ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Микро
Совершенная красота. Открой внутренний источник здоровья, уверенности в себе и привлекательности
Лавр
Темные стихии
Женщина глазами мужчины: что мы от вас скрываем
Счастливы по-своему
Склероз, рассеянный по жизни
Попутчица. Рассказы о жизни, которые согревают
Вальс гормонов: вес, сон, секс, красота и здоровье как по нотам
Содержание  
A
A

– Тогда действуйте, черт вас побери!

– Да в чем дело?

– Один из троих – агент русской тайной полиции, – сказал Бестужев. – Я не знаю пока, кто именно, но в том, что среди них есть агент, не сомневаюсь. Как и Хаддок, кстати, – иначе бы он меня к вам и не присовокупил… Осталось слишком мало времени, чтобы попытаться провести расследование. Гораздо проще запереть всех троих под надежный замок. Потом разберемся, извинимся перед невиновными, они поймут и не обидятся, знаю я революционеров…

– Но выгрузка…

– Я тоже знаю тех, кто должен нас встречать, – нетерпеливо сказал Бестужев. – Об этой стороне дела не беспокойтесь. Ну, долго вы будете на меня таращиться? Вызовите шестерых матросов, по двое на пассажира, и пойдемте по каютам.

– Но Хаддок…

– Я отвечаю перед Хаддоком! – рявкнул Бестужев. – Я, а не вы! Беру на себя всю ответственность! Вам написать расписку? Или без нее сообразите, что дело пахнет жареным?

Помощник колебался, но Бестужев видел, что уже сломал его – уверенным тоном, постоянными ссылками на майора или, как выражаются нижние чины, нахрапом. По характеру Смайльс не из командиров, безупречный исполнитель, и только – иначе почему так долго ходит в помощниках? И теперь Смайльс, получив два взаимоисключающих указания, готов с радостью свалить всю ответственность на того, кто согласен ее принять. Да и «сибирские соляные рудники» действуют на воображение – именно они с легкой руки зарубежных щелкоперов отчего-то стали символом якобы творящихся в Российской империи ужасов. Впрочем, туда и в самом деле попадают иногда иностранные контрабандисты и те, кого поймали на запрещенных промыслах вроде добычи морских котиков в российских заповедных водах…

– Ну что же вы стоите? – рявкнул Бестужев.

Вздохнув, помощник направился к двери.

Оказалось, что рыжий все же обладал некоторыми способностями к тактике: по его команде двое дюжих матросов, ступая почти бесшумно, вошли в первую каюту, где тотчас же послышалась отчаянная возня. В это же самое время еще четверо, разбившись на пары, ворвались в другие отведенные боевикам помещения. Все было проделано быстро и ловко, но они вытащили в коридор лишь Федора и его молодого напарника. Каюта Кудеяра оказалась пустой,

Как ни брыкались схваченные, их быстренько связали по рукам и заткнули рты не особенно чистыми тряпками.

– Нужно разослать матросов по судну искать третьего… – сказал Смайльс, отчего-то запыхавшись – как будто он тоже принимал деятельное участие в схватке, а не простоял все это время с Бестужевым в коридоре.

– Не самая удачная идея, – тихонько сказал Бестужев ему на ухо. – Вы представляете, как эта орава начнет носиться по кораблю? Будто стадо слонов. Они его вспугнут тут же, а он вооружен. Нельзя доверять низшим классам столь серьезное дело…

Он попал в самую точку – прекрасно успел усвоить за эти сутки с небольшим, что господа джентльмены относятся к тем, кого социал-демократическая пропаганда именует пролетариями, немногим лучше, чем к рабочему скоту. Вот и сейчас, несмотря на всю серьезность момента, Смайльс не сам вызвал матросов и отдал им приказы, а через боцмана общался…

– Пожалуй, вы правы, – сказал Смайльс. – Все равно, что поручить дюжине поденщиков ловить мышь в гостиной титулованной леди. Что вы предлагаете?

– Нужно их быстренько запереть, – сказал Бестужев. – Мы не особенно и нашумели, третий ничего не должен заподозрить… Где он может быть, черт возьми?

– Он любит бывать у второго помощника, играет там в шахматы…

– Тем лучше, – кивнул Бестужев. – Пусть себе играет и дальше. Попозже извлечем, тихо и деликатно…

Упиравшихся боевиков поволокли куда-то вниз, в жаркие, пахнущие машинным маслом и ржавчиной недра судна. Витые железные лесенки, толстые трубы под потолком, осклизлые от мерно капающей воды, ставший гораздо ближе размеренный грохот машин… ну и лабиринты, господи прости! Шагавший последним Бестужев старательно запоминал дорогу.

