ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Олина, позвони Федору, пусть подгонит машину к крыльцу.

Тип в гавайке, который все еще поглаживал потревоженную руку, ожег Мазура взглядом из серии «Мы еще встретимся!»

– Мы на машине, – сказал Мазур, когда они вышли в коридор.

– Я привык на своей, – буркнул мэр. – Доверяю, знаете ли, только своему шоферу.

– Свидетеля прихватываете?

– И свидетель лишний не помешает, – не стал отпираться пан Стороженко.

– Неужели вы боитесь представителей органов? – с легким смешком поинтересовался Стробач.

– Злоупотреблений всюду хватает, – поведал мэр.

– Ну да, в этом вопросе вам можно доверять, – сказал Стробач.

Никто не стал препятствовать желанию мэра пропутешествовать на собственной машине, оказавшейся, кстати, довольно новенькой «мицубиси». Законное желание, если разобраться. Ведь он не под судом и следствием. Только в салон «мицубиси» вместе с мэром забрался и Стробач – на тот случай, если вдруг чиновничьи нервишки пустятся в пляс и господин Строженко истерическим голосом скомандует шоферу: «Гони что есть духу!» Пусть мэр и не выглядит человеком нервным, способным вдруг потерять самообладание, но кто его знает, кто и в каком омуте водится. А к чему нам эти автогонки в американском стиле по улицам тихого полусонного города?

Машина господина мэра тронулась первой, за ней Мазур на «ауди», а сзади пристроился джип охраны. Городишко был небольшой, проскочили его в две секунды, и вот уже потянулись бело-голубые хаты городской окраины, утопающие в яблоневых садах; за заборами желтели лохматые головы подсолнухов. Вскоре и дома остались позади, потянулась степь, на взгляд Мазура, в этом месте удивительно скучная и отчего-то казавшаяся грязной.

Глава шестая

В логове зверя

Когда машина Мазура и Стробача приблизилась к морю, вдоль дороги снова замелькали одноэтажные строения. Вот проехали мимо ворот с укрепленной поверх надписью из гнутых металлических прутьев – «Жемчужина».

Судя по названию, какая-то здравница. А судя по облупившейся краске ворот и запущенности подъезда к оным, здравница переживала сейчас отнюдь не эпоху расцвета. Оно и не удивительно. Россияне сюда нынче не едут, предпочитая Крым (а чаще предпочитая украинскому побережью Черного моря собственное или турецкое побережье того же моря. Или вовсе другие моря, вроде Красного или Средиземного). Своих же отдыхающих на все здравницы не хватает. Да и свои предпочитают отпуска проводить не на отшибе заштатного города, а в более цивилизованных местах…

Так, опять пустынное место, продуваемый всеми ветрами холм с россыпью камней на вершине. Ага, а вот начался бетонный забор, который, по прикидкам Мазура, будет тянуться до самого моря. Бетон весь в выбоинах, плиты покосились, походы заросли сорной травой, однако, ежели приглядеться, можно заметить следы недавней реставрации.

Стыки плит забора кое-где заделаны свежим цементом, наверняка с внутренней стороны и подпорки поставлены. А поверх ограды так и вовсе пущена колючка самого что ни на есть свежего вида. Всерьез забор, конечно, не ремонтировали, просто подправили, где уж совсем была беда вроде дыр, через которые кто хошь лазай. Словом, сделали ровно столько, чтобы хватило на короткое время…

Три машины свернули к КПП. Знакомые всем армейским людям от Камчатки до Мурманска зеленые ворота с почему-то оставшимися красными звездами и притулившаяся рядом с ними квадратная будка дежурного по КПП. Из «мицубиси» выбрались Стробач с мэром, из фиолетовой «ауди» Мазур. Из джипа никто не вылез, подышать и поразмять конечности команды не было, народ дисциплинированный. А из обшарпанной будки КПП выскочил, на ходу застегивая на поясе ремень с кобурой, небольшой, плотный, похожий на гриб-боровик дедок в спортивных штанах и брезентовой куртке. Даже если в кобуре был не огурец, а револьвер, такому бы дедку более пристало огороды охранять, а не военные объекты. А с другой стороны глядючи… Ну какой же это нынче военный объект?

