ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Обгоняя их, Кора сказала: «Простите», и при виде ее скорпион ахнул:

– Она не опасна?

– Нет, это инспектор ИнтерГпола, – ответила молодая дама. – Она угодила в чужое тело…

Окончания ее речи Кора уже не слышала.

В палате все еще спали, и Кора, благодарно согреваясь, привалилась к туше Орсекки. Цыплята попискивали во сне, они тоже прижались к теплому археологу.

Проснулась она от оглушительного писка: медсестра принесла миски с рассыпчатой гречневой кашей, и цыплята сходили с ума от желания скорее ее склевать.

Орсекки продрал глаза и сразу спросил:

– Ты никуда не ходила ночью? Мне приснилось, что тебя не было.

– Знаешь, – призналась Кора, желая сказать что-нибудь приятное археологу, – кажется, я распутала это преступление.

– Кто? – громко и, как показалось Коре, удивленно спросил Орсекки. – Кто тот злодей?

– Я скажу тебе сегодня же, к вечеру.

Пока ее соседи по палате завтракали, Кора отправилась к местному врачу. Тот уже сидел в ординаторской, просматривал истории болезни пациентов.

– Доктор, – спросила Кора, – можно ли мне получить на час вертолет с фотокамерой?

– Обратитесь к Греггу, – ответил местный врач. – Вертолет находится в его распоряжении.

– Вот именно этого мне и не нужно, – ответила Кора. – Мне хочется получить вертолет помимо него, вопреки его желанию, но так, чтобы он совершенно случайно узнал, что я это сделала помимо него.

Местный врач отложил карточки и покрутил усики. Он желал казаться старше и солиднее.

– Выкладывайте, инспектор, – сказал он. – Что вы откопали?

Он прекрасно знал литературу, даже такой вопрос он, наверное, где-то вычитал.

Кора не стала скрывать от него своих подозрений. Но ей надо было их доказать.

– Все так просто, – сказал на это местный врач. – Сейчас в нашем городе находится вице-директор компании «Вграй», который приехал для переговоров о строительстве гостиницы. Я думаю, он сможет разрешить ваши сомнения и помочь вам найти доказательства.

– Вы душка, – заявила Кора. – Вы самый очаровательный мальчик на всей планете. Хотите, я вас расцелую?

– Большое спасибо, – поспешил с ответом врач, и Кора перехватила его испуганный взгляд, направленный на ее желтые лапы. – Но если вы не спешите, я предпочел бы целоваться на следующей неделе.

– Отлично. Я пошутила, – сказала Кора и поняла, что теперь положит всю сознательную жизнь на то, чтобы отомстить этому наглецу.

Вернувшись в палату, Кора сообщила Орсекки, что ему придется задержаться, так как интересы дела требуют, чтобы она отлучилась еще на час. Но тут Орсекки взбунтовался. Он заявил, что при всей любви к Коре он не может манкировать работой – ведь от результатов раскопок зависит судьба его планеты.

– А если бы нашлась «Небесная птица»?

– Прекрати издеваться надо мной!

– А если?

– Тогда мое имя выбили бы золотыми буквами на всех мраморных досках нашей империи! – воскликнул петушок.

– Ладно, – сказала Кора, – будут тебе доски. Иди копай. Если найдешь еще одну пуговицу, напиши об этом поэму!

– Мы не пишем стихов, – гордо ответил Орсекки.

Оставшись одна, Кора решила заняться птенцами. Им уже третий день, а живут они предоставленные самим себе, словно у них нет матери.

Птенцы были пушистыми, ласковыми, говорливыми, и ее материнский взор уже научился их различать. У старшего, Чука, на затылке был белый хохолок, средний, Гек, при ходьбе смешно крутил задом, а младшая, Мила, была попрыгунчиком.

Малыши возились, лазили по Коре, как по горе, и ей было смешно наблюдать за ними и трогательно ощущать их доверчивость и даже нежность к себе – к ее большому теплому телу.

Уже на третий день у них кое-где стал выпадать пух, уступая место перышкам. Чук обещал стать черно-оранжевым петухом, Мила пошла в нее, в Кору, и будет пеструшкой, зато Гек совместил в своей окраске цвета брата и сестры.

Цыплята были постоянно голодны и требовали еды. Хорошо, что еще вчера Орсекки притащил два мешка орехов, – иначе бы больница не справилась с их питанием.

Поддавшись настойчивым требованиям детей, Кора дважды покормила их до обеда.

Во время одной из кормежек заглянул врач, он сообщил, что смог добыть для Коры геологический вертолет. На пять часов пополудни. Не слушая благодарностей, он тут же сбежал из куриной детской.

– Погодите, Мурад! – окликнула его Кора. – У меня к вам последняя просьба. Дозвонитесь до гостиницы и узнайте, когда там будет вице-директор фирмы «Вграй».

Доктор возвратился через пять минут, но в палату заходить не стал, а сообщил из коридора, что вице-директор намерен вернуться в номер после обеда.

– Спасибо!

– Учти, он страшненький.

– Я сама страшненькая.

– Он страшнее. Зато у него красивая любовница. По имени Мария М.

– Откуда мне знакомо ее имя?

– Ее основная служба – любовница господина Грегга ан-Грогги, вице-директор – лишь почетный гость.

Оттолкнув доктора и не заметив этого, в палату ворвался Орсекки. Во-первых, он беспокоился, накормлены ли дети. Во-вторых, он откопал череп древнего ксера, который притащил с собой, чтобы продемонстрировать Коре. Вид черепа вызвал приступ писклявого страха у птенцов, и Кора приказала спрятать его с глаз долой.

– Ты не понимаешь! – вопил Орсекки. – Это же замечательное открытие! Череп моего пращура на другом конце Галактики!

– Теперь ты освободился? – спросила Кора.

– Да. Я полностью в твоем распоряжении.

– Вернее всего, я вернусь живой часа через два…

– Ты в этом сомневаешься?

– Разумеется. Я же на работе.

– Перестань шутить!

– Я не шучу. Детей я поручаю тебе. Пускай из них вырастут достойные вашей планеты археологи.

– Что ты говоришь!

Кора поняла, что нервное состояние Орсекки выходит из-под контроля, и потому решила перевести разговор в более спокойное русло.

– Кстати, – сказала она, – дети растут быстрее, чем я ожидала.

– А что случилось? – Орсекки еще не успел переключить свое сознание с трагических картин на семейные сцены.

– У них появляются первые перышки.

– Перышки? – Орсекки обернулся к детям, что клевали у его ног.

26
{"b":"32205","o":1}