Обмякших боевиков – терпение не отличавшихся деликатностью матросов лопнуло быстро, и оба получили по парочке полновесных ударов, после чего сопротивляться перестали вовсе, – бесцеремонно забросили в какую-то дверцу, заперли на висячий замок и вручили ключ старшему помощнику.

– Отошлите матросов, – тихонько посоветовал Бестужев. – У меня появилась совершенно гениальная идея. Господи, вот это план! Как мне раньше в голову не пришло?

Заинтригованный Смайльс что-то протрещал на языке туманного Альбиона, сделав столь пренебрежительное движение рукой, что ему позавидовал бы иной российский спесивый сноб. Матросы гуськом потянулись к лесенке. Помощник придвинулся ближе, сгорая от любопытства:

– Что вы…

Бестужев почти без замаха, но сильно, жестоко ударил его под душу. Подхватил обмякшего, прямо за шиворот морского кителя из отличного английского сукна, не дав упасть. Выхватил ключ из ладони, в два счета отпер замок и головой вперед забросил рыжего внутрь, во тьму, где на куче промасленных тряпок валялись еще не пришедшие в себя толком боевики. Но предварительно забрал браунинг мистера Смайльса, поскольку арестованным огнестрельного оружия иметь при себе не полагается…

Увы, пистолет Смайльса оказался незаряженным – рыжий чересчур уверенно себя чувствовал, надо полагать. Хмыкнув, Бестужев присел на корточки, затолкал бесполезный браунинг под какую-то трубу, холоднющую и склизкую, распрямился и повернул назад.

Как ни пытался запомнить дорогу, но все же едва вырвался назад по лабиринту железных лесенок, узких коридорчиков и переходов. После мрачных недр корабля даже серое море и серое небо показались чудесным пейзажем, а прохладный ветер был восхитителен…

Опасность уменьшилась, но не исчезла вовсе. Во-первых, Кудеяр где-то на свободе. Во-вторых, нельзя затягивать нынешнее состояние дел, нынешнее status quo[56] до бесконечности. Рано или поздно кто-нибудь примется искать Смайльса по служебной необходимости, поиски расширятся, дойдут до матросов, которые бесхитростно поведают, что мистер Смайльс, велев им запереть двух пассажиров, остался с третьим у врат узилища, после чего они его и не видели. Тут и самый глупый англичанин догадается, что следует незамедлительно взять за ворот этого самого пассажира, заглянуть ему в глаза и задать парочку каверзных вопросов…

Будем считать, что времени нет совсем. Так на что решиться и с чего начать? А вдруг…

Он выхватил бинокль из футляра и с яростной надеждой стал обозревать горизонт. Напрасно. Виднелось в отдалении несколько дымков, но это ни о чем еще не говорило. Ну что же…

– Руки подними, сволочь, – раздался сзади знакомый, увы, отнюдь недружелюбно звучавший голос. – И без глупостей, иначе пристрелю…

Бестужев медленно поднял руки, уже понимая, что все пропало. Кудеяр, на сей раз чисто выбритый подобно актеру, стоял неподалеку, наведя на него браунинг. Он ничуть не изменился за эти несколько дней, вот только глаза поблескивали горячечно да лицо заметно осунулось.

– Сбрось бушлат, – скомандовал Кудеяр.

Пришлось подчиниться – Бестужев стоял слишком далеко для броска, даже неопытный стрелок не оплошал бы, успел, а Кудеяр не из растяп и неучей…

– На четыре шага – назад!

Бестужев отступал, пока не почувствовал спиной холодные перила. Держа его под прицелом, не отводя глаз, Кудеяр присел на корточки и на ощупь проверил содержимое карманов. Нашарив револьвер, удовлетворенно хмыкнул:

– Другого оружия, как я понимаю, у тебя нет… – И, выпрямившись, надел бушлат на себя. То ли оттого, что ему было зябко в одной лишь шерстяной фуфайке на прохладном ветру, то ли не хотел терять лишнее время, доставая из карманов оружие и патроны.

Бестужев скосил глаза влево – нет, их не видно из рулевой рубки, их никто не видит, одни на пустой палубе… Бинокль все еще был зажат в руке, но толку от него никакого.

– Вас что, кто-то предупредил? – спросил он хмуро.

– Вот именно, любезный… как же вас все-таки по-настоящему зовут? Впрочем, это уже и несущественно. Угадали. Успели вовремя предупредить о происходящих на борту странностях… Интересно, на что вы рассчитывали? Вы ведь не в состоянии связаться с берегом, и не похоже, чтобы нам успели подготовить западню…

вернуться

56

status quo – существующее положение (лат.).

65
{"b":"32303","o":1}