ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Его подливают или подсыпают?

– Можно подлить, а можно и подсыпать. Но можно сделать и гораздо проще. Если наркотик достаточно сильный, то есть высокой степени чистоты, без примесей, концентрированный – стоит нанести буквально считанные миллиграммы на любую поверхность, после контакта с которой вы ненароком коснетесь рта и занесете отраву в организм. В вашем случае пошли по линии наименьшего сопротивления, без особой изобретательности – я проверил и те окурки, что вы оставили на площадке, и те сигареты, что еще оставались в пачке. На всех – присутствие искомой субстанции. Достаточно было провести тщательно вымазанным в наркотике пальцем по кончику фильтра, сдуть лишнее… Со стороны совершенно незаметно – миллиграммы… А вы с каждой сигареткой получали новую порцию. На ученом языке это называется «кумулятивный эффект».

– И никакого укола сквозь пачки, как в каком-то романе? – спросила Даша. – Только на фильтрах – ЛСД?

– Да. Кто-то обработал уже открытую пачку. Разумеется, я не следователь, вам лучше знать, но мне представляется, что это мог удобнее и безопаснее всего для себя проделать кто-то, имевший беспрепятственный доступ к вашим сигаретам, когда открытая пачка лежит на столе…

– Да хотя бы я, – хмыкнул Глеб.

– Иди ты… – сердито фыркнула Даша.

Это не он. Хотя бы оттого, что последние двое суток Даша с ним не виделась. Последние двое суток она провела исключительно в компании своих – то есть сослуживцев. В кабинете у себя она всегда бросала пачку на столе, и так уж сложилось, что ЕЕ сигареты из уважения к начальству стреляли лишь в редчайших случаях, каждый по неписаному этикету курил свои, выходит, промаха не могло случиться, посторонний не мог «подцепить» предназначенный ей наркотик. Но это означает… А раньше ты что, эту версию не допускала?

– Вот что я еще хотела спросить… – начала она неуверенно.

– Да? – мгновенно отозвался Роберт.

– Я, не буду вдаваться в детали, здесь сплошные служебные тайны… Скажем так: когда я уже приплывала, вдруг показалось, что отыскала решение одной головоломной загадки. Распутала наконец дело, которое веду. Могу я серьезно полагаться на умозаключения, родившиеся при таких обстоятельствах?

Роберт немного подумал:

– Все зависит от того, насколько они согласуются с деталями и реальностью…

– Предположим, согласуются, – сказала Даша. – Догадка выглядит немного фантастично, но не нарушает ни законов природы, ни законов логики.

– А эту догадку можно проверить экспериментальным путем? В применении к вашему случаю – допросами, уликами?

– Вполне можно попытаться, – сказала Даша.

– Вы знаете, я бы рискнул заявить, что к полученным таким путем выводам можно и отнестись серьезно. У ЛСД-25 есть хитрая побочная особенность, действующая, я бы сказал, не во вред, а на пользу: при его приеме возникает некое измененное состояние души. Раскрепощение фантазии, снятие неких барьеров, мешающих делать особо смелые предположения и выдвигать смелые ассоциации, совершенно неожиданные. Стимулируются воображение, фантазия, интеллектуальная деятельность. В свое время, когда открыли ЛСД-25, иные горячие головы поспешили за эти именно качества провозгласить его великолепным подручным средством для решения интеллектуальных задач и познания мира… Ну, потом-то оказалось, что ЛСД разрушает мозг в точности так, как все прежние наркотики. Однако при одноразовом приеме и в самом деле возможны… прорывы. Зависимости вы не успели приобрести, не беспокойтесь. Но по своей воле ни за что не вздумайте больше…

– Что я, дура?

– Да иногда, понимаете ли, возникал соблазн самым кратчайшим путем получить результат – хватает примеров по всей Европе…

– Значит, я могу полагаться?

– Вот когда проверите на эксперименте – можно будет сказать точно, – сказал Роберт, взвешивая слова. – Я все-таки не знаю, что у вас за задача и какие вы нашли ответы… Но, повторяю, не вижу ничего невозможного в том, что вы в «измененном состоянии души» отыскали решение какой-то сложной загадки…

…Воловиков шагал рядом с ней по асфальтовой дорожке, хмурился и внимательно слушал. Потом протянул:

– Это, конечно, многое меняет… Но, увы, не все. Прочитал я бумаги этого Роберта. Убедительно, подкреплено авторитетом науки… но, понимаешь ли, это не лечебное, не медицинское учреждение. Как ни крути, придется создать еще и официальную независимую экспертизу. Я привлеку Ларичева, проследим, чтобы все прошло гладко. Ты не щетинься. Я верю на все сто, что тебя траванули, но это еще нужно доказать так, чтобы от зубов отскакивало.

