ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вундеркинд, когда впереди обозначился неспешно приближавшийся силуэт человека с непокрытой головой, направился ему навстречу, и они сошлись метрах в двадцати от ощетинившейся стволами группы. Разговор велся шепотом, не долетало ни звука – и продолжался он недолго. Вундеркинд вернулся, а незнакомец оставался на прежнем месте.

– Шагаем, – просто и буднично сказал Вундеркинд. – Все в ажуре.

Они вновь выстроились в прежнем порядке – и двинулись меж скал за маячившей впереди неизвестной фигурой. Проводник первое время часто оглядывался, потом перестал. Мазур тревожился скорее по инерции, согласно въевшимся рефлексам. Поджидай их засада, она обязательно бы вступила в дело либо на берегу, либо в точке встречи. Хотя расслабляться, конечно, нельзя, кто их знает – быть может, кому-то непременно надо подловить незваных гостей в самой что ни на есть недвусмысленной ситуации, грубо говоря, прямо на девке со спущенными штанами – накинуться, когда они начнут работать…

Обошлось, пройдя километров десять, они вышли к цели.

…Все это происходило двое суток назад. А теперь Мазур с Вундеркиндом, затаившись бок о бок в скалах, смотрели на вражье гнездо, которое за это время успели изучить снаружи не хуже, чем собственную квартиру.

Мазура упорно не покидало одно-единственное чувство – устоявшаяся злая зависть. Очень уж уютно обустроились тут ребятки Ван Клеена, очень уж удобное местечко им досталось. Почти круглая бухточка с узким проходом в море, высокие скалы – а в промежутке меж скалами и бухточкой стояло несколько капитальных строений. Два дома более-менее современной постройки, аккуратный домик, где разместился дизель-генератор, серебристая емкость с горючим, гараж, мастерские, два длинных эллинга с полукруглыми рифлеными крышами, наполовину стоявшие над водой. Инструктор рассказывал все подробно. В свое время французы возвели этот уютный уголок для своих ученых – то ли океанологов, то ли иных связанных с морем профессоров кислых щей. Потом, когда на Аравийском полуострове грянула революция и все прежние геополитические расклады в одночасье полетели к чертовой матери, американцы, изучив местность, совершенно справедливо решили, что лучшего местечка и не сыскать. С французами как-то договорились, уламывая крестом и пестом, ученую братию убрали под каким-то благовидным предлогом, и в дома над бухтой въехали хреновы ихтиандры Ван Клеена. Они лишь построили эти самые эллинги – чтобы никакая воздушная или, бери выше, космическая разведка не засекла очень быстро крохотные диверсионные субмарины, всплывавшие и погружавшиеся прямо под крышей огромных бараков из алюминиевых рифленых полос. Какое-то время им и впрямь удавалось соблюдать инкогнито, но на планете с доисторических времен существует еще разведка агентурная…

Вот и все, если вкратце. Деталей Мазур, разумеется, не знал, о чем нисколечко не сожалел. Он даже не смог определить в темноте, местный их проводник, или европеец – но и это, если подумать, не имело никакого значения. Лишь бы не заложил и не оказался двойным агентом…

За двое суток – в течение которых в берлоге так никто и не заподозрил, что рядом с ними обитают чужаки – они, подглядывая и подслушивая, узнали массу полезного. Изучили распорядок дня, высмотрели сторожевые посты (часовые, конечно же, являли собою мнимых бездельников в цивильном, через точно рассчитанные промежутки времени появлявшихся на пирсе и около домов с видом скучающих аспирантов). Совершенно точно установили, что на единственной дороге, соединявшей базу с внешним миром, пролегавшей меж скалами и морем, имеется постоянный цербер – точнее, сменявшиеся четыре раза в сутки церберы, замаскировавшие в легонькой будочке пулемет. Присмотрелись к боновому заграждению, закрывавшему устье проливчика. Выяснили, что наземная сигнализация состоит из двойной полосы датчиков знакомой системы – которую они при нужде могли мгновенно вывести из строя качественно и насовсем. Что два раза в сутки по нависавшим над домиками скалам шляется мобильный патруль из двух человек. Что один из жилых домиков отведен боевым пловцам, а второй – охране и обслуге численностью около взвода. И еще множество мелких, полезных подробностей.

