ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
К черту всё! Берись и делай! Полная версия
Моя Марусечка
Лучшая неделя Мэй
Начало пути
Мой путь к мечте. Автобиография великого модельера
Большое нескучное счастье. Любовь, семья, дети и деньги
Элоиз
Lithium
Дочь двух миров. Испытание
Содержание  
A
A

Привычным движением Сабинин сунул руку под пиджак, зорко сторожа их движения.

И опоздал.

Справа от него дважды ударил браунинг – негромко, хлестко. Клаус, подломившись в коленках, грянулся на доски так, словно уронили с высоты мешок с зерном. Нож отлетел в сторону, и Сабинин, вскочив, не теряя времени, отбросил его ногой под стол. Взял на прицел оставшихся, оторопело застывших в проеме.

Клаус, громко шипя сквозь зубы от боли и обеими руками ухватившись за правую ногу, корчился на полу. Как ни странно, он не орал в голос, хотя ему было, несомненно, больно, – битый волк, надо полагать, даже в таком положении не хотел лишнего шума…

– Ну что, гротескная пародия на анархистов? – без всякого волнения сказала Надя. – Продолжим теоретический диспут?

– Не надо… – пропыхтел Клаус. – Извиненьица просим, кто ж знал… Словами можно было объяснить, политики вы ср… – И замолчал, справедливо опасаясь ожесточить еще более своего хорошо вооруженного противника.

– Считаю до десяти, – хладнокровно сказала Надя. – Если на счете «одиннадцать» ваши морды еще будут маячить в пределах видимости, гробовщикам работы прибавится… Ну?

Двое, двигаясь невероятно проворно и ловко, подхватили стонавшего Клауса под мышки и, несмотря на его немаленький вес, прямо-таки бегом кинулись по дорожке со своей глухо охавшей ношей. Воцарилась победная тишина.

Сабинин задержал ее руку, когда она прятала пистолет в сумочку, – ага, браунинг первый номер, гораздо легче того, что носил он, но все же весивший фунта полтора. Игрушка не из категории дамских…

– Пожалуй, нужно уходить, – спокойно сказала Надя. – Ночью, в тишине, выстрел далеко слышно. Еще нагрянет какой-нибудь ретивый патруль, объясняйся потом… Вторую бутылку не забудь, мы ее так и не распечатали, к чему добру пропадать?

– Куда теперь? – в некоторой растерянности спросил Сабинин.

Надя подошла к нему, пару секунд всматривалась в лицо, потом порывисто подняла руки, закинула ему на шею, прижалась и крепко поцеловала в губы. Отстранилась, шепнула на ухо:

– Я прекрасно знакома с твоим пансионатом. Входная дверь там по известным соображениям никогда не запирается на ночь, а подглядывать за соседями по тем же обстоятельствам не принято… Не в мой же респектабельный «Савой» ехать посреди ночи?!

…Он имел все основания быть довольным собой, лежа в сладкой усталости и лениво пуская дым. Молодая красавица, о которой наверняка нескромно мечтали едва ли не все сталкивавшиеся с ней на улице мужчины, прильнула к его плечу, засыпав лицо волною распущенных волос, – в полной его власти после всего, что позволяла этой ночью, покорная и пригревшаяся, отдававшаяся беззаветно и пылко… отчего же на душе скребли кошки?

Да исключительно оттого, что какая-то частичка сознания так и осталась свободна от романтических чувств…

И оттого, что очень многое пока что не решено.

– Ты не заснул? – прошептала в ухо Надя.

– Нет, – сказал Сабинин. – Мне хорошо. Понять бы еще, зачем я тебе…

– Ох, Коленька, ты способен даже из нежного создания сделать записную суфражистку… Вот если бы т ы проявил инициативу, тебе, уверена, и в голову бы не пришло терзаться сейчас подобными вопросами… Мне тоже хорошо, вот тебе и весь ответ. Устраивает?

Он кивнул, поглаживая ее по щеке. Длинная прямоугольная полоса лунного света лежала на полу, упираясь в дверь, стояла тишина – даже если кто-то, помимо них, и не спал, толстенные кирпичные стены старинного здания не пропускали ни единого звука – и на столе загадочно посверкивало в бутылке недопитое шампанское.