– Здорово, Михалыч! – преувеличенно бодро приветствовал здешнего стража ворот мэр. – Как дела?

– Здравия желаю, Петр Викторович, – столь же бодро откликнулся дедок, явно отставник. – Как обычно дела. Да и какие у нас могут быть дела? Это у вас в городе дела…

– Мы тут с товарищами прогуляемся по территории, не возражаешь?

– Тю, да какое там возражаешь! Да хоть жить тут оставайтесь, а я вас посторожу! – и веселый дедок засеменил к двери будки КПП.

Вместе с мэром на территорию прошли лишь Стробач и Мазур. Охране из джипа, равно как шоферу Стороженко и веселому дедку с кобурой соваться на территорию было незачем.

Это была одна из заброшенных воинских частей, каких немало находится не только в Украине, но и на территории бывшего СССР. Раньше здесь, как было известно Мазуру, обитали пограничники, теперь – никто. Как говорят правители земель незалежных, им не нужно держать на морских и сухопутных границах столько солдат, сколько держала империя, ведь они живут со всеми соседями в мире, никому не угрожают. Правда, они почему-то скромно умалчивают о такой малости, как деньги, о том, что просто не по карману незалежному государству столь дорогое удовольствие, как нормальные вооруженные силы. Вот и гниет и ржавеет все то, что строилось на деньги Империи. Правда, отчего-то власти не спешат распродавать никак не использующиеся приморские земли на аукционах – под отели и прочие пансионаты. Да и понятно оно, отчего не спешат. Часть политической украинской элиты все еще располагает лечь под Запад, надеется на вступление в НАТО – вот, дескать, паны-американы, уже и места под ваши базы готовы…

Все вокруг было узнаваемо до умиления, воинские части отстраивались приблизительно по одной схеме, военная архитектура не блистала разнообразием. Вот это длинное одноэтажное строение – стопроцентно солдатская казарма, двухэтажное кирпичное здание с высоким крыльцом – штаб и секретная часть. В следующем, похожем на первое, словно клон, наверняка располагались клуб, библиотека, все как положено. Это – санчасть, это – столовая, здесь был склад, тут – стадион с баскетбольной площадкой, там – полоса препятствий.

А вот в том насыпном холме наверняка имеется бетонный бункер: убежище и запасной командный пункт. Вон там, вдали, конечно, стрельбище. Ага, а те каменные ступени – спуск к морю.

Надо сказать, все сохранилось в более-менее приличном состоянии, по крайней мере, рамы не выломаны, здания на кирпичи не разобраны, выбитых окон не так много… Даже избалованных натовских вояк можно хоть завтра сюда запустить – и большого нытья с их стороны не будет. Только вряд ли за сохранность имущества стоит горячо благодарить охраняющих объект дедков, скорее благодарить стоит месторасположение объекта – вдали от крупных населенных пунктов, растаскивать добро по домам уж дюже неудобно.

– Куда мы идем? – вдруг остановился мэр.

– А вот сюда, Петр Викторович, сюда. – Мазур показал на типичную армейскую курилку: квадрат лавочек вокруг ржавого закоптелого бака под четырехскатным навесом из крашеных железных листов.

– По-моему, вполне подходящее место для душевного разговора. Или имеете возражения?

Возражений не последовало. Они сели на лавки. На дне бака чернел толстый слой горелой бумаги. Кстати, ежели на территории вдумчиво и скрупулезно поработают криминалисты, то отыщут много всего интересного. Уж отпечатков пальцев отыщется немерено. А если потом их сравнить с отпечатками пальчиков на яхте, можно, думается, будет прийти к любопытным выводам. Да и на здешнем стрельбище наверняка полно гильз, идентичных тем, что были собраны все на той же яхте. Только не скоро прибудут сюда криминалисты, если вообще прибудут. А Мазуру заниматься такой ерундой было некогда – путь можно было пройти и более коротким путем.

В курилке положено курить, и Мазур со Стробачем достали сигареты.

– А вы умный человек, Петр Викторович, – сказал Мазур, щелкая зажигалкой. – Обошлись без глупых выходок и ненужных истерик. Спокойно проследовали с нами. И глупыми вопросами не мучили. Вот бы и дальше так.

9
{"b":"32315","o":1}