ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Эгоизм – путь к успеху. Жизнь без комплексов
Литерные дела Лубянки
Будет больно. История врача, ушедшего из профессии на пике карьеры
Конец Смуты
Строптивый романтик
Лик Черной Пальмиры
Страна Сказок. Авторская одиссея
Собибор. Восстание в лагере смерти
Исцеление от травмы. Авторская программа, которая вернет здоровье вашему организму
A
A

Мастер? Или нет? Не определить по одному-единственному слову…

Девчачьим голосом Даша пропищала:

– Виталик, письмецо возьми в ящике… Интересное.

Бросила трубку, прыгнула в машину и вдарила по газам. В агеевском дворе загнала «Ниву» на опять-таки вчера присмотренное местечко, выключила мотор, все огни. Посмотрела назад.

Прошло четыре минуты, и в окошках ярко освещенного подъезда показалась спускавшаяся к почтовым ящикам фигура. Он самый. Пошел назад в квартиру, там тщательно осмотрит, вскроет со всеми предосторожностями…

В конверте лежал сделанный беднягой Веласкесом рисунок – тот, где неизвестный стоит в обнимку с Ритой Шохиной. Риту можно узнать мгновенно, с ее кавалером гораздо хуже – то ли Агеев, то ли нет. Но если это все же он, себя просто обязан узнать, точнее, догадаться… На рисунке вопреки творческому замыслу мастера, ведать не ведавшего, что над его рукомеслом будут издеваться дилетанты, Даша, как умела, нарисовала черной пастой задорного петушка. А чтобы не оставалось недомолвок, вместо хвоста у петушка изобразила цветными фломастерами французский флаг. И рядом корявыми печатными буквами вывела: «ПОГОВОРИМ?»

Чистейшей воды провокация, конечно. Но не нарушает ни единой статьи Уголовного кодекса, даже административной ответственности не влечет. Где написано, что один честный гражданин не имеет права бросить в почтовый ящик другому не менее честному гражданину конверт с рисунком и совершенно пристойной надписью-вопросом?

Она терпеливо ждала, съехав на переднем сиденье так низко, чтобы голова не высовывалась над спинкой, глядя в зеркальце заднего вида, тщательно подогнанное так, чтобы видеть агеевский подъезд.

Через восемнадцать минут терпение было вознаграждено – из подъезда показался Агеев, прошел к гаражам, недолго возился с замками. Выехал на темно-красной «мазде» с левым рулем.

Даша и не подумала пускаться в погоню – он мог знать номер майоровой машины. К тому же свернул он на Гоголя, а значит, в центр заведомо не направлялся. Конечно, не стоило и думать, что Агеев, как пацан, кинется прямиком к гостинице – если это он стоит за всем, вряд ли способен на такие глупости…

Она поехала к гостинице «Шантарск», серой громаде, с недавних пор украшенной по торцам шикарной светящейся рекламой парочки банков. Едва распахнула дверцу и вышла, подбежал Слава:

– Лягушатник еще дрыхнет. Ребята на позиции.

– Блестяще, – сказала Даша, неприкрыто зевнув. – Пошли?

– Мне-то ты, надеюсь, веришь?

– Тебе-то я верю, – сказала она рассеянно. – Но если и ты в одночасье окажешься полковником ФСБ, не знаю, что с тобой сделаю… Не сверкай на меня столь трагическим взглядом, ладно? Ты на моем месте точно так действовал бы…

– Пожалуй… – сказал он, не глядя на Дашу.

– Сколько дал шеф?

– Двоих. Стыврина с Альбертом.

– Ну, это еще хорошо…

Оба воловиковских кадра ждали на отличной наблюдательной позиции – за огромным папоротником (или как там его) в квадратной деревянной кадке. Неизвестно, с каких дрожжей так разнесло ярко-зеленое растение, но укрытие получилось просто отличное, что твои джунгли. Уместились все четверо.

Ждали долго, то и дело бдительно делая стойку на всех, кто появлялся в коридоре – без различия возраста и пола. На курок может нажать и пацан, до этой светлой рационализаторской идеи додумались не одни лишь сицилийские мафиози…

Наконец минут через тридцать пять вышедший из лифта парень, здоровый, как лось, в кожанке с вязаными вставками на рукавах и нахлобученной на глаза норковой шапке, уверенно направился прямо к номеру Флиссака. Зыркнув по сторонам, деликатненько постучал. Был большой соблазн подождать еще и посмотреть, о чем они станут договариваться, но чутье подсказывало Даше: не будет разговора, Икс всем переговорам определенно предпочитает летальные исходы…

– Вперед! – сказала Даша.

