтобы не двигаться вслепую, пришлось поднять пробитую пулями бронезаслонку. Дождь немного утих, но не закончился – сквозь выбитое лобовое стекло в лицо летели капли. Машину то и дело подкидывало на кочках. Сколько я уже еду – час? Полтора? Наконец, впереди показались деревья. Лес! Только бы выбраться из болота, дальше пойдет веселее. Еще немного, еще чуть-чуть…

«Эмтэшку» подбросило на очередной кочке, и резко повело влево. Я непроизвольно нажал педаль. Машина, ревя двигателем, закрутилась на месте. Чертыхнувшись, я отпустил газ. Та-а-ак… Похоже, покойный Макс оказался прав – гусеницу я все-таки порвал… Открыв люк, я высунулся из машины и посмотрел вниз. Самые худшие опасения не замедлили подтвердиться.

До «берега» было рукой подать. Еще раз окинув взглядом оголенные катки, я бессильно выругался. Разорванная гусеница соскользнула с них и покоилась сейчас где-то рядом, невидимая в болотной грязи. Но даже если бы и удалось ее найти – что толку? Починить машину в одиночку никакой возможности не было, эта работа минимум для двоих. Чёрт!.. Ну, хоть из болота вывезла, и на том спасибо. А дальше… Дальше как получится. Отсюда до периметра по прямой километров двенадцать. Но учитывая, что обходить придется много, то рассчитывать меньше чем на двадцать по крайней мере наивно.

Не особенно надеясь на успех, я взялся за микрофон рации, сверился с таблицей. Основная частота… Нет, одни помехи… Еще раз… Теперь резервная… То же самое… Так, пробуем аварийный «красный» канал… Может повезет, и меня услышат вертушки… Через пять минут я плюнул и выключил рацию. Пятиметровая антенна на корме бесполезно покачивалась под порывами ветра. Зар-р-раза…

7
{"b":"322","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мой нелучший друг
Радость малого. Как избавиться от хлама, привести себя в порядок и начать жить
Calendar Girl. Лучше быть, чем казаться (сборник)
Потерянные девушки Рима
Мир уже не будет прежним
Убийство Спящей Красавицы
Рыцарь ордена НКВД