ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– И тем не менее я никогда не бывала в ваших детских садах и не училась в ваших школах! – прокудахтала Кора. – Когда ты это поймешь?

– Я этого не пойму никогда, – вздохнул петушок и положил крыло на шею Коре. И это ей было приятно.

Не убирая его крыла, Кора мягко спросила:

– И все же объясни мне, пожалуйста, что такое «Небесная птица».

Орсекки сдался:

– Когда-то давным-давно, а именно восемьсот лет назад, на нашей планете существовала загадочная цивилизация, которая смогла построить космический корабль «Небесная птица». Этот корабль отправился в космическое путешествие и, как рассказывают легенды, побывал на многих планетах, в том числе на этой. Трижды корабль улетал в космос и привозил оттуда удивительные трофеи, товары и знания. Но из третьего путешествия корабль не вернулся. Никто не знает, в какой черной дыре он завершил свои дни.

– А почему ты уверен, что тут изображена именно «Небесная птица»?

– Ты никогда бы не догадалась показать вот этот боковой выступ. Ты не знала, что нос корабля чуть-чуть сдвинут вправо из-за столкновения с метеоритом, а вот здесь, возле дюз, есть вмятина от удара снаряда – след встречи с пиратским кораблем.

– И никто не знает, где «Небесная птица»…

– Закончила свои дни? Никто!

– А я видела фотографию…

– Фотографию чего?

– Фотографию этого силуэта.

– Ах, оставь! Ты видела фотографию, снятую с наскального рисунка – единственного аутентичного материального свидетельства. Да и наскальный рисунок был найден всего шесть лет назад. До этого рассказы о «Небесной птице» передавались из уст в уста…

– Это была фотография… не очень хорошая фотография, но на ней можно было разобрать какие-то камни, даже растения… Это был большой корабль?

– «Небесная птица» – громадный корабль.

– Значит, его сфотографировали.

– Кто? Где? Что ты говоришь?

– Пока я ничего не могу тебе сказать. Но основания для размышления у меня появились!

И как ни добивался ее новый друг ответа от Коры, она ничего ему не ответила. Она же не знала, где и когда профессор Гальени (или кто-то другой) сделал эту фотографию. И, главное, она не знала, куда делась фотография потом и кому она понадобилась. Неужели, думала она, эти самые изоляционисты с Ксеро заслали сюда своего шпиона, который пытается помешать следствию? Ну что ж, на свете все возможно. Надо учитывать и такую возможность.

* * *

После обеда Кора включила посильнее отопление в своей палате и оставила с яйцами Орсекки. Сама же решила, пока не поздно, разгадать тайну похищения тела профессора из морга.

На этот раз она не стала никого приглашать с собой, потому что Орсекки, бывший на опознании ощипанного профессора, точно рассказал ей, где это тело было обнаружено: в небольшом грязном болотце, на задворках торгового центра, там, где кончаются склады. Место это безлюдное, даже неприятное. Городские власти уже третий год собираются его расчистить и устроить здесь спортивную площадку.

Кора не спеша прошла торговой улицей, куда выходили витрины двух десятков магазинов и одной сувенирной лавки. Больше и не требовалось, подумала Кора, взглянув на ее пыльную витрину, где стояла пыльная аметистовая друза, две фигурки из стелющейся березы, модель каравеллы Колумба «Санта-Мария» и кокосовый орех.

Несмотря на разгар дня, магазины почти пустовали, потому что в городе почти не было бездельников, а детей и женщин немного: далеко не все шахтеры и изыскатели привезли сюда семьи.

Некоторые узнавали Кору – о ее судьбе и приключениях не раз уже рассказывала местная видеогазетка, раскланивались с ней.

– Как там ваши яйца, инспектор? – спрашивали ее без издевки, а даже с сочувствием. В конце концов, каждый может попасть в передрягу. Среди шахтеров, кстати, встречалось немало рисковых ребят, которые уже сменили не первое тело.

– Насиживаю, – отвечала встречным Кора, которая не обижалась на неделикатные расспросы.

– Заходите ко мне, – позвал ее вышедший из бара его толстый лысый владелец. – Выпейте пива. Кормящим матерям полезно.

Он беззлобно расхохотался.

На его смех вышел на улицу владелец открытого напротив магазина «Натуральный продукт».

– Может, присмотрите чего-нибудь для ваших деток? – спросил он.

Владелец бара был толст и велик, а хозяин магазина натуральных продуктов – мал и похож на зайчика. Два больших передних зуба прикусывали нижнюю губу, а глазенки были черными и остренькими.

– Мои детки еще не вылупились, – объяснила Кора.

– Но мамаши всегда заранее подбирают для них нужные вещички, соски, клизмы и пирамидки.

– Ну уж с сосками ты загнул! – расхохотался владелец бара. – Чем же они сосать будут, клювами, что ли?

– Неважно. У каждой матери свое чувство к детям.

– А откуда же у госпожи инспектора может быть куриное чувство, если у нее мозги земные, человеческие?

– А тело? А примат тела над духом? – крикнул маленький хозяин магазина. – Пройдет две недели, и она сама их будет грудью кормить.

– Грудью курицы не кормят, – прогудел владелец бара.

– Смотря какие курицы.

Кора между тем миновала их и пошла дальше, прочь от центра.

– Эй! – крикнул ей вслед хозяин магазина. – Вы что, на болото, что ли, собрались?

– Да, – сказала Кора, обернувшись. – Я хочу посмотреть место, где нашли тело профессора.

– Глупая история, – заметил владелец бара. – И кому понадобилось измываться над телом?

– А я с тобой не согласен, – возразил хозяин магазина. – Здесь смысл в целесообразности. Как на старых космических кораблях: ничего не теряется зря, ничего не пропадает. Все человеческие отбросы после переработки приобретают первоначальный вид – воды, кислорода, азота. Ведь кислород, полученный из экскрементов, не хуже того, что выработан листьями дуба.

– По твоей теории, – сказал владелец бара, – покойников лучше всего перерабатывать на костяную муку.

– Раз им суждено стать удобрением, то лучше не лицемерить, – согласился хозяин магазина. И, как бы ставя точку на своих рассуждениях, крикнул вслед Коре: – Я прав, инспектор?

– У природы свои законы, – отозвалась Кора. – У разумных существ другие. Нам бы лучше их совмещать, а не спорить, какие правильнее.

20
{"b":"32205","o":1}