Молниеносный бросок по коридору… В ухо «лосю» уткнулся ствол пистолета:

– Стоять! Уголовный розыск!

Он рванулся столь резко и мгновенно, что не осталось никаких неясностей. Но его уже припечатали к стене и тщательно обыскали. Как только он понял, что влип надежно, дергаться перестал.

– Ага, – сказал Славка, демонстрируя «Макаров». – За поясом был, спереди…

«Вряд ли он собирался пользоваться пистолетом без глушака, – подумала Даша, энергичным жестом руки отгоняя остановившихся поглазеть парней, вышедших из номера в конце коридора. – Такой битюг может и голыми руками придавить в два счета…»

– Паспорт, – сказал Слава. – Предусмотрительно. А то в облаву еще попадешь без документов, задержат до выяснения личности… Паспорт твой?

– А то, – хрипло отозвался «лось». – Мужики, какие проблемы? Я к Леночке…

– К какой?

– Тут живет. В пятьсот шестом. Вчера в «Шантаре-матушке» познакомились, дала этот адресок и звала в гости…

– А где цветы с шампанским? – хмыкнула Даша.

– Потом хотел в буфет сходить…

– А пушка откуда?

– Нашел. У перехода. Хотел к вам отнести, у меня уже бумага написана, там, в паспорте… Да решил, сначала навещу Лену… За обложкой, на последней странице…

Славка вытащил сложенную вчетверо бумажку, подал Даше. Она бегло просмотрела. Скороходов Евгений Федорович, сиречь Лось, с грамматическими ошибками сообщал начальнику Шантарского ГУВД, что нашел у пешеходного перехода близ отеля «Шантара» пистолет системы Макарова, каковой и несет сдавать соответствующим органам, блюдя свой гражданский и моральный долг. Датировано сегодняшним числом.

Фокус был старый, но, что греха таить, безотказный. Если за гражданином Скороходовым не числится уголовно наказуемых художеств и он не проходит по розыску, придется отпустить, хотя все всё понимают… А доказать, что он шел к Флиссаку, тем более невозможно. Ветреная девочка обманула доверчивого парня, подсунула фальшивый адрес, и поди докажи, что нет в миллионном Шантарске такой Леночки…

Впрочем, Даша и не ждала от пленного каких-то сенсаций. Главное, появились основания уже крепко подозревать, что Агеев участвует в игре. А остальное приложится…

– Ладно, – сказала Даша. – Везите его, куда следует.

Постучала в дверь француза, далеко не столь деликатно, как это только что делал Лось. Вскоре изнутри заспанным голосом спросили:

– Кто у там есть?

– Там есть капитан Шевчук, – сказала Даша. – Откройте, пожалуйста.

– О, момент, я не есть вполне совсем одет…

Даша оглянулась – Славка не спустился следом за Лосем и его сопровождающими, стоял у лифта. Самому ему любопытно глянуть на двурушника-француза, или получил от шефа четкие инструкции? Воловиков давно ее знает, мог и кое-что угадать…

Щелкнул замок. Флиссак широко распахнул дверь:

– О, мадемуазель Дария! Я есть не доверять столь гран счастье… Прошу вам!

– На вам муха сидит, – сказала Даша. – Не на вам, а на вас. На мну?

Вот тут он глянул по-настоящему недоумевающе.

– Анекдот, – сказала Даша. – О тех, кто скверно знает русский язык… Войти можно?

– О, естественно…

Даша вошла, прикрыла за собой дверь и протянула ему заранее заготовленный листок из блокнота, где было четко, разборчиво выведено: «Немец и его друг уже знают, кто вы. Возможно, в номере вас слушают. Возьмите документы, деньги, все необходимые вещи и уходите со мной. Это крайне серьезно».

Француз прочитал это и на миг стал другим человеком – откуда-то из неведомых глубин выглянул второй, настоящий, жесткий и собранный. И тут же исчез:

– Мадемуазель Дария, это есть милый шутик?

– Это суровая реальность, – сказала Даша. – Слышали шум?

– Я так крепко спать…

– Это приходил… – она припомнила, как по-французски. – Ассасин.[1] За вами. Я не шучу. Давайте… В темпе.

Они какое-то время смотрели друг другу в глаза, потом француз, так и не изменив маски, воскликнул:

– Тут какой-то недоразумений, но француз всегда вообще выполнять желание дамы…

вернуться

1

«Убийца» (франц.).

52
{"b":"32332","o":1}