ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вот и я – почти аналогично. Так что – не нам стенать о разграблении России, Глебчик…

В дверь позвонили – два коротких звонка. Даша какой-то миг постояла в нерешительности, потом нырнула рукой под свитер на стуле, вытащила пистолет и направилась к двери, на ходу передергивая затвор.

Прильнула к глазку. На площадке стоял мужчина лет сорока в сером пальто и шапке-формовке. Даша повернула головку замка, не снимая цепочки, держа пистолет так, чтобы его заслоняла от взгляда гостя стена.

Он, сделав плавное движение рукой, поднял на уровень глаз красную книжечку:

– Капитан Краминский, ФСБ. Я вам звонил сегодня на работу, но там сказали, что вас не будет… Созвонились с вашим начальством, и Воловиков рассказал, что вы на больничном. Что-то серьезное?

– Пустяки, – сказала Даша.

«Глубинный бурильщик» окинул цепким взглядом ее фигуру, рубашку с чужого плеча, причем мужскую, в глазах заиграли веселые искорки:

– В самом деле, выглядите вы прекрасно…

Даша, не вынимая из-за косяка руки с пистолетом, сделала книксен по всем правилам.

– Вас не затруднило бы проехать на часок к нам? Если это, конечно, не расстроит каких-то ваших планов…

Действительно, приятный баритон.

– И в чем дело? – настороженно спросила Даша.

– Это по вчерашнему случаю.

– Я же подробный рапорт написала…

Он заглянул в квартиру поверх ее плеча, явно пытаясь определить, кто там может находиться. Понизил голос:

– Ваш рапорт, конечно, подробный и ценный, но неожиданно вскрылись интересные обстоятельства… Шугуров очень просит вас заехать.

Даша колебалась. Не стоило превращаться в пресловутую пуганую ворону, удостоверение определенно настоящее, но вот это-то как раз и прибавляет сложностей – с чего бы вдруг она понадобилась «соседям»?

Должно быть, истолковав колебания по-своему, он слегка улыбнулся:

– Дарья Андреевна, я немного наслышан о ваших нежданных гостях… Вы вчера писали рапорт в кабинете номер двадцать восемь, на втором этаже. Бумага была белая, и доставал ее майор Шугуров из темно-синей папки. Я настоящий, серьезно. Или – позвоните Воловикову, он меня знает…

– Да я верю…

– Вот и прекрасно. У меня внизу машина, это займет не больше часа. Или вы так уж заняты?

Как бы поделикатнее ему сказать то, что он и сам прекрасно знает, – что менты стараются не общаться с «соседями» без крайней нужды? Тут не то чтобы отношения кошки с собакой, но история вопроса крайне сложна и запутанна, бывало всякое, да и теперь не пахнет душевным единением, отнюдь…

Он улыбнулся шире:

– Дарья Андреевна, у вас, насколько я помню, по совсем недавнему убийству проходил так и не объявившийся «Вальтер»? Точнее, «Вальтер Е-88».

– Вроде было что-то такое… – ответила она крайне осторожно. С этими обаятельными только разоткровенничайся…

– И вам не интересно будет узнать, что он опять всплыл?

– Что, вчера? – вырвалось у Даши.

Теперь уже он уклончиво улыбнулся:

– Мы бы обо всем смогли поговорить в управлении…

Даша больше не колебалась. Кивнула:

– Подождите минуточку, я мигом…

– Вы не торопитесь, я подожду, сколько нужно… – сговорчиво кивнул капитан.

Даша захлопнула дверь, бегом вернулась в комнату, наспех сунула пистолет в кобуру и сбросила Глебову рубашку. Он уже успел принести кофе и сейчас с удовольствием прихлебывал. Поднял брови:

– Кого убили, кого обокрали?

– Никого, – Даша торопливо одевалась. – В КГБ меня тащат, вот такие пироги…

– Такое впечатление, что ты этому только рада…

– Долго объяснять, – бросила она, впрыгивая в сапожки. – Через часок вернусь, ты сиди, если хочешь…

– Дашка, если тебя через час не будет, я у них под дверями митинг демократической общественности проведу, можешь на меня полагаться. Категорически потребуем твоего освобождения…

Но у нее уже не было ни времени, ни настроения шутить. Отхлебнула глоток кофе из приготовленной для нее чашки, кинулась к двери.

