ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
С жизнью наедине
Звание Баба-яга. Потомственная ведьма
Самоисцеление. Измените историю своего здоровья при помощи подсознания
Максимальная энергия. От вечной усталости к приливу сил
Древний. Час воздаяния
Центр тяжести
Мой знакомый гений. Беседы с культовыми личностями нашего времени
#Selfmama. Лайфхаки для работающей мамы
Инферно
Содержание  
A
A

Она, впрочем, этому искренне верила, поскольку так сказал сам Франсуа (который на самом деле был вторым сыном туземного короля и на плантациях сроду не гнулся, проезжая мимо них исключительно в папашином «кадиллаке»)…

Провинция не любит удивляться долго. Когда схлынули первые пересуды и сплетни, кроха-негритенок прекрасно вписался в жизнь уральского медвежьего угла – ну, бегает, играет в «чику» и лазит по садам, как все сорванцы. В конце-то концов, конечностей у него тоже четыре, а голова одна, и бананов не просит, поскольку в жизни их не видел…

Записали его «Петровичем» из головы – поскольку милиционеры в паспортном столе, как ни мучили мозги, не придумали, какое отчество можно образовать от имени «Франсуа». В жизни его кликали Федькой.

Куда может угодить индивидуум, наделенный классическим внешним обликом негра, но рожденный русской и воспитанный славянами в глубинке? Если только не загремит допрежь в колонию вместе с белокожими шпанистыми подельниками?

Правильно, тут и думать нечего…

Органы взяли его на прицел, едва Франсуа загребли на действительную, и после демобилизации чернокожий уралец куда-то испарился. В детали Данил не вникал, разумеется, до сих пор, но по редким обмолвкам восстановил основной пунктир: пребывал Франсуа скорее в Штатах, нежели в Африке (впрочем, краешком зацепив и Черный континент), и сгорел, когда к янкесам перебежала очередная курва в серьезном звании. Ноги-то он унес, но дальнейшая карьера пошла наперекосяк, и после различных перипетий потомок принца всплывал то в качестве волонтера казачьей сотни в Приднестровье, то частным сыщиком в краях поспокойнее. В октябре девяносто третьего он до последнего сидел в Белом доме, откуда благополучно ушел, как гвоздь сквозь туман – никому из полупьяных ментов в многочисленных линиях оцепления просто в голову не пришло, что мечущийся по улице, жалобно чирикающий что-то на непонятном наречии негритос в ненашенском костюмчике может оказаться убежденным русским националистом, известным в Приднестровье как Неро Драгуле – Черный Дракон… Последние года полтора он, правда, смирно сидел на исторической родине, заведуя чуточку загадочным частным охранным агентством.

Сейчас он тщательно разбирал автомат. Выщелкнул в карман патроны, облил детали спиртом из плоской фляжки, чиркнул спичкой. Синевато-бледное пламя продержалось недолго, но всякие отпечатки пальцев испарились начисто, нечего и искать. Поднял голову, уже не улыбаясь, спокойно спросил:

– Назад той же тропой?

Фрол кивнул, подал ему пухленький конверт. Франсуа Петрович, черный красно-коричневый, сунул его в карман, не заглядывая внутрь, пожал руку Данилу, светски раскланялся с Фролом, сел за руль и повел джип к выходу из карьера, возвращаясь к грузовику, где его прятали вместе с машиной, – спокойный, несуетливый профессионал.

Фрол, глядя вслед, задумчиво сказал:

– Деньги прячут, не считая, лишь идеалисты и профи – но какой тут, к черту, идеализм… Сколько живут те, кто его обсчитывают?

– С недельку, – сказал Данил.

Разобрал ТТ и облил его спиртом из оставленной Франсуа фляжки, щелкнул зажигалкой, присев на корточки.

– Давай и мой заодно, – Фрол протянул наган, уже с выщелкнутым пустым барабаном. – Петрович, ты что это вдруг набычился?

Данил медленно выпрямился, отряхнул колени и сказал:

– Да вот пришло в голову, не просмотрел ли я чего…

– То есть?

– Все, что происходило до сих пор, прекрасно укладывалось в систему, в штампы, в картину. И я в этом не видел ничего необычного. А сейчас вот задумался… Неправильно вел себя Бес, не по-Бесовски, право слово. М и р н о…

– Согласен. Выводы есть?

– Никаких нет, – покачал головой Данил. – Один свербеж в районе копчика…

– Предчувствия – вещь полезная, – сказал Фрол медленно. – Я в них вообще-то верю…

– За руль пустишь?

