ЛитМир - Электронная Библиотека

– Как вы успели… Спасибо.

– Я думаю, он бы до тебя не добрался, – успокоил ее Бо Пиньязотта. – Но он мог взять тебя измором. Видела, какое чудовище? Я такого еще не видел, хотя сорок лет считаюсь хорошим охотником. У тебя зеркало? Откуда? Здесь нашла? Странно. Я смотрел, скелеты мужские, демоны…

– У демонов не бывает скелетов.

– Может быть. Тогда люди. Но воины, а зеркало женское.

– Нам нельзя здесь долго оставаться, – сказала Дороти. – Это плохое место.

– Мы знаем, – ответил Бо Пиньязотта. – Все знают. Живьем отсюда мало кто возвращался.

Нга Дин улыбался широко и бессмысленно.

– Я думала, что здесь есть оружие для нас, – сказала Дороти.

– Твой дядя говорил нам об этом.

– Почему вы не испугались ехать сюда?

– Твой дядя и наш повелитель просил об этом.

– Значит, он знал, что я сюда поеду.

– Он сказал, что ты упрямая кошка.

– Я упрямая кошка, – согласилась Дороти. – Я из рода упрямых кошек. Но теперь надо уезжать. Я чувствую, что здесь нехорошо.

– Еще бы, – согласился Бо Пиньязотта. – Я всей шкурой это чую. Ты видела, какие листья здесь на деревьях?

Нга Дин руками начал подавать отцу знаки. Бо Пиньязотта отрицательно покачал головой, потом объяснил Дороти:

– Он думал, что мы возьмем с собой кабана. Но я думаю, что это дьявольский кабан.

– И если он жил тут, то, наверное, он тоже отравлен.

Они пошли обратно, к бамбуковым зарослям. Лигонцы оставили своих коней рядом с лошадьми Дороти.

– Как же вы за мной следовали, что я вас не заметила! – сказала Дороти.

– Мы – настоящие охотники, – ответил Бо Пиньязотта, польщенный словами принцессы.

– Только сегодня на рассвете я видела ваш костер у реки.

– И догадалась?

– Нет, не догадалась.

Лошади вели себя беспокойно, переступали с ноги на ногу.

– У вас есть хороший нож? – спросила Дороти.

– Зачем?

– Вон там, на бамбуке, высоко, железное кольцо. Я хочу его снять.

Бо Пиньязотта приказал сыну срезать ствол бамбука, и Нга Дин справился с этим за несколько минут. За это время Бо Пиньязотта с Дороти осмотрели скелеты звездных людей, которые лежали, скрытые травой. Бо Пиньязотта хотел было взять с собой рыцарский шлем одного из мертвецов, но потом сам раздумал. И Дороти решила, что на нем может быть зараза.

Бамбук рухнул с шумом и застрял на полдороге в тесном лесу собратьев. Освободив его, Нга Дин легко отрезал кусок, в который влезло кольцо. И снял его.

Кольцо оказалось и на самом деле железным, с дырками, в которых, видно, были раньше камни, потому что в одной из них сохранился рубин.

– Этот обруч носили на голове, – сказал Бо Пиньязотта. – Он придерживал волосы. Будешь брать с собой?

– Не знаю, – сказала Дороти.

Уж очень грязным, непривлекательным и дешевым казался этот проржавевший, тронутый ржавчиной обруч.

Но Бо Пиньязотта положил обруч в переметную суму.

– Надо было что-то взять на память, – сказал он. – А то у тебя есть зеркало, а у нас с мальчиком ничего нет.

– Это странное зеркало, – сказала Дороти. – В нем ничего не отражается.

Она протянула зеркало старому генералу. Тот погляделся в него.

– Там дым, – сказал он.

– А когда на меня нападал кабан, – сказала Дороти, – я увидела кабана в зеркале за несколько мгновений до того, как он появился.

– Плохо, – сказал Бо Пиньязотта. – Это зеркало демонов. Может, выбросишь?

– Пускай пока оно будет, – сказала Дороти. – Я покажу его дяде.

Так как они почти ничего не взяли, то вторая лошадь, которую Дороти брала специально, чтобы нагрузить ее оружием звездных людей, пошла домой налегке.

Переночевали они в деревне ва. К тому времени воины уже вернулись с охоты на слонов и пригнали двадцать слонят. Они поражались отваге принцессы и тем более лигонцев. Вождь деревни сказал:

– Храбрость принцессы невысока, потому что она молода, неопытна и не знает опасности. Храбрость Бо Пиньязотты и его сына велика, потому что они знали, что подвергаются смертельной опасности, но их верность господину и долгу была безгранична.

Они пили некрепкое мутное ячменное пиво, слонята топтались за массивной оградой загона и плакали без своих матерей. Рядом с ними стояли ручные слонихи, которые были на охоте рядом с воинами и помогали им отнимать детей у диких слоних и убивать тех, кто злобился. Эти же слонихи несли с собой до деревни кожаные тюки с мясом и шкурами своих товарок. Они служили людям и предали слоновье племя.

Вождь племени опьянел и долго рассуждал о верности и предательстве.

На следующий день они вернулись в Лиджи.

Зеркало ни разу никого не показало.

* * *

Еще через два дня возвратился в свою маленькую столицу Бо Нурия.

В своей поездке он встречался и разговаривал с горными вождями. Они обещали ему верность, но не могли обещать силы. Теперь король отправил верных людей, чтобы нанять в Малакке португальский отряд. Если их не будет в Малакке, где голландцы их не жалуют, то следовать в Сиам, чтобы набрать там за драгоценные камни, основное богатство Лигона, отряд японских мушкетеров.

Племянницей он был недоволен.

Она презрела его запрет и рисковала собой в горах. Дядя был рад своей предусмотрительности, ибо с самого начала не поверил в ее смирение и попросил Бо Пиньязотту присмотреть за племянницей.

Зеркалом он не заинтересовался и посоветовал его выкинуть. Потом долго расспрашивал Бо Пиньязотту: неужели в горах не осталось оружия демонов?

– Мне нужны пушки, – повторял он. – Мне очень нужны пушки.

А еще через день из Рангуна приехал армянский торговец, который выполнял там некие просьбы лигонского двора. Вечером король пригласил его к ужину. И Дороти увидела его. Армянский торговец был одет как настоящий англичанин. Он даже умел говорить по-английски и, когда разговаривал на обеде с Дороти, повторял:

– Будучи христианами, мы ищем поддержки у единоверцев и надеемся быть им полезными.

Армянин рассказал, что в Рангун пришел большой, даже громадный английский корабль. Называется он «Дредноут». Это линейный корабль флота, и на нем, наверное, тысяча или больше сипаев из Калькутты. В Рангуне есть мнение среди торговцев, что мистер Джулиан Уиттли вместе с полковниками, которые прибыли на борту линейного корабля, затевает какое-то дело. Одни считали, что они захватят Рангун и сделают его английским портом, как португальцы сделали с Гоа или Макао. Другие думали, что англичане готовят поход в Аракан, недавно перешедший к Бирме и граничащий с Британской Бенгалией, откуда навстречу им двинется английская армия. Бирманский мьоза – губернатор Рангуна – даже вызывал к себе мистера Джулиана Уиттли, чтобы выяснить, есть ли правда в этих слухах. Мистер Уиттли с гневом отверг эти подозрения.

92
{"b":"32229","o":1}