– Тебе надо будет как-то уйти к утру…

– Милый Коля, ты уже заботишься о моей репутации… – Надя, едва прикасаясь, погладила его шею кончиками пальцев. – Уверяю тебя, в такой заботе нет нужды. Утром я преспокойно отсюда выйду через парадный ход, сяду на извозчика и поеду в «Савой» – и меня совершенно не волнует, что будут думать эти российские гавроши, из которых здесь пытаются сделать бомбистов. Чует мое сердце, что я снова тебя шокировала, но ничего не могу с собой поделать… Коленька, знаешь, чем ты меня буквальным образом пленяешь? Тем, что так ни разу и не попытался нести чушь насчет внезапно вспыхнувшей в твоем сердце пламенной любви. Поверни голову, милый, я тебя поцелую, а то постель ужасно узкая, если стану ворочаться, еще на пол упаду… Вот так. В самом деле, милый, в тебе нет фальши, а женщины это ценили и будут ценить. Я тебя не разочаровала?

– Ты великолепная, – сказал Сабинин. – И непонятная.

– Ну, такова уж женская душа, – тихонько засмеялась Надя. – Насквозь непонятная. А за «великолепную» – спасибо, вот и сейчас нет фальши. В общем, ты на меня в чем-то ужасно похож, ты тоже относишься к жизни естественно и просто. Как это ты тогда говорил? «Жизнь – мазурка»?

– Это не я говорил, – поправил он машинально. – Это – ротмистр Извеков…

И по какому-то неисповедимому зигзагу мышления явственно увидел перед собой запрокинутое белое лицо ротмистра Извекова, убитого бунтовщиками на станции, чье название он так и не узнал, увидел пятна крови на снегу – темно-алые, ноздреватые, объемные! – и направленные ему в грудь дула ружей, и вылетевших из-за крайних деревьев конных казаков, с разбойничьим посвистом и гиканьем крутивших клинки над головой… Врете, все это, все было не напрасно! И наши выстрелы, и выстрелы в нас, и все погибшие…

– Ах да, это я сама упоминала, что жизнь наша чрезвычайно похожа на мазурку… – вспомнила Надя. – Как думаешь? Задан некий музыкальный ритм, но всякий может выкаблучивать ногами на свой лад…

– Вот это верно, – сказал Сабинин, осторожно пропуская руку под ее плечи. – Хотя и в танго, думается мне, есть своя прелесть…

Глава девятая

Моnsieur decore

Что бы там ни было вечером и особенно ночью, но сейчас рядом с ним шла молодая респектабельная дама, строгая и совершенно недоступная на вид. Поскольку стоял уже белый день и публики на улице хватало, прощание получилось абсолютно невинным, ни в малейшей степени не выходившим за рамки светских приличий: Сабинин галантно поцеловал ей ручку, помог подняться на ступеньку экипажа, извозчик подстегнул лошадь – а Надя, разумеется, так и не оглянулась.

Проводив взглядом пролетку, Сабинин повернулся к старому Обердорфу, давно ставшему верным factotum,[25] забрал у него письмо и открытку и, притворившись, будто не заметил ухарского подмигиванья ветерана, направился к кафе пана Ксаверия. Расположившись за свободным столиком, едва подавил зевок – спать этой ночью почти что и не пришлось, а день, как всегда, обещал быть насыщенным событиями.

В этом он лишний раз убедился, распечатав и пробежав глазами новое письмецо от тетушки Лотты… Небрежно бросив его на стол, в ответ на вопросительный взгляд официанта Яна распорядился:

– Никакого рома сегодня, любезный Ян. Принесите мне две чашечки кофе, самых больших, какие у вас есть, и кофе должен быть чертовски крепким…

Выпив полчашечки, закурил натощак по русскому обычаю и задумчиво смотрел на фланирующую публику, совершенно ее не видя.

Ребус, который предстояло решить, умещался в тот самый краткий вопрос, что уже прозвучал вслух. Зачем он ей? Особых иллюзий на собственный счет Сабинин не питал, вряд ли он был тем самым роковым красавцем из синематографа или с театральных подмостков, от коего женщины моментально теряют голову и, нимало не заботясь о приличиях, рушатся в его объятия, как срубленные березки. Самый обыкновенный мужчина, не красавец и не урод, выражаясь простонародно – на пятачок пучок…

Тогда? Вариантов для объяснения имелось всего два. Эта красавица-эмансипе, пренебрегающая обывательской моралью совершенно в духе мыслителя Ницше, попросту решила пойти навстречу естественным инстинктам, проще говоря, сделать очередным любовником первого подвернувшегося под руку подходящего мужчину. Дело совершенно житейское, как выразился бы старина Обердорф.

вернуться

25

factotum – доверенное лицо (лат.).

32
{"b":"32303","o":1}