Глава четвертая

Бывают ли призраки пистолетов?

Майор Шугуров, черноволосый крепыш чуть постарше Даши, сегодня определенно маялся жутким недосыпом – под глазами лежали темные круги. Пока Даша выпила полчашки предложенного кофе, сам он прикончил три, и все равно то и дело морщился, потирал веки.

Даша отпила еще глоток, поставила чашку. Помедлила, но все же взяла еще конфету – она и не представляла, что морковь в шоколаде может оказаться столь вкусной. Конфеты эти хоть и производились Шантарской кондитерской фабрикой, в магазинах появлялись редко даже в нынешние рыночные времена. Должно быть, уходили в «белый дом», над которым давно уже гордо реял трехцветный флаг, но сибаритские привычки его обитателей оставались прежними (впрочем, и обитатели по большей части сидели прежние).

– Насколько удалось восстановить ход событий, все выглядело так, – сказал майор Шугуров. – Вошли двое, в камуфляже, с автоматами АКМС. Охранник мгновенно получил прикладом по голове и не успел ничего предпринять. Он умер, кстати, там же еще до того, как они сдались. Перелом основания черепа…

– Машину засекли? – спросила Даша. – Не могли же они шлепать по улицам с автоматами наперевес? Сейчас, конечно, развелось немерено всяческих камуфляжников, но все равно рядом могла оказаться наша машина, военный патруль…

– Резонно… Не нашли мы машину. Никто не обратил внимания. Итак, вырубили охранника… И по чистейшей случайности в дверь, надо полагать, буквально через несколько секунд, вошел сотрудник милиции. Лейтенант Тищенко Юрий Степанович, семидесятого года рождения, служил в отдельном батальоне ГАИ. В тот день был выходной, оружия не имел. Ухаживал за секретаршей гражданина Марзукова, Лемешевой Светланой Борисовной, семьдесят четвертого года рождения. Как полагает она сама, вероятнее всего намеревался пригласить куда-нибудь после окончания рабочего дня. Свидетельских показаний о происшедшем нет, но те, кто находился ближе других к входу, услышали возню, и тут же раздался выстрел. Скорее всего, он моментально просчитал ситуацию, как мне сказали у вас, служил срочную в десанте и приемами рукопашного боя владел прекрасно. Свидетели показали: когда двое террористов ворвались в помещение, один передвигался хромая и свободной рукой держась за живот… И предполагаю так: лейтенант входит и видит двоих с автоматами. Один стоит далеко для броска. Тогда милиционер сшибает того, что оказался ближе, и, видя, что второго не достать, пытается выскочить из здания, чтобы поднять тревогу. В него стреляют из пистолета. Пуля попадает чуть повыше поясницы, с левой стороны. Собравшись с силами, он все же выскакивает… Следует второй выстрел.

– Вот это уже я видела… – сказала Даша. – Он упал буквально через два шага…

– Второй выстрел положил его на месте. Пуля попала в затылок, вышла через глаз. Мы ее нашли потом, она совершенно деформирована – угодила в стену склада. Но вторая, извлеченная из трупа, практически не деформировалась. Девять миллиметров, «Парабеллум», так называемого, «позднего выпуска» – в отличие от «раннего выпуска», где головка пули имеет форму срезанного конуса, в «позднем» она более плавных очертаний. Используется в целом ряде пистолетов – германских, итальянских, чешских, швейцарских. Но, судя по следам нарезки, выпущена была из «Вальтера П-88». Знакомы с этой машинкой?

– Только по картинкам.

– Пятнадцатизарядка, двухрядный магазин… Великолепная игрушка, но я не об этом… Мы в свое время наряду с угрозыском и РУОПом получили данные баллистической экспертизы по убийству у «Дома грампластинок». Собственно, часть экспертиз производилась в нашем НТО… Это тот самый «П-88», что использовался у «пластинки». Посмотрите, я уже заложил снимки в стереоскоп. – Он придвинул Даше приборчик из бело-красной пластмассы, изящный, как игрушечка, с красивым клеймом какой-то западной фирмы.

«А у нас похуже», – завистливо подумала Даша, приникая к окулярам. Почти сразу же выпрямилась, кивнула:

13
{"b":"32332","o":1}