– Чего боишься?

– Сам не знаю, – сказал Данил. – Это-то и угнетает…

– Собирайся в дорогу. Тебя искали люди Карема. Ты про них и думать забыл, а они, знаешь ли, платят долги…

Данил устало кивнул. В другое время порадовался бы, но теперь в мозгу засела тягостная заноза, самое мерзкое чувство – когда ты пытаешься вспомнить что-то важное, но не можешь понять, что…

Оглянулся. Обе машины Беса уже стояли впритык к обрыву, а те, кто на них приехал, были внутри. Один из ребят Фрола шагал прочь от песчаной стены, на ходу приводя в боевое положение гранатомет «муха». Остановился, оценил позицию, поднял недлинную трубу к плечу. Ширкнула огненная полоса, грохот долго колотился о стенки карьера. Тяжелая туча песка, окутанная мутно-желтым облаком, плавно стекла вниз, и, когда песчинки осели, машин под образовавшимся оползнем уже не видно было.

…Данил повел «мерс» длинной дорогой, делая крюк километров в десять, – мимо зверосовхоза, немощеным трактом через две деревеньки, где на германские лимузины таращились, как на летающие тарелки, зато собаки с азартным лаем неслись вслед, ничуть не удивляясь, как преследовали обычно местные, побитые пьяной шоферней грузовики.

Фрол время от времени поглядывал на него, но ни разу не заговорил, и это Данилу нравилось. Неизвестно, какие инструкции получили перед отъездом из карьера молчаливые ребята в галстуках, но они сидели истуканами и ничему не удивлялись.

– Все, – сказал Данил. – Последнее место, где можно нас прихватить перед городом. Если тут никого, я дурак, извините уж…

Места тянулись безлюдные – поля в стерне, сопки, сосны. Дорога, по которой они ехали в карьер, и та, по которой возвращались, все ближе и ближе сходились, разделенные редеющим сосняком, и километра через два должны были окончательно слиться, чтобы еще через пару верст уткнуться в Кучумский тракт.

Справа – поля, благодать, а вот слева… Он открыл было рот, но увидел в зеркальце, что парни и без того бдительно смотрят влево… машина у обочины? Показалось на ходу, или торчавший у дверки мужик поднес ко рту что-то? Если…

Он так и не вспомнил потом, что было раньше – выкрик за спиной или отмеченное боковым зрением движение в сосняке, движение чего-то крупного, словно бы инородного… Господи!

Меж желто-бурых стволов выдвигалось зеленое рыло бронетранспортера, нацелившегося перерезать дорогу – но Данил уже на полном ходу ушел вправо, с дороги на стерню, вдавливая в пол педаль газа. «Мерседес» летел по сжатому полю, гремя и подскакивая, как набитая гаечками жестянка, несся на полной скорости, людей внутри швыряло и подбрасывало, и хуже всех приходилось Данилу, стиснувшему руль. Слева вдруг взлетела земля чередой высоких аккуратных фонтанчиков, еще раз, ближе, еще раз, дальше – по ним молотили из пулемета, норовя поймать в «вилку», что-то жутко громыхнуло позади. Данил мчался, бросая машину зигзагами, и не было времени ни о чем думать, уводил из-под пулеметного огня, как учили, вот только на сей раз рядом не было коллег, способных отсечь погоню. Бронетранспортер мелькнул слева, еще очередь – но легла далеко… Все! Прорвались!

Он вылетел на асфальт – «мерс» вновь подкинуло – и погнал к городу по осевой, врубив фары, понимая уже, что чадное пламя в поле вздымается от второй машины, распоротой и подожженной струей двенадцатимиллиметровых пуль. Передняя подвеска брякала, где-то что-то звякало, что-то дребезжало, но машина, в общем, тянула и руля слушалась вполне, хотя для парадных поездок вряд ли уже годилась… Когда вокруг замелькали первые двенадцатиэтажки восточной окраины, он, не колеблясь, свернул в первый попавшийся двор, затормозил, откинулся на спинку и закрыл лицо обеими руками, с силой провел ладонями от лба до подбородка, словно стирая толстый слой чего-то крайне омерзительного. Пальцы дрожали. Рядом пошевелился Фрол, сложив губы трубочкой, несколько раз шумно выдохнул – должно быть, таков был у него аутотренинг – утер пот со лба, сказал почти ровным голосом:

– Ур-рою сук… Кр-ровью умоются…

– Кто? – тоже почти спокойно спросил Данил.

22
{"b":"32335","o":1}