ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
451 градус по Фаренгейту
Всегда при деньгах. Психология бешеного заработка
Взлеты и падения государств. Силы перемен в посткризисном мире
Мужчины с Марса, женщины с Венеры. Курс исполнения желаний. Даже если вы не верите в магию и волшебство
Тень ингениума
Книга, открывающая безграничные возможности. Духовная интеграционика
Чудо-Женщина. Вестница войны
Затмение
Ветана. Дар исцеления

И вот я в центральном зале. Щелкаю в очередной раз. Но помещение слишком велико: огонек отражается в полированных стенах, а тьма от этого кажется только кромешнее. Гашу ее, чтобы зря не тратить газ. Нужен костер. Осторожно ступаю вслепую, выставив вперед руки. На что-то с хрустом наступаю, присаживаюсь на корточки, шарю руками… Так и есть! Хворост! Я в середине! Память не подвела меня.

Пламя взялось, и уже понятно, что костер не потухнет, пока не прогорит. В пещере сразу становится светло, я поднимаю голову… И цепенею от ужаса. Прямо передо мной в странной неестественной позе стоит Сергей. Он стоит, опустившись на одно колено и наклонясь вперед, а шаткое равновесие удерживает, упершись в пол левой рукой. В правой же руке он держит перед собой что-то светлое блестящее и округлое. Я вижу его желтое, как воск, лицо и оскал исступленного блаженства на нем.

– Сергей… – выдыхаю я, но уже понимаю, что от этого он не очнется. И картина действительно не меняется.

Немного придя в себя, я поднимаюсь и обхожу это нелепое изваяние кругом. Теперь понятно, что в руке у него жемчужина. Все-таки жемчужина! Размером с яблоко. Это какой же была породившая ее морская зверюга?..

Пещера пуста. Нет ни сокровищ, ни скелетов, ни Драго. И не надо большого ума, чтобы понять: он решил, что я предала его. А разве нет? Недаром немцы говорят: «Что знают двое, то знает и свинья»… Как я посмела рассказать?! Вновь, как и сотни лет назад, он сменил свое жилище. А мне оставил на память лишь браслет месопотамской принцессы и консервированного любовника.

Я ложусь на пол возле костра, и слезы начинают душить меня. Неужели я больше никогда его не увижу?.. Я буду искать. Хотя бы для того, чтобы объяснить ему: я не предавала. Пусть я потрачу на поиски жизнь, зачем она мне теперь?.. Я закрываю глаза, чтобы только не видеть жутко-счастливую улыбку Сергея.

… Мне снится, как будто я листаю «Энциклопедию», нахожу статью про магическую жемчужину, убеждаюсь, что все в ней правда, читаю дальше, и мне становится ясно, где и как разыскать Драго… И от радости я пробуждаюсь. Сколько я спала? Час? День? Понятия не имею. Но от жара и треска горящего хвороста я просыпаюсь окончательно. Костер полыхает вовсю. Я отодвигаюсь, сажусь…

Держа в лапе плеер, Драго, с наушниками на голове, сидит напротив меня. Я вскакиваю на ноги, делаю к нему шаг… Нерешительно останавливаюсь, снова опускаюсь на пол.

– Драго, милый, – говорю я. – Прости меня. Я не хотела, честное слово…

– Не слыш-шу! – перебивает он меня и показывает когтистым пальцем на наушники. Потом снимет их и спрашивает:

– Наташ-ша, этот Бах, он ч-человек?

– Конечно, – смеюсь я сквозь слезы. – А кто же еще?

– По-моему, драк-кон, – качает он головой.

Кто владеет информацией

Маргоше Кагановой

В дверь позвонили, я вылезла из-за компьютера и пошла открывать. И открыла, даже не посмотрев в глазок. Потому что звонили именно в дверь, а не вызывали с домофона. Значит, свои: подъезд открыли ключом, а дверь отпирать ленятся. С нашими это бывает. Или кто-то из друзей: в подъезд проскочил, например, вместе с кем-то из соседей, а теперь сам удивляется, зачем это сделал, все равно ведь в квартиру звонить приходится…

Еще подумала, что надо бы наказать охламона: пусть бы вызванивал по сотовому. Типа, я закрылась в своей комнате и входного звонка не слышу. Но вместо этого я без малейшей заминки просто отперла замок и распахнула дверь.

На пороге стояли трое – два парня и девушка. В целом вид у компании был «толкинуто-тусовочный». Один парень был высокий, худощавый, в очках, с банданой на длинных, как ни странно, чистых волосах. Второй – рыжий и, наоборот, коротко стриженый, в ухе серьга, к тому же с «неправильной» стороны. Девица была миниатюрная, миленькая, черненькая, но одето на ней было непонятно что – семь хип-хоповских одежек и все без застежек.