Самого Ван Клеена они ни разу не видели снаружи. Вполне возможно, его на базе и не было, а это жалко – Мазур предпочел бы, чтоб «тюлений пахан», когда придет время работать, непременно попал бы под сюрпризы… Очень уж приличный счет к нему накопился.

Как выражались древние, без гнева и пристрастия. Просто-напросто по счетам нужно в конце концов платить; профессионал, занимавшийся весьма специфической работой, и сам не имеет права обижаться, когда однажды к нему нагрянут незваные гости, которых он уже достал своей бурной деятельностью…

Тиха была африканская ночь. На базе светилась лишь парочка окон – должно быть, бдила на своих специфических постах ночная смена – да полдюжины фонарей вдоль недлинного пирса, где пришвартованы две обычных моторки, у эллингов. В будочке у въезда свет не горел, но, судя по наблюдениям предшествовавших двух суток, тамошний часовой вовсе не дрыхнул, а бдил…

– Слушай, – сказал Мазур привычным шепотом. – Будем мы работать наконец?

Вундеркинд, лежавший рядом, плечо в плечо, без всякого раздражения ответил:

– Рано.

– А чего ждем, второго пришествия?

Вундеркинд поднял к глазам руку, посмотрел на светившийся зеленым циферблат:

– Минут через двадцать будет окончательная ясность. Оттуда придет человек и кое-что отдаст. Или… Или не придет, в чем лично я сомневаюсь. Он не придет в одном-единственном случае – если все же запоролся. Но при таком раскладе нас бы уже давно попытались найти и взять… Он придет. Отдаст кое-что, и начнем. Если мы гробанем это гнездо с ним вместе, начальство не похвалит… Да, между прочим, учти на будущее. Он отдаст футляр с фотопленкой. Он будет у меня, но, если что… Ее надо передать по принадлежности.

– Не каркай. Сам передашь.

– Все равно, ты должен знать на всякий случай…

– Ага, – сказал Мазур. – Надо полагать, база во всех ракурсах…

– Предупредили все же, или сам догадался?

– Сам догадался, – сказал Мазур. – Вряд ли какие-нибудь секретные документы из главного сейфа. Вряд ли таковые тут есть. И вряд ли твой человек занимает столь высокое положение, что имеет возможность беспрепятственно лазить в здешний сейф. Можно, конечно, ломануть сейф, когда мы начнем работать – но ты ж говоришь, что он принесет пленку заранее… Точно, виды этого уютного уголка.

– Догадливый…

– Работа такая, – сказал Мазур. – А потом, я так понимаю, какой-нибудь шибко революционный фронт немедленного освобождения возьмет на себя ответственность за весь тарарам, что тут произойдет? Плавали – знаем…

– Почти, – сказал Вундеркинд, усмехаясь в темноте. – Только не совсем так. Если все пройдет гладко, падкая на сенсации – пусть и не особенно прогрессивная – буржуазная пресса сглотнет лакомый кусочек. Эти водоплавающие, знаешь ли, завезли на базу кучу всякой взрывчатой хренотени, и в один прекрасный миг произошел несчастный случай. Что-то не вовремя сдетонировало, и все взлетело на воздух… Ну, а прогрессивной прессе самое время покричать о безответственности американских империалистов, устраивающих на территории суверенных государств притоны для диверсантов… Это гораздо лучше, чем взявший на себя ответственность очередной фронт…

– Точно, – сказал Мазур. – Сам придумал?

– Ну, не я один… – скромно сказал Вундеркинд. – Лишь бы все прошло качественно…

– Родной мой, – проникновенно сказал Мазур. – А для чего ж мы здесь, такие прыткие?

Он покосился на лежавшего рядом сообщника. В голове у него вновь ожили мысли, не имевшие никакого отношения ни к порученному делу, ни к суровой воинской дисциплине. Насквозь крамольные мысли, непозволительные для советского офицера. Ежели, в секунду и тщательно все рассчитав, выбросить правую руку с соответствующим образом сложенными пальцами, «клюв орла» угодит в нужную точку – и рыцарь плаща-и-кинжала вмиг отправится на небеса, так и не узнав, что, собственно, с ним произошло… За все, что он Мазуру сделал.

48
{"b":"32316","o":1}