– Они что, и дальше будут за мной гоняться? – недовольно спросила Даша. Голова не кружилась, но во всем теле стояла этакая легкая опустошенность, результат суточных вливаний и прочих процедур.

– Постараюсь, чтобы перестали гоняться, – он глянул на свою знаменитую папку, где покоились все реабилитирующие Дашу бумаги. – Это хорошо, это уже гумага с серьезным грифом и авторитетными печатями, с подписями одного доктора и двух кандидатов… Есть что подшить в дело. На козни по стародавней привычке проще и надежнее всего отвечать гумагами. Но ты представляешь, какой ход может сделать в ответ твой неизвестный доброжелатель?

– Детский вопросик, – сказала Даша. – Употребление наркотиков. У сатанистов попробовала, понравилось, привыкла…

– Вот то-то. Нужен тот, кто тебе сигареты обрабатывал…

– Теперь-то вы не сомневаетесь, что он – возле меня?

– Теперь не сомневаюсь, – буркнул Воловиков и ради принципа поторопился добавить: – Почти… – он оглянулся на здание, где у входа нетерпеливо переминалась вся Дашина группа в полном составе. – Персональные подозрения есть?

– Нет, – сказала Даша. – Честное слово, нет, такая уж ситуация. Нужно ловить на живца…

– Как?

– Можно, это пока останется моей маленькой женской тайной?

– Слушай, не разводи кино…

– И не думаю, – сказала Даша, поддевая носком сапожка сухие желтые листья, из-за отсутствия снега все еще валявшиеся там и сям. – Какое тут кино? Я, кажется, раскрыла…

Он даже остановился:

– Что именно?

– А все, – сказала Даша тихо и серьезно. – Осталось детальки зачистить… Виктор Палыч, вы меня тысячу раз простите, но я пока промолчу, ладно? Это опять-таки не кино, не хочется идиоткой выглядеть, если все же окажется, что ухватила не кончик, а воздух… Дайте сутки-двое. Если сорвется, я вам расскажу все от начала и до конца… а если клюнет рыбка, тем более. Она должна клюнуть – как только доложит, тут же последует ответный ход… Мы что, первый раз такой договор заключаем? Наберусь дерзости напомнить, что в деле Науменко и случае с фальшивыми «пятихатками» именно такая методика привела к самым весомым результатам…

– А случай с брильянтовым колье?

– Но ведь получается – два-один в мою пользу?

– Ладно, – сказал он, подумав. – При одном условии: ты прямо отсюда поедешь в общагу милицейской школы. Я договорился, комнату освободили. Уж там-то тебя трудненько будет достать даже… – он после паузы неохотно закончил: – Своим. Дадут четкую инструкцию на проходную…

– Нет, – сказала Даша. – Никак нельзя. Блесну нужно закидывать совсем не там… Я же не девочка, Виктор Палыч, и не юный лейтенант. Мне еще пожить охота, и звездочек на погоны прибавить… Просто-напросто я совершенно твердо уверена, что убивать меня не будут. Не нужна я им дохлая – нужна совершенно живая, но такая живая, чтобы оказалось безнадежно, на все сто скомпрометированным всё направление поиска, мои векторы все до одного. Хотели бы пришить, давно бы пришили, вы это не хуже меня понимаете, а пожалуй, что и лучше… Словом, я поставлю капкан. Иначе не продвинемся. Тот, кто возле меня, – не рядовой Иксов киллер, он хорошие показания может дать…

– А ты понимаешь, что в суде законными его показания считаться не будут?

– Мне бы его только взять. Это само по себе ниточка. Ну как, благословляете? Прекрасно. Мне от вас понадобится небольшая помощь, вы тоже будете вешать лапшу…

47
{"b":"32332","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Долина драконов. Магическая Практика
Вся правда и ложь обо мне
Тарен-Странник
Темные стихии
Последний крик банши
Эверлесс. Узники времени и крови
Прекрасный подонок
Нож. Лирика