– Вам кого? – спросила я не слишком гостеприимно, но и без особого наезда, ведь наши, вроде, люди.

– Ой, извините, что без предупреждения, – говорит девчонка, мы вашего телефона не знаем. Вы ведь сестра Каганова?

– Я и сама Каганова, – отвечаю я окончательно расслабившись. Все-таки приятно, когда на тебя падает луч славы.

– Это понятно, – улыбается очкарик, и улыбка у него обаятельная, беззащитная. – Мы не про фамилию. Мы имеем в виду того самого Каганова…

– Он недавно в интервью, – торопливо перебила парня девушка, – сказал, что многим в том, чего достиг, обязан своей сестре.

Какой милый. Но я, вроде бы как, пропустив ее реплику мимо ушей, ответила парню:

– Того, того… Ладно, проходите, все равно ведь не отстанете.

Беда с этими фэнами. Пока не расспросят о своем кумире все и вся, не успокоятся. Они немного потоптались в прихожей, потом мы вместе прошли ко мне в комнату.

– Вы в Интернете! – обрадовалась девочка, глянув на монитор. – А можно мне пока кое-что…

Она уже пристроилась на краешек кресла, и ее пальцы забегали по клавиатуре. Мне не слишком понравилась такая бесцеремонность, но, в принципе, и страшного ничего. То, что эти гости будут создавать мне неудобства, я знала с самого начала. Раз уж впустила, придется терпеть. И все-таки я хотела сказать ей какую-нибудь колкость, но тут длинноволосый одарил меня своей обезоруживающей улыбкой:

– Пусть побалуется. А мы поговорим. Меня зовут Хаммер.

– Ну, давайте, – согласилась я, усевшись на диван. – Спрашивайте. Что вас интересует?

Тем временем девчонка, мурлыча что-то себе под нос, принялась скачивать из сети какой-то гигантский файл.

– Скажите, – начал Хаммер, присев рядом со мной, – когда вы впервые заметили, что ваш брат – гений?

– Сразу, – усмехнулась я. – Все дети орут как попало, а Лео орал гениально.

Рыжий, так и оставшийся стоять возле двери комнаты с напряженным выражением лица, хмыкнул.

– Нет, а если серьезно, – чуть нахмурился Хаммер, и я заметила, что в его глазах поблескивает легкая сумасшедшинка. – Когда вы заметили, что он проницательнее, наблюдательнее и находчивее других?

Я поняла, что мне не нравится в его тоне. Этакая журналистская официозность и отстраненность от вопроса. Как будто задает он его по обязанности, сознавая его нелепость. Уж, не из газеты ли они? Мне не жалко, но все-таки тогда предупреждать надо, а не прятать в кармане маленький цифрофовой диктофончик.

– Замечательно! – сказала девушка, ни к кому не обращаясь, и я увидела, что она запускает пишущий сидюк. – Резак рабочий.

Она достала из своей холщовой сумки упаковку болванок, сунула одну в дисковод и щелкнула мышью на «прожиг». Ну, это уже слишком.

– Послушайте… – начала я.

– Кира, – откликнулась девочка, старательно изображая трогательную улыбку.

– Послушайте, Кира, мне, конечно, не жалко, но надо, все-таки, спрашивать разрешение…

– Бросьте, ну что тут особенного, – вмешался Хаммер.

– Да ничего! – на этот раз его обаяние на меня не подействовало. – Вламываетесь, как к себе домой, лезете в Интернет!..

– Слушай, ты, – очень неприятным тихим голосом сказал Рыжий. – Успокойся. – И плавно повернул защелку двери.

– Я папу позову! – вскочила я, забыв, что родителей еще нет. – Па…!

Рыжий метнулся ко мне, выдергивая из кармана руку с ножом, и холодное лезвие коснулось моего горла.

– Сидеть! – прошипел он. – И молчи. Нам нужен Интернет. Мы будем качать всю ночь.

– Если не будешь делать глупостей, мы тебя не тронем, – успокоил Хаммер, его лицо утратило прежнюю беззащитность и было теперь напряженно серьезным.

Но родители, оказывается, уже пришли, я просто не слышала, и мой выкрик все-таки услышали.

– Маргоша, что там у тебя? – раздался папин голос из-за двери.

Я потеряла дар речи.

– Отвечай!!! – прошипел Рыжий, отведя нож в сторону. Я глубоко вздохнула и неожиданно пискнула:

6
{"b":"32260","o":1}